Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №93(2590) от 09.12.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.4778
EUR:
2.5909
RUB:
3.9504
Золото:
142
Серебро:
1.81
Платина:
80.22
Палладий:
147.85
Назад
Консультации
28.01.2003 12 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

КОММЕНТАРИЙ к ЗАКОНУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

"О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь"

"О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь"

В ст.1 Гражданского кодекса Российской Федерации нашли закрепление семь традиционных принципов, соответствующих этой отрасли законодательства:

равенство участников регулируемых им отношений; неприкосновенность собственности; свобода договора; недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела; необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав; обеспечение восстановления нарушенных прав; их судебная защита. В Гражданском кодексе Республики Беларусь эти принципы несколько расширены и дана своеобразная трактовка некоторых из них. И к сожалению, отдельные принципы вызывают большие сомнения в части отнесения их к принципам именно гражданского законодательства.

Так, дополнительно включен принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности: "направление и координация государственной и частной экономической деятельности обеспечиваются государством в социальных целях". Представляется, что, во-первых, этот принцип не согласуется с другими принципами гражданского законодательства и, во-вторых, он выдает государству карт-бланш для необоснованного вмешательства в частные дела, что на практике и происходит. Этим принципом можно объяснить, например, регулирование цен, вмешательство в договорные отношения, ограничения права собственности и др.

Закон "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь", подписанный главой государства, предусматривает внесение изменений в три кодекса (Об административных правонарушениях, Гражданский и Банковский) и в Закон "О ценных бумагах и фондовых биржах". Думаю, этот Закон подтверждает то, о чем сказано выше.

Что касается изменений Гражданского и Банковского кодексов, а также Закона "О ценных бумагах и фондовых биржах", то они детализируют порядок заключения некоторых договоров (страхования, банковского вклада (депозита), договоров, заключаемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг). Эти изменения относятся к существенным условиям договора, то есть таким условиям, без достижения соглашения по которым договор считается незаключенным. В соответствии с частью второй п.1 ст. 402 ГК РБ "существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение".

Комментируемый Закон расширил перечень существенных условий для всех указанных договоров, введя в качестве таковых следующие. Для договоров, заключаемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг: размер и порядок внесения денежных средств физическими лицами; срок исполнения обязательства, основания досрочного расторжения договора; порядок возврата денежных средств физическим лицам в случаях неисполнения обязательства либо досрочного прекращения договора; ответственность за неисполнение обязательства. Для договоров страхования дополнительно установлено, что помимо существенных условий, предусмотренных пунктами 1 и 2 ст.832 ГК -- эти пункты касаются договоров имущественного страхования и личного страхования и содержат по пять пунктов существенных условий, -- должно быть достигнуто также соглашение: 1) об основаниях досрочного расторжения договора; 2) о порядке возврата страхователю страхового взноса в случае неисполнения обязательства либо досрочного прекращения договора: 3) об ответственности за неисполнение обязательства.

В ст.185 Банковского кодекса появились требования о дополнительном включении в договор банковского вклада (депозита), заключаемого с физическими лицами следующих условий (до принятия комментируемых изменений в качестве существенных в этой статье их называлось 5: порядок внесения денежных средств во вклад (депозит); порядок возврата денежных средств физическим лицам в случаях неисполнения обязательства либо досрочного прекращения договора; ответственность за неисполнение обязательств. Таким образом, законодатель в сущности повысил гарантии защищенности прежде всего физических лиц при заключении весьма важных договоров, связанных с привлечением денежных средств.

Такая позиция вполне объяснима, ведь наши граждане зачастую становятся жертвами недостаточного знания законодательства и страдают прежде всего потому, что вынуждены в указанных случаях заключать так называемые договоры присоединения, то есть договоры, в которых условия определены одной из сторон в формулярах и иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п.1 ст. 398 ГК РБ). Естественно, сторона, разрабатывающая такие формуляры, будет стараться составить их таким образом, чтобы получить наибольшие преимущества для себя. И в этих формулярах обычно отсутствуют прежде всего нормы об ответственности как раз этой стороны.

Здесь нужно отметить, что ответственность в виде возмещения убытков наступает независимо от включения такого условия в договор, однако убытки не всегда легко доказать. Что же касается, например, ответственности в виде неустойки (штрафа, пени), то она наступает лишь в тех случаях, когда прямо указана в законодательстве (их немного) либо в основном когда предусмотрена непосредственно в договоре. В качестве примера могу привести случай, когда при заключении договора банковского счета мне предложили расписаться на небольшом клочке бумаги, в котором отмечалось, что я согласен с условиями договора. Сам же договор предъявить "не догадались".

Правда, следует иметь в виду, что согласно п.2 ст.398 ГК РБ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать его изменения или расторжения, в случае если он хотя и не противоречит законодательству, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает либо ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие, явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые последняя исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (на предпринимателей правило о расторжении такого договора не распространяется). Например, если гражданин присоединится к договору банковского вклада, по которому банк предлагает 20% годовых, в то время как в других банках они составляют 60%, он может требовать изменения либо расторжения такого договора. Однако на практике сегодня это сделать очень трудно. В этой связи, вероятно, следует оценить как положительные предлагаемые изменения, хотя в определенной степени они и ограничивают свободу договора.

Нельзя также забывать, что, поскольку в комментируемом Законе иное не указано, существующие договоры в силу п.2 ст.382 ГК должны быть приведены в соответствие с нормами этого Закона. К сожалению, у нас, в отличие от России, действует презумпция придания обратной силы нормам, регулирующим договорные отношения. А таких договоров наберется вероятно тысячи и тысячи. Так что, уважаемые господа, мы в очередной раз вкушаем "прелести" нашего законотворчества.

Особо хотелось бы остановиться на изменениях и дополнениях, внесенных в Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях. Они касаются административной ответственности за нарушение порядка заключения и исполнения договоров, предусматривающих приобретение, строительство, реконструкцию жилых помещений гражданами при использовании их денежных средств, а также ответственность за нарушение установленного порядка заключения и исполнения договоров банковского вклада (депозита), договоров страхования, договоров, заключаемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг, предусматривающих привлечение денежных средств граждан (Кодекс дополнен, в частности, статьями -- 142^11 и 155^20).

Не будем обсуждать величину штрафов, налагаемых при этих нарушениях (размер варьируется от 20 до 100 базовых величин). Но давайте оценим это с точки зрения того, что государство через КоАП пытается в очередной раз регулировать гражданско-правовые отношения. Если бы в нормах, регулирующих договорные отношения, государство установило, например, неустойку как меру гражданско-правовой ответственности, это было бы логично. Хотя и здесь, видимо, чиновнику следует как можно реже вмешиваться в принцип свободы договора.

Однако наши законодатели идут по другому пути, оправдывая тем самым "принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности" либо "принцип приоритета общественных интересов". При этом забывая, что в гражданско-правовых отношениях на первое место ставится не общественный, а частный интерес, что соответствует пониманию прав человека. Кроме того, то, что решается через гражданско-правовые процедуры, мы пытаемся снова решать административными методами. Но ведь, скажем, для того чтобы определить составы указанных нарушений, нужно сначала давать гражданско-правовую оценку, и вряд ли можно позавидовать судьям, которые рассматривают такие дела об административных правонарушениях. Так что забота о нашем благе должна все же соизмеряться не только с желанием некоторых чиновников.

Справедливости ради следует сказать, что парламент в сущности, внося указанные изменения, лишь подтвердил то, что уже действует (Декрет Президента от 6 июня 2001 г. N 15 "О некоторых мерах по повышению ответственности должностных лиц юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность с использованием, привлечением денежных средств граждан".
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by