$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Образование

Квалификационный минимализм

28.10.2016

Взаимосвязь между квалификационными требованиями работодателей и образовательными стандартами ослабла настолько, что многие выпускники вузов или ссузов практически не способны выполнять работы, которым их обучили в наших «академиях». Им приходится переобучаться, а работодателям – тратить время и деньги на объяснение азов профессии. О проблемах качества образования, необходимости гармонизации системы образования и рынка труда мы беседуем с директором образовательного и кадрового центра «Новое завтра», членом Совета Ассоциации дополнительного образования и просвещения, кандидатом социологических наук Ольгой РУДЬ.

– Ольга Вячеславовна, в чем основные кадровые проблемы работодателей?

– Сегодня нанимателям нужны сотрудники с современными знаниями и навыками работы с новейшим оборудованием. Конкуренция на рынке труда обостряется, и больше нельзя обходиться единственным когда-то полученным образованием. Приходится пополнять знания постоянно, чтобы оставаться компетентным в своей профессии или даже в нескольких. В Европе и США дополнительное образование порой важнее для дальнейшей карьеры, чем основное.

Ведущие кадровые агентства отмечают значительный рост требований к персоналу, введение на предприятиях систем аттестации и оценки квалификации, замены нерезультативных сотрудников на более эффективных. Практикуется совмещение нескольких должностей одним работником с целью повышения производительности и экономии затрат на оплату труда.

Основные требования работодателей к современному высшему и среднему специальному образованию – профессионализация, формирование компетенций и практико-ориентированность.

Профессионализация обучения подразумевает тесную связь системы образования с рынком труда, сотрудничество с работодателями и капитализацию знаний, конкурентоспособность на рынке труда. Правильное формирование компетенций даст возможность и умение применять знания на практике, способность быстрее адаптироваться к условиям рынка труда. Практико-ориентированность образования должна нацелить на получение лишь тех знаний и навыков, которые непосредственно пригодятся в трудовой деятельности. Кроме того, важно передавать будущим работникам только актуальные знания от преподавателей-практиков. Принципиальной является возможность сочетать теоретические и практические занятия, сразу отрабатывать полученные знания на практике. Вузы и ссузы многое из этого не применяют.

– Почему образовательные стандарты высшего и среднего специального образования оказались оторванными от практики?

– Государственный классификатор профессий и должностей, а также требования к профессиональным знаниям и умениям формируют работники министерств, часто люди «в возрасте», никогда не бывшие на производстве или стройке. Но во всем мире сейчас составляют учебные программы работодатели и практики. Они решают, какие профессии нужны рынку.

Отсутствие действенного и прозрачного механизма влияния работодателей – основная причина оторванности нынешних образовательных стандартов от реальности рынка труда. В результате неформальное профессиональное образование (различные обучающие курсы) и работодатели формируют свою систему профессий и квалификаций параллельно государственной. Госсистема классификаторов используется только для правильного оформления работника в соответствии с требованиями кадрового делопроизводства, как своеобразная страховка при проверках. Но работодатели все чаще не придают значения «коркам». Они ценят только реальные компетенции, профессиональные знания, навыки и умения. Пройдут ли такой «экзамен» нынешние выпускники? А если будет внедрена независимая система оценки качества полученного образования через специальные центры оценки компетенций в рамках Национальной системы квалификаций?

– Сколько выпускников вузов и ссузов ежегодно проходят переобучение в негосударственной системе дополнительного образования?

– Обучающие курсы как вид дополнительного образования для взрослых становятся все более популярны. Мы оцениваем объем этого рынка не менее чем в 100 тыс. подготовленных слушателей в год. Это «вчерашние» выпускники вузов и ссузов и взрослые со стажем. Но общей статистики этих услуг нет.

Данную проблему мы планируем в ближайшее время представить Минобразования. Не структурирован сам рынок, не определены основные провайдеры услуг, нет официальных данных о количестве выпускников в год и профессиональных направлениях. Не известна целевая аудитория таких курсов, их дальнейшие судьбы. Центры собирают эту информацию по крупицам из разных источников, проводят собственные исследования. Данная тема даже в СМИ мало освещается, в отличие от более известного рынка бизнес-образования. Хотя по результатам исследования рынка неформального образования, проведенного в 2010 году представительством DVV International в Беларуси, именно профессиональные и языковые курсы – наиболее популярный формат дополнительного образования взрослых.

– Сколько тратят граждане и компании на переобучение?

– Частные затраты времени на обучение основам профессий, например, бухгалтера, кассира или тестировщика ПО, составляют от 1 до 1,5 месяцев при интенсивности обучения – 2–3 раза в неделю. Стоимость таких курсов – от 185 BYN (продавец) до 250 BYN (бухгалтер с нуля). Курсы по IT-специальностям – дороже, поскольку здесь основные затраты – зарплата преподавателя, а она высокая. Курсы тестировщика стоят 300 BYN. Средняя стоимость обучения на курсах – 200 BYN за 1–1,5 месяца обучения.

В компаниях на минимальную трудовую адаптацию, переобучение под реальные профессиональные потребности у рабочего уходит 2–3 месяца, у специалиста – до 6 месяцев. Только после этого они могут приносить доход. Умножьте на среднюю зарплату в отрасли и получите общую сумму затрат, т.к. все это время работодатель платит «нулевому» работнику. Прибавьте прямые затраты на ведение бизнеса в условиях постоянного снижения спроса и доходов населения.

Поэтому проблема низких компетенций волнует работодателей. Растущее число корпоративных учебных центров – отражение этой проблемы, а также желания постоянно поддерживать актуальную квалификацию сотрудников. Правда, позволить себе корпоративное обучение и переобучение могут только крупные компании, средний и малый бизнес обращается в образовательные центры, даже несмотря на то, что у них нет права присваивать профессии, разряды и квалификации.

– Какими документами вы подтверждаете обучение? Какова их юридическая сила на рынке труда?

– В Беларуси получение образования подтверждается документами государственного образца. Нам это по законодательству запрещено, т.к. мы работаем по своим учебным программам. Согласно Положению об обучающих курсах дополнительного образования взрослых, утв. постановлением Совмина от 15.07.2011 № 954, обучающие курсы удовлетворяют познавательные потребности слушателей в определенной сфере профессиональной деятельности или области знаний, а программы курсов не направлены на приобретение профессии, переподготовку и повышение квалификации руководящих работников, специалистов, рабочих (служащих).

Нам разрешено выдавать только справку государственного образца, которую никто не забирает (хотя она бесплатная). Однако мы обязаны ее выписывать и хранить (непонятно для кого). Фирменные документы (сертификат и свидетельство с вкладышем) юридической силы не имеют, но почему-то ценятся слушателями и работодателями (хотя они платные).

– Может ли изменить ситуацию в образовании Национальная рамка квалификаций?

– Если она будет создана и внедрена. Процесс идет очень медленно, без привлечения всех заинтересованных участников. Переход от образовательных стандартов к профессиональным помог бы гармонизировать систему образования и рынок труда, ориентировал бы вузы и ссузы на подготовку специалистов, востребованных работодателями. Эффективнее станет прогнозирование кадрового резерва для экономики, значительно сократятся затраты работодателей на переобучение соискателей вакансий.

– Заинтересованы ли работодатели в переходе на профессиональные стандарты?

– Работодатели хотят, чтобы выпускник имел актуальные и практико-ориентированные знания, быстро адаптировался и включался в трудовой процесс. Новый работник должен владеть программным обеспечением по профессии, знаниями и навыками по смежным специальностям, чтобы при оптимизации быстро и качественно выполнять другие задания. Рынок дипломов сменяет рынок профессиональных компетенций. Поэтому, конечно, они в этом заинтересованы.

Неформальное профессиональное образование уже нацелено на внедрение новых принципов обучения. Идет прямое сотрудничество с работодателями, организуется производственное обучение, выездные практические занятия, стажировки, формируются базы данных о вакансиях, проходят презентации компаний на последних занятиях и т.д. По итогам обучения обязательна обратная связь, чтобы оценить качество подготовки.

Учебные центры стремятся к максимальной практико-ориентированности, привлекают действующих специалистов, постоянно корректируют учебные программы в соответствии с последними изменениями в профессии и требованиями рынка труда, предлагают студентам только востребованные рынком специальности, возможность трудоустройства сразу после обучения.

– Все ли «востребованные рынком специальности» есть в квалификационных справочниках?

– Еще совсем недавно в классификаторах не было даже профессий, связанных с web-дизайном, хотя сайты создаются уже десятки лет. Есть проблемы с профессиями в сфере строительства (связанные с внедрением новых материалов и технологий), IT-индустрии (там вообще нет половины уже действующих неформально профессий), дизайне. Система образования не успевает отслеживать тенденции рынка труда. Некоторые профессии востребованы работодателями (есть вакансии на сайтах, в газетах), но не значатся в государственных классификаторах. На разработку и согласование теоретических образовательных стандартов уходят годы, а в результате они мало соответствуют тому, что нужно для первичной подготовки специалистов.

– В России для решения аналогичной проблемы дисбаланса интересов нанимателей и учреждений образования в прошлом году был создан портал мониторинга трудоустройства выпускников вузов. В этом году даже предлагалось обязать вузы выплачивать пособие по безработице своим выпускникам, не нашедшим работу. Что может заставить наши учебные заведения пересмотреть отношение к преподаванию?

– В России разработка профессиональных стандартов идет динамичнее. Предложенные инициативы значительно повышают прозрачность монополизированной системы образования, позволяют оценивать ее качество не по формальному признаку «на соответствие образовательным программам», а как полученный результат: высокооплачиваемую и престижную работу.

Как бы это негативно ни звучало, у нас спасти ситуацию может расширение платного образования и сокращение бюджетного финансирования этой сферы. Чем дороже будет образование, тем больше школьников задумается о необходимости поступления в вуз и тем меньше будет абитуриентов. Вузы начнут бороться за них и за качество обучения. Прежде чем вложить немалые деньги в образование, абитуриент будет изучать данные о выпускниках вузов, их карьерных успехах, рейтингах университетов, зарплат в данной профессии и востребованности у работодателей.

– Как изучать данные о выпускниках и их карьерных успехах, если их нет?

– Отсутствие данных о положительных и успешных результатах – как раз и есть важнейшая информация о «качестве» нашего образования. Если бы такие данные были обнародованы официально – случился бы коллапс. Родители вместе с детьми потребовали бы вернуть их деньги. Именно потому эти данные закрыты, хотя внутренние исследования проводятся. Государственные учреждения обязаны мониторить ситуацию в соответствии с требованиями системы контроля качества ISO, которую их заставили внедрить.

Беседовала

Елена ПЕТРОШЕВИЧ