$

2.0017 руб.

2.3547 руб.

Р (100)

3.3789 руб.

Ставка рефинансирования

11.00%

Инфляция

1.20%

Базовая величина

23.00 руб.

Бюджет прожиточного минимума

197.81 руб.

Тарифная ставка первого разряда

33.00 руб.

ИТ технологии

ИТ-сектор: страх перед наказанием

17.03.2017

ИТ-сектор: страх перед наказаниемДеловые риски в Беларуси во многом обусловлены высоким уровнем санкций за различные нарушения законодательства, как административных, так и уголовных. О том, какие изменения здесь нужны, рассказывает адвокат адвокатского бюро REVERA Елена МУРАШКО.

Необходимость декриминализации экономической ответственности стала особенно ост­ро видна в связи с возбуждением в последнее время уголовных дел в отношении представителей ИТ-бизнеса за незаконную предпринимательскую деятельность. Причины проб­лемы видятся, во-первых, в довольно общем определении этого вида правонарушения в диспозиции ст. 233 УК. Нет конкретики в самой статье, нет содержательных разъяснений Верховного Суда. Вторая причина – расширительное применение ст. 233 УК правоохранительными органами и отсутствие сформированной единообразной следственной и судебной практики по таким делам в сфере ИТ.

Возбуждение дел по ст. 233 УК в отношении руководителей и собственников ИТ-компаний чаще всего обусловлено следующими ситуациями.

1. Компания, зарегистрированная в иностранной (чаще – оффшорной) юрисдикции, через которую проходят финансовые потоки, при выявлении определенных признаков (от­сутствие стационарного офиса, невыполнение реальных функ­ций по управлению директором и т.п.) признается «несуществующей». Ее деятельность при­знают деятельностью лица (или чаще – группы лиц) на территории Беларуси, которое управляло счетами данной фирмы, давало распоряжения и т.д. Поскольку такая деятельность в Беларуси не зарегистрирована (нет юрлица или ИП), она признается незаконной пред­принимательской деятельно­стью.

Однако сам по себе факт регистрации компании в иност­ранной, в т.ч. оффшорной, юри­сдикции еще не является противоправным. Существование или действительность деятельности зарегистрированного в другой стране юридического лица исходя из общепризнанных подходов международного частного права должна оцениваться по месту его ин­корпорации. Иначе говоря, если по законодательству иностранного государства допускается деятельность юридического лица и в той форме, в которой она осуществляется, то это лицо не может быть признано «несуществующим» в Беларуси. Если же уполномоченные органы придут к выводу, что деятельность от имени этого юридического лица фактически осуществляется в Беларуси, то для этого должны применяться установленные законодательством налоговые последствия с учетом (при наличии) соглашений об избежании двойного налогообложения.

2. Физическое лицо осуществляло деятельность (чаще – в сети Интернет, по размещению рекламы, разработке продуктов и т.п.), которая носила систематический характер и приносила доход, без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или создания юридического лица.

Такие дела чаще возникают по причине недостаточной юри­дической грамотности начинающих ИТ-бизнесменов и отсутствия в широком доступе достаточной информации для понимания ими необходимости регистрации в качестве ИП или юридического лица при систематическом занятии деятельностью, приносящей доход. Вопросы толкования систематичности, целенаправленности и однородности деятельности, а также доказанность получения дохода являются предметом оценки в каждой конкретной ситуации. Сам факт возбуждения таких дел, безусловно, негативно влияет на инвестиционный и бизнес-климат. Поэтому необходима профилактическая работа среди начинающих ИТ-специалистов. Кроме того, очевидна необходимость открытого (насколько это допустимо УПК) расследования и рассмотрения соответствующих дел, которое должно осуществляться в строгом соот­ветствии с законодательством, в т.ч. процессуальным. Например, особо остро стоит вопрос о соблюдении порядка получения доказательств из-за границы в ходе предварительного расследования.

Для проведения соответствующей реформы уголовного и административного права, а также уголовного процесса необходимы следующие изменения:

– исключение или ограничение (путем уточнения понятия) ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность (ст. 233 УК и ч. 11 ст. 12.7 КоАП);

– увеличение размера круп­ного и особо крупного размера ущерба для уголовной ответственности за незаконную пред­принимательскую деятельность (сейчас по деятельности без государственной регистрации крупный размер со­ставляет 1000, особо крупный – 2500 базовых величин);

– корректировка уголовного процессуального законодательства (или его применения) для обеспечения в разумных пределах возможности предоставления из официальных ис­точников объективной информации в связи с возбуждением и расследованием уголовных дел в ИТ-сфере. Если такая информация не раскрывается, в обществе распространяется мнение об отсутствии необходимых ос­нований для тех или иных процессуальных действий;

– корректировка уголовного процессуального законодательства в части порядка получения доказательств из-за границы с учетом международных договоров и соглашений (об­щих норм по получению доказательств, как показывает пра­к­тика, недостаточно);

– правовая регламентация взимания дополнительных сумм (кратных сумме ущерба, так называемый коэффициент) при освобождении от уголовной ответственности в порядке, предусмотренном Указом Президента от 3.12.1994 № 250. Сейчас этот элемент механизма ос­вобождения, а также порядок определения размера коэффициента фактически находятся вне правового поля.

Материал подготовлен на основе отчета BISS «Развитие IT и инновационного сектора в РБ».