$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Карающий меч субсидиарной ответственности

17.05.2016

Постановлением Президиума Верховного Суда «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом» не только ставится под сомнение целый ряд принципов судопроизводства, но и подвергается эрозии само понятие юридического лица с самостоятельной имущественной ответственностью.

Валентин ГАЛИЧ, партнер ООО «Юридическая компания «ВЕРДИКТ», директор ЗАО «СБ-Глобал»

 

В нашей стране субсидиарной ответственностью скоро будут пугать детей – настолько актуальной стала эта тема в последнее время в бизнес-кругах и СМИ. Не остался в стороне от нее и главный судебный орган страны – Президиум ВС принял постановление от 27.04.2016 № 2 «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом».

В нем констатируется, что количество дел о субсидиарной ответственности постоянно возрастает. При этом не уточняется – связана ли такая тенденция с ростом числа дел о банкротстве или есть какое-то опережение. Исходя из внутренних ощущений, думается, что сейчас дела о банкротстве редко завершаются без иска о субсидиарной ответственности.

В постановлении № 2 делается вывод о том, экономические суды в целом обеспечивают законное и обоснованное рассмотрение дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом. Это довольно спорно – сам же ВС признает, что отменено или изменено свыше 25% решений суда первой инстанции из числа пересмотренных в апелляционном и кассационном порядке в 2014–2015 гг. Обошел Президиум ВС стороной и существующие проблемы реальной возможности обжалования решений экономических судов со стороны ответчиков. Очевидно, что уплатить пошлину, рассчитываемую от цены иска, большинству добросовестных участников юридических лиц, которые до конца вкладывали собственные средства для ведения бизнеса, нелегко.

Еще больше удивляет пассаж о том, что в случаях выявления оснований для возложения ответственности по обязательствам должника на иных лиц экономические суды не всегда способствовали привлечению их к субсидиарной ответственности.

Представляется, что в данном случае Президиум ВС ставит под сомнение целый ряд принципов судопроизводства. В частности, судам предлагается способствовать привлечению к субсидиарной ответственности, что напрямую противоречит принципу равенства сторон и состязательности. Также игнорируется то, что инициировать, продолжать и пользоваться как материальными, так и процессуальными правами может именно сторона в процессе, но никак не суд. В этом и состоит принцип диспозитивности.

Конечно, судьи ВС понимали, что экономический суд может удовлетворить предъявленный иск, однако сам никак не может его предъявить. Но выход находится легко: согласно постановлению суды не должны допускать завершения ликвидационного производства по делу о банкротстве при наличии оснований для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на других лиц. Такой подход противоречит ст. 151 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 415-З), где завершение ликвидационного производства никак не поставлено в зависимость от предъявления иска о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом.

Более того, нельзя сказать, что данным положением каким-то образом дополнительно защищаются права кредиторов или иных лиц, участвующих в деле о банкротстве. Ведь предъявление соответствующего иска возможно и позднее. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 11 Закона № 415-З кредитор (кредиторы) или его (их) правопреемники, государственные органы, прокурор, контролирующие органы вправе предъявить иски о привлечении к субсидиарной ответственности в случаях, указанных в части второй этой статьи, в течение 10 лет с момента возбуждения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) в экономический суд, рассматривавший это дело.

Это подтверждает мнение о том, что все рассматриваемое постановление направлено на инициирование иска о привлечение соответствующих лиц к субсидиарной ответственности. А анализ существующей судебной практики свидетельствует о том, что иски подлежат практически безусловному удовлетворению. При этом напрямую нарушается п. 3 ст. 52 ГК, устанавливающий, что учредитель (участник) юрлица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юрлица, а оно – по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами либо учредительными документами юридического лица. Нарушение заключается в том, что общим правилом вместо непривлечения к ответственности становится именно привлечение к такой ответственности. Соответственно, эрозии подвергается само понятие юридического лица с самостоятельной имущественной ответственностью (п. 1 ст. 52 ГК).

В постановлении № 2 предлагается более активно использовать предоставленное ч. 5 ст. 60 ХПК право по своей инициативе привлекать к участию в деле других ответчиков, на которых по обязательствам должника возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке. Однако в силу ч. 2 ст. 60 ХПК такое привлечение допускается, когда правовые и фактические основания иска в отношении соответчиков являются общими.

Напомним также, что при определении размера субсидиарной ответственности экономическим судам следует учитывать как требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов, так и требования, подлежащие удовлетворению вне очереди (ч. 5 ст. 11, ч. 4 ст. 90 Закона № 415-З). Из этого, в частности, вытекает, что на лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, будут возлагаться также и внеочередные расходы, например, на оплату услуг управляющего.

В постановлении № 2 закрепляется также встречавшийся на практике подход о том, что производство по делу о субсидиарной ответственности приостанавливается на основании абз. 2 ст. 145 ХПК при невозможности определить размер ответственности ввиду:

– неполной реализации антикризисным управляющим по делу о банкротстве имущества должника, включая дебиторскую задолженность;

– наличия сведений о находящемся у третьих лиц имуществе должника, подлежащем включению в конкурсную массу по делу о банкротстве, и его реализации;

– наличия неразрешенных жалоб кредиторов и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, на действия антикризисного управляющего по формированию реестра требований кредиторов.

В целом постановление № 2 отражает нынешний уровень судебной практики по делам об исках о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом. Понятно, что такая практика будет оперативно пересмотрена в случае массового банкротства государственных юридических лиц.