$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Как спрятать убытки от выбытия имущества

05.05.2017

В прошлом государство неоднократно пыталось стимулировать процессы освобождения госпредприятий от непрофильных активов, неиспользуемого  и неэффективно используемого имущества. Однако особых успехов добиться не удавалось, в т.ч. и потому, что руководителям это казалось невыгодным и опасным. Поэтому власти регулярно пытаются исправить положение.

В настоящее время подготовлен проект указа, в котором предлагается облегчить безвозмездную передачу и продажу основных средств и иных долгосрочных активов госпредприятий и хозяйственных обществ с долей государства. При таких операциях неизбежно возникает убыток. Справиться с этой проблемой, по мнению авторов проекта, можно в несколько бухгалтерских проводок. Достаточно позволить организациям списывать остаточную стоимость при безвозмездной передаче и сумму превышения остаточной стоимости над доходами от продажи, а также затраты, связанные с передачей/продажей имущества не на финансовый результат отчетного периода (счет 99), а на счета добавочного капитала (счет 83) в пределах его остатка и нераспределенной прибыли (непокрытого убытка) в оставшейся сумме (счет 84). Кроме того, предлагается определять первоначальную стоимость безвозмездно полученного имущества по стоимости, числящейся в бухучете передающей стороны на 1-е число месяца, в котором оформляется акт о приеме-передаче.

Убытки от выбытия долгосрочных активов при совершении таких операций можно будет списывать за счет сумм добавочного капитала, образованных в результате переоценки основных средств. Напомним, до сих пор любые убытки запрещается списывать за счет фонда переоценки в соответствии с подп. 1.6 п. 1 Указа Президента от 20.10.2006 № 622 «О вопросах переоценки основных средств, доходных вложений в материальные активы, объектов незавершенного строительства и оборудования к установке».

Авторы проекта надеются, что такие действия помогут в 2017–2020 гг. оптимизировать активы организаций (преж­де всего, непрофильные, а также неэффективно используемые и неиспользуемые). Это в основом социальные, жилые и инфраструктурные объекты (дворцы культуры, ФОКи, бани, общежития, квартиры, дома, оздоровительные лагеря, канализации, поля фильтрации, дороги, высоковольтные линии, теплосети и трассы, кабельные линии, убежища, благоустройства улиц, тротуары, подпорные стенки и т.д.). В среднем на одно хозяйственное общество Минпрома, например, приходится около 300 еди­ниц госимущества (и это только то, что передано по договорам безвозмездного пользования), на некоторых предприятиях еще больше (например, у ОАО «Бобруйскагромаш» – около 6,5 тыс., а у ОАО «Горизонт» – 29 тыс. единиц, говорится в обосновании к проекту).

Снять этот груз, накопленный за многие годы, было бы весьма полезно. Однако по правилам бухучета при выбытии активов возникают убытки, не связанные с основной деятельностью, но отражающиеся в составе текущего финансового результата. Это тут же ухудшает итоговые показатели деятельности организаций. Авторы проекта полагают, что это огорчит широкий круг лиц, в т.ч. банки, государственные органы и инвесторов.

Действительно, руководство госорганизаций не спешит расставаться с ненужным имуществом. Ведь его выбытие автоматически влечет ухудшение итогового финансового результата со всеми вытекающими последствиями. Но вина за это лежит не на правилах бухучета, а на упорной приверженности наших чиновников «фетишу чистой прибыли». Пора задуматься, какой смысл назначать ее ключевым показателем эффективности работы директоров, если законодательство регулярно создает условия для манипулирования его значением?

ИНТЕРЕСНО, что в обосновании к проекту указа признается: определить, как изменятся поступления в казну, не удалось – из-за отсутствия оперативных данных по учету предполагаемых к передаче объектов имущества, их стоимости и затрат, связанных с их содержанием. Зато предполагается, что списание убытков от выбытия активов на счета капитала позволит увеличить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль (при ее наличии) и, соответственно, поступления в бюджет, в т.ч. в виде дивидендов по акциям и части чистой прибыли госпредприятий. Пра­вда, одновременно у передающей стороны снизятся затраты на содержание этого имущества, а также появится экономия на налогах на недвижимость и на землю. Но эти расходы тут же появятся у другой стороны, так что совокупность издержек в экономике страны не изменится.

Рискнем предложить свою вер­сию последствий. Во-первых, финансовое положение пред­приятий никоим образом не улучшится. Если результат выбытия активов искусственно не уменьшит чистую прибыль, то он неизбежно уменьшит собственный капитал, на который этот убыток будет списан напрямую. И если наши чиновники не знают и не желают понимать значение данного показателя, то другие пользователи его любят – за возможность оценивать финансовую устойчивость, платежеспособность и ряд других важных характеристик компании. Кстати, на показатели, по которым оценивается близость к банкротству, нормы Указа № 375 и нового проекта никак не повлияют.

Во-вторых, потенциальных инвесторов еще больше расстроит попытка улучшить финансовые результаты с помощью бухгалтерских манипуляций. Дело в том, что списание убытков от выбытия долгосрочных активов за счет текущей прибыли – мировая практика. Здесь нормы Инструкции по бухгалтерскому учету основных средств, утв. постановлением Минфина от 30.04.2012 № 26, полностью повторяют содержание международного стандарта финансовой отчетности IAS 16 «Основные средства». Зачем же так разрушать все усилия Минфина по внедрению МСФО?

Вряд ли можно надеяться, что специалисты банков, зарубежные инвесторы и международные финансовые организации не обратят внимания на то, что в Беларуси не соблюдаются общепринятые нормы. Пожалуй, у них и заодно у МВФ появятся дополнительные претензии и основания для отказа в финансировании. Ведь меры, предложенные в проекте, будут восприниматься как намеренное искажение финансового состояния предприятий. А это фактор, который куда хуже любых убытков.

Конечно, нормы проекта существенно облегчат принимающей стороне определение стоимости полученных активов. Гораздо проще приходовать их по данным передающей стороны, не утруждая себя рыночной оценкой. Но это повлечет существенное искажение стоимости активов и не позволит упомянутым инвесторам достоверно судить о финансовом положении предприятий. К тому же, слегка поднатужившись, вполне можно провести внутреннюю оценку принимаемого имущества в соответствии с Указом № 615, не тратясь на услуги независимых оценщиков. Достаточно признать, что государство доверяет профессиональному суждению сотрудников, и не пугать их карой за то, что они его сформулируют.

В-третьих, решение о списании убытков от выбытия активов «мимо прибыли» открывает дорогу для вывода не только ненужного имущества (пусть на него сначала найдутся желающие), но и создает удобную лазейку для вывода вполне ценного и ликвидного. Ведь формально драгоценная чистая прибыль никак не пострадает, а это дает недобросовестным менеджерам дополнительный шанс избежать внимания контролеров.

ПОНЯТНО стремление властей дать еще одну поблажку в рамках очередной кампании упрощения и раскрепощения. Но возникает странное противоречие. С одной стороны, в программных документах декларируется намерение совершенствовать на отечественных пред­приятиях систему корпоративного управления, неотъемлемой частью которой во всем мире является прозрачная, достоверная и надежная информация о финансовом положении предприятий. В то же время, с другой стороны, в указах и постановлениях прямо позволяются шаги, направленные на искажение этой информации.

К сожалению, некоторые чиновники всерьез уверены, что только действующие правила бухучета мешают предприятиям процветать и в т.ч. сдерживают объективно необходимый процесс продажи и передачи активов. Кажется, достаточно принять соответствующий указ – и работа по оптимизации активов тут же закипит. Правда, в 2015–2016 гг. предприятия могли избавляться от лишнего имущества, списывая убытки за счет добавочного капитала и нераспределенной прибыли в соответствии с Указом Президента от 7.08.2015 № 345 «О выбытии имущества». Однако активизировать процесс реструктуризации лиш­него имущества предоставленные воз­можности явно не помогли – иначе не пришлось бы сейчас пытаться повторить их «на бис». Может, все-таки дело не в боязни убытков и бухгалтерских заморочках, а в чем-то ином…

Данные об использовании государственного имущества на 1.01.2017 г. по регионам

 

 

Брестская

Витебская

Гомельская

Гродненская

г.Минск

Минская

Могилевская

Наличие неиспользуемого имущества, тыс. м2

302,2

410,2

226,5

187,4

239,5

244,1

218,1

Коэф-т использования объектов госимущества, %

96,9

95,8

98,4

98,4

97,7

98,2

97,6

Соотношение коэффициентов использования объектов госимущества на отчетную дату и на начало предыдущего года, %

99,6

99,6

100,2

99,6

99,6

99,9

99,7

Задолженность перед бюджетом по перечислению средств от сдачи  в аренду объектов госимущества, тыс. BYN

33,4

149,3

236,9

161,7

11 053,0

285,4

15,3

Источник: Белстат

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН