$

1.9960 руб.

2.3176 руб.

Р (100)

3.1527 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Образование

Как сделать белорусское образование лучшим в мире?

13.04.2018

Существующее сегодня образование, безусловно, устарело и не подходит для «цифровых людей», для поколения Z, которое поступает сейчас в наши вузы. О том, что нужно срочно сделать с белорусской системой образования, чтобы она соответствовала духу времени и могла конкурировать с ведущими учебными заведениями Европы и Северной Америки, рассказывает профессор, доктор физико-математических наук, декан экономического факультета БГУ Михаил КОВАЛЕВ.

Молодые люди поколения Z талантливы и креативны, могут работать с большими объемами информации. Их достоинства – многозадачность и готовность одновременно заниматься несколькими делами. Недостатки – неспособность концентрироваться и анализировать, стремление получать короткую и наглядную информацию. Это лентяи и эгоцентрики, быстро меняющие работу, если она не нравится. Не учитывать специфику «цифрового поколения» нельзя, но, очевидно, что их надо готовить к жизни.

Что нужно делать в вузах в первую очередь? Приоритеты я расставил на основе собственного опыта. Это не какая-то догма, их можно и нужно обсуждать.

1. Адаптация системы образования к изменениям на рынке труда.

В ближайшие 10–20 лет перестанут существовать около 50% профессий. Существенные изменения затронут сферы логистики, производства, розничной торговли, сельского хозяйства. Сократится административно-управленческий персонал. Цифровая революция по­требует изменений в структуре подготовки и переквалификации кадров к профессиям будущего. Пример лидеров – Дании, Швеции, Финляндии – показывает, что в них количество новых рабочих мест для будущей экономики, требующих высокого уровня ИT-культуры, превысило число сокращенных.

Проблемы цифровой транс­формации находятся на стыке практически каждой конкретной науки и современных ин­формационных технологий. Поэтому целесообразно открытие целого спектра магистерских программ: цифровая трансформация промышленности (по от­раслям), цифровая логистика, цифровой туризм, цифровое сельское хозяйство, цифровое здравоохранение, цифровой банкинг и т.д. На них могли бы поступать имеющие практический опыт инженеры, логисты, аграрии, банковские работники и т.д., а также про­граммисты, специализирующиеся на кон­кретных отраслях.

2. Переобучение абсолютно всех преподавателей и учителей современным тех­нологиям обучения. Человек за кафедрой или учительским столом – центральная фигура при обучении любого поколения. Поэтому должны быть предприняты решительные меры к профессиональному раз­витию преподавательского со­става в области цифровой трансформации. 

Очевидно, что современных студентов учить без встраивания в процесс обучения интернет-лекций или уроков, кейсов, тестов невозможно. Онлайн-­обучение проектируют преподаватели. Его воз­можно качественно организовать, только если преподаватели хорошо владеют интернет-технологиями. Поэтому усилия вузов ну­жно сконцентрировать на изменении работы институтов и центров повышения квалификации преподавателей – они должны сконцентрироваться на передаче именно таких знаний.

Важнейший элемент в реализации этого приоритета – объединение усилий преподавателей однотипных курсов для создания и поддержки циклов онлайн-лекций, семинаров, тестов, например, на основе блокчейн-технологии. С подобной инициативой в России выступил Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова. Действующая там площадка «Цифровой университет» интегрировала преподавателей разных вузов. Онлайн-­курсы, создаваемые совместными усилиями на базе облачной платформы, поднимают технологический уровень всех участвующих в проекте преподавателей и создают общий дистанционный курс. Безусловно, необходимо научить всех преподавателей использовать качественные открытые образовательные ресурсы, особенно университетов мирового класса.

3. Смешанное обучение: онлайн плюс традиционное. Необходимо резко сократить, минимум вдвое, и число аудиторных лекций, и их продолжительность. Их надо свести к дискуссиям, обсуждению домашних заданий, выполненных в форме презентаций, и ответам на вопросы по теме. Открывать тему должна короткая онлайн-лекция своего или чужого профессора в форме видео (10–20 минут) со встроенными картинками, графиками, кейсами и заданием студентам. Обязателен форум по каждой теме курса и выставление оценок по каждой теме. Доступ онлайн к теме не закрывается до конца курса. Такое обучение принято называть перевернутым (flipped). Курсы (модули) должны содержать примерно 10 конкретных и четких тем. Практика искусственного объединения курсов в большие модули ошибочна и должна быть отменена.

4. Интеграция корпоративного и университетского образования. Неудовлетворенность университетским образованием заставила многие корпорации создавать собственные современные университеты (такой проект есть у Сбербанка России, в Сколково и др.). Позднее в связи с цифровой трансформацией экономики к процессу открытия учебных центров подключились ИТ-компании (в Минске – Администрация ПВТ, EPAM, BelHard, IBA и многие другие).

И тем и другим присущи недостатки: корпоративные учебные заведения дают сверхсовременные, но недостаточно системные и фундаментальные знания, классические же университеты далеки от современного образования, и особенно от новых технологий преподавания. Первый шаг интеграции – засчитывать в качестве спецкурсов в вузах предметы, сданные студентами во время практик в корпоративных центрах обучения.

5. Повышение уровня цифровой и предпринимательской грамотности абсолютно всех школьников и студентов. И физики, и лирики должны за студенческие годы подготовить себя к работе в условиях рыночной экономики и цифровой трансформации общества, т.е. быть готовыми вести современный бизнес в своей сфере. А это значит, что абсолютно все должны усвоить основные законы экономики и предпринимательства (к сожалению, их в белорусских школах, в отличие от американских, не преподают).

Фото: Михаил Ковалев

Что для этого надо?

1. В вузах предмет социально-гуманитарного блока «Экономическая теория» и факультатив «Основы предпринимательства» объединить в один обязательный и достаточный по объему для всех студентов курс «Экономика и предпринимательство».

2. Вернуться к обсуждению проблемы введения во всех школах страны аналогичного курса. Появление факультатива «Финансовая грамотность» – маленький шаг в правильном направлении.

Успехи США в экономике объясняются в т.ч. и глубоким изучением в школах всех штатов страны по единому национальному стандарту (в отличие от других предметов, где доминируют стандарты штатов) курса «Economics». В последние годы в школах ЕС начинают развивать институт менторства для школьников в целях стимулирования ранней профориентации. И не только для поступления в конкретный вуз, как в Беларуси. Думаю, что этот опыт был бы полезен и у нас.

К чтению отдельных лекций курса «Экономика и предпринимательство» должны привлекаться ведущие бизнесмены страны, директора заводов, а сам курс в школах и вузах должен стать фундаментом для создания школьных или студенческих стартапов, дать в стране импульс молодежного предпринимательства. Университетский курс «Экономика и предпринимательство» должен стать центральным в реализации триплекса: «государство + бизнес + университет», лежащего в основе миссии «Университет 3.0». Важная роль в этом отводится конкурсам студенческих ИT-проектов типа BizTech Startup Contest, проводимого на экономическом факультете БГУ.

Школы и вузы должны нести ответственность за превращение обучаемых в активных «цифровых» граждан, обучая их не только надлежащему использованию технологий, но и этикету сетевого общения, цифровым правам и навыкам кибербезопасности, критической оценке сетевой информации.

6. Всеобщая информатизация образования. Что касается ИТ-образования, то оно должно быть буквально в каждом предмете – сегодня нет науки, не использующей информационные технологии.

Но чтобы такие передовые решения мог внедрить в свой предмет каждый преподаватель, студенты должны быть к этому готовы. На первых курсах должна быть очень глубокая и современная дисциплина, включающая и Интернет вещей, и облачные вычисления, и большие данные, и блокчейн, и т.п. В США такой проект стартовал еще в 2016 году. На инициативу было выделено 4 млрд. USD, в первую очередь средства направлены на подготовку 50 тыс. преподавателей нового предмета.

7. Внедрение в вузах систем разно­скоростного обучения. Сложившаяся система перевода с курса на курс с отчислением неуспевающих формировалась, когда в вузы набиралась элита школьников, и в результате студенты каждого факультета были примерно равными по способностям. Сегодня при значительной доле платных и иностранных студентов скорость обучения не может быть одинаковой, по крайней мере для платных студентов, поэтому необходимо упразднить переводы с курса на курс и разрешить обучаться при необходимости вместо 4 лет столько, сколько потребуется (5–6).

Единственное требование – к госэкзамену и защите диплома допускаются только студенты, полностью выполнившие программу. А за ненарушением логической последовательности предметов следят тьюторы, за которыми закреплены студенты. Идея разноскоростного обучения в вузе особенно важна в век цифровой трансформации. Если значительная часть курсов становится онлайновыми – студенты параллельно могут подрабатывать, а это еще один аргумент за разную скорость обучения.

Автор публикации: Михаил КОВАЛЕВ, профессор, декан экономического факультета БГУ