$

2.0552 руб.

2.2618 руб.

Р (100)

3.2013 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Контроль

Как частные проверяющие «кошмарят» магазины? И зарабатывают на этом миллион долларов в год

16.08.2019

Участие прокурора города Минска Сергея Хмарука в круглом столе Минского столичного союза предпринимателей и работодателей (МССПиР) подтолкнуло участников мероприятия поднять острые, наболевшие вопросы. Некоторые из них по срокам своего решения (или нерешения) впору заносить в книгу рекордов Беларуси. Один из таких — 15 лет перманентно решаемый вопрос проверок частных магазинов «защитниками прав потребителей» и сопутствующих этому вымогательств.

Ситуация показалась нам настолько абсурдной, что мы решили разобраться в ней более подробно, для чего встретились с поднявшим этот вопрос на круглом столе Виктором Маргеловым, первым вице-председателем МССПиР, членом Совета по развитию предпринимательства при Мингорисполкоме, ОКС при МАРТ и Минэкономики.

Много лет назад, решая насущные проблемы упорядочивания административных правонарушений, законодатели выпустили на волю джина, которого до сих пор не могут загнать обратно в бутылку.

Кто ж знал, что вместе с принятием изменений в КоАП, которые ввели серьезные штрафы за наличие просроченного товара на полках магазинов, в головах некоторых деятелей зрел план быстрого и гарантированного обогащения?

Только в столице полдесятка об­щественных объединений буквально затерроризировали торговлю, пока Указ от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» не лишил их права проводить проверки. Этот документ четко зафиксировал перечень государственных органов, которые имеют право заниматься контрольной деятельностью. Так всем казалось, но…

 

Проверяющих все больше

Под зорким оком курирующего их Минторга (позже МАРТ) пять об­щественных объединений действительно прекратили «кошмарить» бизнес. Но на смену им пришли пятьдесят обществ с ограниченной ответственностью, которые взяли на себя инициативу проводить ту же самую контрольную деятельность.

Схема простая: одни «ревизоры» прямо представляются «защитниками прав потребителей» и «согласно уставу общества» всех проверяют (нарушая действие Указа № 510); другие (что чаще) называют себя «опытными покупателями», и, в соответствии с Законом «О защите прав потребителей», им реально нечего возразить. Особенно если такой человек действительно нашел погнутую банку сгущенки, продырявленный стаканчик с йогуртом или неэстетического вида колбасу.

После чего начинается мягкий шан­таж: либо я вас сотру в порошок жалобами (а «опытный покупатель» знает, как это сделать), либо вы идете на курсы дружеского нам предприятия. Стоимость лекций на одного сотрудника – от 80 до 200 рублей. Чем больше нарушений (считай, погнутых и дырявых банок) найдут, тем больше людей потребуется направить на курсы, чтобы «замолить» грехи.

Первое время находились достаточно наглые и хитрые «общественники», которые приходили в магазин с собственным просроченным продуктом. Один подбрасывает его на полку магазина, второй «находит». Но применение систем видеонаблюдения позволило службам безопасности торговых сетей пресечь подобные схемы. Впрочем, мелкие магазины без организованной охраны и систем видеонаблюдения уязвимы перед такими «наездами с подбрасыванием просрочки» до сих пор.

 

Кто за этим стоит

Понять масштаб «потребительско-курсового» бизнеса можно по примеру одной из сетевых торговых компаний (не будем ее называть), которая накануне деноминации заплатила за курсы своих сотрудников 900 млн рублей (45 тыс. USD). А совокупные потери минской розницы, по мнению руководителей предприятий торговли, составляют в год не менее 1 млн USD.

Судя по тому, что в последнее время в Минске им уже стало тесно, и они начали совершать «набеги» на магазины в Минской области, «аппетиты» частных проверяющих рас­тут, или столичная торговля их всех уже не может прокормить.

Виктор Маргелов рассказывает:

Работают они очень слаженно: передают друг другу «лохов», с которых можно «стричь шерсть» по несколько раз в неделю, ходят на «дело» группами по 5–7 человек, где у каждого своя роль: одни проверяют, другие отвлекают (ведь когда человек полчаса перебирает какую-нибудь полку с однотипным товаром, он обязательно привлечет к себе внимание), третьи играют роль покупателей, четвертые – «свидетели» и т.д. И схемы захода в магазины многоходовые, словно военные операции.

Наш союз (МССПиР) по этому поводу неоднократно обращался в МАРТ, в компетенции которого, как нам кажется, есть возможность решить данный вопрос.

Еще такими компетенциями обладают правоохранители и даже Мин­образования, которое должно как-­то реагировать на псевдокурсы. Но ничего не изменилось. Какие-то тело­движения происходили, и только.

Затем руководство Союза начало обращаться в ОКС при Мингорисполкоме. Тот даже дал поручение ГУВД проверить все представленные факты. Факты подтвердились, но вновь ничего не изменилось.

Следующий этап обращений – в Совет по развитию предпринимательства. Запрос на внесение изменений в КоАП был оформлен (при формировании Директивы № 7) даже в Совмин, после чего нас наконец-то услышали. Ставку за просроченный товар опустили до нуля.

Как нам, наивным, казалось: уберем причины, а следствие само рассосется. Не рассосалось!

Штрафы уменьшились в разы, но проверок от «общественников» и «расходов на курсы» меньше не стало. Более того, многие проверяющие вообще начали хвастаться своим якобы партнерством с Мингорисполкомом и санитарными врачами.

У нас даже подозрения возникли, что все происходящее напоминает картину со столичным образованием, когда власти ругали администрации школ за поборы с родителей и одновременно требовали выполнения плана по внебюджетному финансированию. Может, и здесь так же?! Ведь ситуация абсурдная, а мер ни­кто никаких не принимает.

Судите сами: санстанция Декретом № 7 ограничена в своих проверках, управление торговли – тоже; город клянется, что у него нет ничего общего с «этими проходимцами». Но 15 лет ситуация не меняется, и десятки защитников прав потребителей продолжают заниматься своей «образовательной» деятельностью.

 

Что делать?

Есть два выхода.

Первый: назначить официальных уполномоченных, имеющих право заниматься подобной «общественной деятельностью» (вот список организаций, которые имеют право проверять, вот список организаций, которые имеют право читать лекции по этой тематике). Но никто этим не заморачивается.

МАРТ держит на контроле реальные общества по защите прав потребителей (и даже экспертов данных обществ). Но такие «лицензированные» сотрудники по магазинам не ходят. Ходят наглые «нелицензированные» девушки, игнорировать которых стоит дорого.

Дело в том, что эти девушки пред­ставляют собой самую настоящую организованную «непреступную» груп­пу, которая знает, как усложнить магазину жизнь. К примеру, если какую-то жалобу, как попало составленную случайным человеком, контрольно-надзорные органы могут проигнорировать, то такая же жалоба, оформленная, например, непосредственно на сайте санстанции, заставляет чиновников реагировать прак­тически мгновенно. И таких возможностей «опытные покупатели» знают великое множество.

Случайны ли подобные лазейки в нормативных актах? Неясно. Если да, то есть второй путь решения: ликвидировать прорехи в законодательстве.

Надежд на обращение к прокурору города в МССПиР особых не питают. Здесь понимают, что для решения вопроса прокуратура должна кому-то предъявить претензию за нарушение (или невыполнение) законодательства…

Но кому? Горисполкому? А почему он дол­жен вмешиваться в работу частных фирм? Есть же Декрет № 7 «О раз­витии предпринимательства».

МАРТу? Но если нарушитель ничем не торгует, с него взятки гладки.

Минобразованию? Но коммерческие курсы в стране не лицензируются: обучай чему угодно. Тем более, что, если за них платят, значит, они действительно кому-то нужны.

В милицию обращаться? А какую статью КоАП или УК они нарушили?

В итоге получился замкнутый круг.

Автор публикации: Записал Владимир ОРЕХОВ


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы