$

2.0352 руб.

2.3169 руб.

Р (100)

3.2365 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Компании и рынки

Качество в России никого не интересует. Как белорусская посуда продается в других странах?

22.02.2019
Качество в России никого не интересует. Как белорусская посуда продается в других странах?
Юрий Стасюк

Перенасыщенность – вот главная характеристика местного рынка кухонной посуды. Сегодня на прилавках белорусских магазинов и торговых сетей можно обнаружить сковороды и кастрюли производства Китая, России и Евросоюза.

Тем удивительнее, что в такой конкурентной среде местным производителям удается отстаивать свои позиции: завод «Виктория» в Лунинце – один из них. Там уже пятнадцать лет планомерно осваивают нишу недорогой литой посуды, наращивая экспорт в ближнее зарубежье.
Коммерческий директор предприятия Юрий СТАСЮК рассказал «ЭГ», какие сковородки предпочитают покупать белорусы, на каких зарубежных рынках работать выгоднее и в чем будущее производителей посуды.

Все знают Tefal и тефлоновое покрытие

Как только была убрана сертификация в конце 2016 г., к нам на рынок хлынула волна некачественной продукции – в первую очередь китайской. Сейчас ее меньше, люди уже «наелись». Вместо китайцев пришли российские изготовители, которые по качеству значительно уступают, но цену ставят выше относительно белорусских товаров. И главное, в рекламе и на упаковке пишут про шести- или семислойное покрытие, что вообще не соответствует действительности. Это вводит в заблуждение покупателя, производители краски вам честно скажут: больше, чем три слоя, никто на самом деле на посуду не наносит.

К тому же в последние годы покупательская способность у населения невысокая. Спрос фактически раскололся на две группы: люди покупают продукцию или эконом-класса, или среднего ценового диапазона. Посуда премиального уровня востребована меньше всего. И мы сейчас думаем пока прекратить ее производство. Хотя она нам нужна для ассортимента – человека нужно зацепить, тогда он сам сделает выбор. Все-таки никто не отменял предубеждение «чем дороже, тем качественнее».

Поэтому мы пытаемся через интернет проводить ликбез по поводу предубеждений относительно алюминиевой посуды, безопасности антипригарного покрытия, пояс­нять – чем литая посуда отличается от штампованной. Чтобы люди понимали, что они покупают. Например, 90% белорусов всерьез считают, что сковорода с гранитным покрытием на самом деле сделана из камня. И разубедить их в этом очень сложно. Наши менеджеры сталкиваются с этим каждый день, хотя такой товар пользуется наибольшим спросом.

Конечно же, очень большое значение имеют название и знаменитость бренда. Все знают Tefal и тефлоновое покрытие. Но на самом деле тефлон – торговая марка американской кампании DuPont.

Мы постоянно пытаемся улучшить потребительские свойства нашей посуды, меняем дизайн и боремся за свое имя. Иначе заклюют.

Найти проблему, чтобы взыскать штраф

Государство нам помогает. В свое время наша технология нанесения антипригарного покрытия была признана инновационной, и порядка 200 тыс. долларов было выделено из бюджета на ее освоение.

Впрочем, хватает и казусов. Наша отрасль сегодня руководствуется документом СТБ №469-99 от 1999 г. – технический регламент производства посуды с антипригарным покрытием. Двадцать лет прошло с того момента, когда он был принят, а по правилам все еще требуется, чтобы продукция была переложена пергаментной бумагой и перевязана шпагатом. И нам предъявляют претензии, что мы не используем эти упаковочные материалы. Считается, что это нарушение стандарта, – а доказать ничего невозможно.

Наши контролирующие органы имеют четкую задачу – не помочь тебе делать свою работу, а найти проблему, чтобы взыскать штраф. И этот стандарт 1999 г. уже морально устарел. Уже и посуды такой нет. Мы дважды обращались в отдел стандартизации для решения проб­лемы, а нам говорят: «Сейчас Таможенный союз развивается, может, через лет десять появится общий стандарт». И ничего менять не берутся. Хотите, говорят, пишите его сами. Но понимаете, что такое написать госстандарт? Надо потратить нес­колько лет на разработку, а потом добиться его утверждения.

Не хочется даже рассуждать на эту тему. В послед­ний раз нам выписали штраф за то, что сотрудник на входе завода стоял и курил сигарету – мол, в неположенном месте. Это нормально? Смеш­ные придирки.

Никто не заинтересован в качестве

Мы очень долго не занимались своим брендом, потому что не было своей линии по нанесению антипригарного покрытия. Сковороды уже пятнадцать лет отливаем сами, а краску до недавнего времени наносили в рос­сийских компаниях, которые за свои услуги выставляли цены в два раза выше. И только для того, чтобы мы были неконкурентоспособны на их рынке. Сейчас ситуация изменилась: предприятие производит порядка 650 тыс. единиц в год, половина из этого объема экспортируется.

Основное направление для нас – Россия, на нее приходится 25% нашего экспорта. Фактически, в прошлом году мы первый раз там крупно выступили – организовали стенд на осенней посудной выставке «Крокус Экспо» в Москве. К тому же мы делаем заготовки, как непокрашенные, так и окрашенные, для местных брендов. За прошлый год 314 тыс. единиц продукции «Виктории» было продано российским компаниям, примерно столько же – обычных заготовок.

Но сегодня есть желание переориентироваться на Запад, еще и потому, что, к сожалению, у российских предпринимателей такой менталитет: «Нам неважно качество, дайте хорошую цену». Требуют скидки в 20–25% и отсрочки платежа – это грабительские условия работы. Выходя на их рынок, мы столкнулись с тем, что никого не интересует, как сделана посуда и что из себя представляет. При чем тут качест­венные ручки, покрытие: главное – «дайте низкую цену».

В Украину не очень хочется внедряться из-за нестабильности их рынка. Больше потеряешь, чем приобретешь. Там сейчас фактически повторяются 90-е годы: сплошные рейдерские захваты, черные схемы, работа за наличку. Как рассказывал дис­трибьютор: загружается машина, едет на таможню с продукцией на 20 тысяч долларов, и ее уже ждут, чтобы получить «откат». Там это в порядке вещей.

Кроме того, крупные торговые сети тоже своеобразно работают. Возьмут продукцию, а через месяц раз – и нету, на их месте уже другая фирма. Предыдущая объявляется банкротом, а где наш товар – неизвестно. Торговать там сейчас опасно. Хотя запросов очень много – буквально на прошлой неделе с нами связался человек, который хотел стать представителем бренда в Кривом Роге. Мы через свои каналы проверили – это бывший депутат, у которого много серых фирм и долгов. Вот и поставляй таким посуду, без штанов останешься. У нас есть украинский представитель: небольшие объемы посуды выводит на рынок, продает через интернет. Но это несерьезное количество. Чтобы много продавать, все равно нуж­но  давать рассрочку на продукцию магазинам, а в таких условиях денег мы не увидим никогда.

Что касается европейского направления, мы предварительно изучили рынок в Польше и странах Балтии и поняли, что конкурентоспособны. Литой посуды там продается очень мало, а если она и есть, то европейская и крайне дорогая – 80 евро за сковороду, тогда как мы предлагаем за 30. Наша цена формируется за счет простоты логистики и молодости бренда. Хотим мы или нет, но экономика подсказывает, как, исходя из конкретных условий, стоит работать. Плюс дороговизна конкурентов – Tefal на слуху. Мы на них не ориентируемся, идем своим путем. Их штампованная посуда стоит дороже, чем наша литая.

Сейчас активно продаются индукционные плиты (где разогревание происходит с помощью магнитного резонанса. – Прим. ред.), а значит, будущее кухонной утвари – именно в этом направлении. Спрос на индукционную посуду есть и очень большой, особенно в Европе.

Автор публикации: Тарас ТАРНАЛИЦКИЙ


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы