$

2.1213 руб.

2.4235 руб.

Р (100)

3.2040 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ИТ-технологии

Кому найдется место в «новой экономике»?

22.06.2018

На прошлой неделе Палата представителей одобрила Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики» «за» проголосовали 98 из 99 депутатов. Выступление первого вице-премьера Василия Матюшевского перед парламентариями удивило не только слушавшую его аудиторию, но и обратило на себя внимание всех новостных ресурсов.

Руководители Совмина на встречах с депутатским корпусом обычно рапортуют об успехах белорусской экономики и ставят задачи повысить объемы производства, нарастить экспорт, решить конкретные проблемы в той или иной отрасли. В этот раз первый вице-премьер говорил преимущественно о перспективах, заглядывая в будущее. Его доклад оказался неожиданно и позитивным, и откровенным, а взгляд на текущую ситуацию местами шокирующим, о чем свидетельствовали вопросы депутатов.

Государство осознает, что существующие рабочие места на традиционных производствах и в привычных отраслях экономики в обозримом будущем неминуемо исчезнут. Это уже не гипотезы или теории ученых. «Далеко не все и не всегда правильно осознают суть цифровой экономики. Между тем цифровые технологии меняют современную жизнь и цивилизацию. Речь идет о полной автоматизации ручного труда. Заводы без рабочих и поля без крестьян все чаще становятся реальностью. В ближайшее время мы увидим исчезновение и многих других профессий. Но чем будут заняты высвобождающиеся при этом сотни тысяч и миллионы людей – на этот вопрос однозначного ответа в мире пока не найдено», подчеркнул В. Матю­шевский.

В настоящее время в рамках Парка высоких технологий (ПВТ) существует около 32 тыс. рабочих мест. Этого явно недостаточно для того, чтобы поглотить огромную массу специалистов, чьи знания и навыки окажутся невостребованными вследствие наступления робототехники и искусственного интеллекта на традиционную экономику. Не хватит даже на то, чтобы сгладить последствия постепенного сворачивания неэффективных предприятий, к чему мы пришли уже сегодня. Кроме того, понятно, что запросто превратить бывших строителей, токарей, трактористов и швей в программистов не получится.

В. Матюшевский озвучил планы увеличения численности занятых в высокотехнологичной отрасли до 300 тыс. человек.

Напомним, что в Беларуси существует проект «ИТ-страна», инициированный руководителем Группы компаний «Бел­Хард» Игорем Мамоненко. Проект предусматривает создание в рамках ПВТ до 600 тыс. новых рабочих мест, причем не только за счет Минска, но и во всех регионах страны. Некоторые идеи И. Мамоненко уже нашли воплощение в Декрете № 8. Например, под льготный режим подпадает не только разработка про­граммного обеспечения, но и фактически неограниченный перечень работ и услуг, исполнение которых компании Евросоюза и США могли бы вынести в Беларусь.

И. Мамоненко не устает по­вторять: для воплощения в жизнь таких наполеоновских планов нужна еще и масштабная корректировка всей правовой базы, регулирующей бизнес. А еще необходима колоссальная система обучения и переподготовки кадров, которая бы дала необходимые знания сотням тысяч, а возможно, и миллионам людей.

Спрос, достаточный для десяти­кратного увеличения размеров белорусской «новой экономики», есть. Об этом свидетельствует тот факт, что за первые 5 месяцев 2018 года компании ПВТ нарастили выручку на треть. Похоже, что В. Матюшевский опирался на цифры, ранее озвученные владельцем инвестиционной компании VP Capital и множества ИТ-бизнесов Виктором Прокопеней. На самом деле это осторожная, почти пессимистичная оценка потенциала высокотехнологичной отрасли. Со временем она может привести в страну и 50 млрд. USD, и даже 100 млрд. USD.

Уже сегодня стремительный рост компаний ПВТ ограничен – в первую очередь дефицитом необходимых специалистов. И только внутренними резервами мы здесь обойтись не сможем, это уже очевидно. Декрет № 8 открывает возможность про­граммистам, ИТ-предпринимателям и другим людям с высоким уровнем квалификации свободно приезжать в Беларусь и без лишних формальностей начинать работать в любой из компаний-резидентов Парка. И об этом В. Матюшевский тоже сказал: «Беларусь должна стать одним из самых привлекательных мест в мире для богатых, талантливых и успешных».

Такая открытость не случайна. В данном случае приезжие не забирают работу у белорусов. Нельзя забывать, что одно высокооплачиваемое рабочее место в ПВТ способно создать возможность для трудоустройства нескольких человек за его пределами – в сфере услуг, образования, на производствах, продукцию которых поглотит растущий внутренний спрос.

Это доказывает зарубежная прак­тика. Есть непростой опыт ирландского портового города Лимерик, который, лишившись 1900 хорошо оплачиваемых рабочих мест в ИТ-индустрии, обнаружил потерю 10 тыс. вакансий в прочих секторах экономики. Нам надо добиться противоположного результата: 300 тыс. будущих сотрудников ПВТ должны дать шанс для лучшей жизни 1,5 млн. других жителей нашей страны.

Но это, опять же, не вся белорусская экономика. Депутаты спрашивали вице-премьера о взаимосвязи успехов ПВТ с перспективами отечественного машиностроения, сельского хозяйства и других традиционно развитых у нас отраслей. Какие шансы для них создает или оставляет Декрет № 8? Что же, среди новых резидентов ПВТ, принятых в этом году, уже есть и компании, создающие суперсовременное промышленное оборудование («Розум Роботикс»), биотехнологические бизнесы, экспериментальные производственные площадки и даже обслуживающий сельхозпредприятия по всему миру (в т.ч. уже и в Беларуси) стартап OneSoil. Так что «новая экономика» уже стихийно охватывает все больше секторов национального хозяйства, просто нам очень нужны более высокие темпы этого охвата. Для этого и приняли Декрет № 8.

Говоря о будущем белорусской промышленности, надо иметь в виду не только ПВТ, но и Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень». Туда уже пришли первые крупные резиденты, но в отличие от разработки программного обеспечения прорыв в этом направлении еще не наступил. Однако очевидно, что это дело ближайшего будущего. Например, там уже создается крупнейшее производство композитных материалов, которые должны вытеснить из структуры потребления белорусского машиностроения огромные объемы импортной стали. Новое предприятие сможет дать заказы нефтехимической отрасли, пока, увы, переставшей быть главным кормильцем страны.

Помимо этого существуют Белорусский инновационный фонд, Российско-белорусский фонд вен­чурных инвестиций, напрямую финансирующие «островки новой экономики» в промышленности и сельском хозяйстве. Руководитель этих структур Дмитрий Калинин курирует такие проекты на общую сумму в десятки миллионов долларов.

Так что ПВТ 2.0 – это только один из участков, где создается будущее белорусской экономики. Очень важный, вырвавшийся далеко вперед, но не единственный. И очень здорово, что там пока все получается.

Полное использование материалов «ЭГ» допускается только с письменного согласия редакции. Контактный e-mail: podpiska@neg.by

Автор публикации: Александр ПЛЮСКОВ