$

2.0632 руб.

2.3145 руб.

Р (100)

3.2091 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Судебная практика

Кого не возьмут в ликвидаторы

11.06.2019

Ликвидацией предприятия-должника занимаются не учредители, а физическое лицо (на основании доверенности учредителей). Ликвидатор игнорирует наши требования, долг не возвращает. Имеем ли мы право обратиться в суд для ликвидации должника, а на должность ликвидатора предложить другую кандидатуру?

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Беларуси в апреле 2019 г. проанализировала похожую ситуацию.

С 30.10.2017 ООО находилось в процессе ликвидации. Ликвидатор также действовал по доверенности, выданной единственным участником общества.

Истец (ОАО, он же кредитор), столкнувшись с тем, что его требования постоянно игнорируются, подал иск о ликвидации ООО по решению экономического суда.

Требования истца были удовлетворены. Суд принял решение ликвидировать общество, обязанности лик­видатора возложить на един­ственного участника этого же ООО, а также обязать последнего завершить процесс ликвидации не позднее 08.06.2019.

Однако ОАО обратилось с кассационной жалобой, в которой попросило суд возложить обязанности по ликвидации общества на кандидата, предложенного кредитором.

Так как истец являлся кредитором ООО, то право на предъявление иска о ликвидации на основании абз. 6 ч. 1 подп. 3.2. п. 3 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утв. Декретом Президента от 16.01.2009 № 1 (далее – Положение о ликвидации), имелось в силу ч. 3 подп. 3.2 п. 3 Положения о ликвидации.

Удовлетворение такого иска судом возможно при наличии одновременно двух условий – нарушения порядка ликвидации и нарушения срока ликвидации, установленных законодательством, что следует из абз. 6 ч. 1 п. 2 ст. 57 ГК, п. 3 Положения о ликвидации, п. 18 постановления Пленума Верховного Суда от 20.12.2018 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства при рассмотрении экономическими су­дами дел, связанных с государственной регистрацией и ликвидацией (прекращением деятельности) субъектов хозяйствования (далее – постановление Пленума № 10).

При оценке доказательств нарушения сроков ликвидации ООО учтено, что этот срок в силу п. 1 ст. 58 ГК устанавливает участник общества, и такой срок согласно ч. 3 п. 6 Положения о ликвидации не должен превышать 9 месяцев со дня принятия решения о ликвидации, но может быть им продлен до 12 месяцев. При этом по действующему законодательству ликвидатор обязан уведомить в письменной форме регистрирующий орган о принятом решении о ликвидации, в т.ч. и о сроке ликвидации.

Из материалов дела следует, что первоначально единственным участ­ником ООО 30.10.2017 принято решение о ликвидации общества до 28.04.2018 включительно. Данные сведения предоставлены регистрирующему органу и внесены в ЕГР.

В ходе ликвидации ИМНС направила в регистрирующий орган 15.12.2017 информацию о невозможности представить справку о задолженности ООО из-за непредъявления последним документов, необходимых для проведения проверки. Справка о наличии у общества задолженности по налогам, сборам (пошлинам), иным платежам, пеням направлена в регистрирующий орган только 28.04.2018.

На основании решения единственного участника общества срок ликвидации был продлен до 29.10.2018 (на 6 месяцев), а позже – до 28.02.2019. Во втором случае регистрирующий орган не был уведомлен об этом, что является нарушением действующего законодательства.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу, что срок ликвидации участ­ником юридического лица был установлен до 29.10.2018 включительно.

Таким образом, и на момент предъявления иска, и на момент вынесения обжалуемого решения срок лик­видации был нарушен.

Суд оценил также действия ликвидатора, на которого согласно ст. 59 ГК возлагаются обязанности по уведомлению регистрирующего органа, размещению в установленном порядке сведений о нахождении юрлица в процессе ликвидации, порядке и сроке предъявления требований кредиторами. Он также должен принимать меры по выявлению кредиторов, осуществлению им выплат, составлению ликвидационного баланса и пр.

В ходе рассмотрения материалов дела выяснилось, что порядок ликвидации ООО был также нарушен. Например, промежуточный ликвидационный баланс не был составлен ни по окончании срока для предъявления требований кредиторов, ни после получения ликвидатором решения по результатам проведенной налоговой проверки (24.08.2018), а появился только в ходе судебного разбирательства, что свидетельствовало в т.ч. о невозможности завершения ликвидации общества в установленный участником срок.

При таких обстоятельствах судебные инстанции пришли к выводу о на­личии оснований для ликвидации ООО в судебном порядке.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума № 10 в случае удовлетворения иска о ликвидации судом одновременно подлежит разрешить вопрос о возложении обязанности по осуществлению ликвидации со­гласно п. 3 ст. 57 ГК на собственни­ка имущества (учредителей, участ­ников) юридического лица. Возложение судом такой обязанности на иных лиц, равно как и назначение им ликвидационной комиссии (ликвидатора), действующим законодательством не предусмотрено.

При этом возложение обязанностей означает, что данное лицо принимает меры по организации процесса ликвидации, предусмотренные законодательством (а не проводит непо­средственно саму ликвидацию).

Доводы истца о невозможности и нецелесообразности возложения обя­занностей по ликвидации на един­ственного участника ООО признаны несостоятельными.

Таким образом, судебные инстанции посчитали, что кредитор вправе инициировать ликвидацию должника. Однако обязанности по ликвидации были возложены на участника ООО.

Автор публикации: Николай СЕРДЮКОВ, юрист

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы