$

2.0523 руб.

2.2685 руб.

Р (100)

3.1986 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Бизнес-союзы

Инвестиции в АПК: почему их почти нет

21.05.2019
Инвестиции в АПК: почему их почти нет
Фото: РИА Новости / Виталий Тимкив

Республиканская конфедерация предпринимательства провела круглый стол по теме «Инвестиции в АПК. Способы привлечения, механизмы реализации».

Сначала цифры. По итогам прошлого года поступление ино­странных инвестиций в Беларусь составило 10,8 млрд USD. Сумма – при ВВП страны порядка 60 млрд USD – достаточно внушительная. Пока не начнешь ее раскладывать на составляющие.

Объем прямых инвестиций составил 8,5 млрд USD (78,7% от общего объема), портфельных – 0,004 млрд USD, прочих – 2,3 млрд USD. Cкажем проще: прямые иностранные инвестиции на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги; далее – ПИИ на чистой основе) за 2018 г. составили 1,6 млрд USD, или 131% к уровню 2017 г. На всю страну. На все отрасли. При этом об АПК мы пока даже не говорим.

Далее смотрим  отраслевую структуру прямых иностранных инвестиций:

► промышленность – 31,1% (от 1,6 млрд USD);

► финансовая и страховая деятельность – 26,8%;

► транспортная деятельность – 18,1%;

► оптовая и розничная торговля – 6,5%;

► строительство – 4,7%;

► операции с недвижимым имуществом – 3,9%;

► профессиональная, научная и техническая деятельность – 3,0%;

► деятельность в сфере административных и вспомогательных услуг – 2,7%;

сельское, лесное и рыбное хозяйство – 1,2% (или 19,2 млн USD, из которых какую-то часть у АПК отобрали предприятия Минлесхоза);

► прочие – 2,0%.

Об инвестициях в основной капитал агропромышленного комплекса, говорить, видимо, особого смысла нет, так как зачастую это техника, оборудование и прочие ТМЦ, взятые в лизинг или в кредит, по которым еще надо расплатиться. Скажем лишь, что по итогам прошлого года эти инвестиции составили около 2 млрд руб. (90%) к уровню 2017 г., а в 2016 г. – 1,7 млрд руб. (в переводе на сопоставимые цены – 72% от про­шлогоднего показателя), и т.д.

Как видим, каких-либо «рывков» нет. Все крутится вокруг 1,5–2 млрд руб., что говорит лишь об одном: инвестиции в АПК не идут. Почему?

Ответ на этот вопрос дал другой круглый стол. Его провело то же бизнес-объединение полутора месяцами ранее, и назывался он «Анти­кризисное управление в АПК». Именно там был детально разобран Указ от 02.10.2018 № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций», который вступил в силу 7 января т.г., став для потенциальных инвесторов настоящим «пугалом».

Именно на том круглом столе прозвучали вопросы:

– Как можно инвестировать в предприятие АПК, которое в течение нескольких лет является неплатежеспособным?

– Как можно инвестировать в предприятия АПК, если Закон о банкротстве в отношении сельхозпредприятий-банкротов не работает, и при этом в стране на высоком уровне утвержден перечень «колхозного» имущества, не подлежащего аресту?

Нынешние же попытки «спрятать» неплатежеспособный сектор АПК под тенью создаваемых в стране агрохолдингов (за счет объединения сельхозпредприятий) проблем не решают. И даже не могут отсрочить.

Потому что агропромышленный комплекс Беларуси оказался заложником своих «запредельных производственных мощностей», нацеленных в большей мере на экспорт – и по мясу, и по молоку, – нежели на внутренний рынок.

Взгляд из России

Но если мы ориентируемся на рынок РФ, то встраиваться следует в структуру российских агрохолдингов. Ведь странно ожидать, что российские власти будут включать в собственный госзаказ продукцию белорусов, а своих производителей позволят гнобить. Уже очевидно, что с рынка нашей восточной соседки выдавят всех, кто не имеет ощутимого административного ресурса в РФ, не является прямо или опосредованно частью крупных московских, кубанских, тамбовских и общефедеральных агропромышленных групп. И если российские чиновники не выходят за рамки официального этикета, то представители таких агрохолдингов, видя ситуацию у нас, говорят предельно откровенно:

Что мы думаем о белорусском сельском хозяйстве? А что можно думать о предприятиях, которые топливо берут в долг, запчасти – в долг, средства защиты растений – в долг, семена – в долг? Что можно думать о предприятиях, которые размахивают перед твоими глазами бумажкой, разрешающей им не возвращать долг в течение 5–8 лет?

Что можно думать о предприятиях, которые растят зерновые на лесных опушках, неучтенных в качестве сельхозугодий «неудобицах» вдоль автомобильных трасс, пытаясь таким нехитрым способом хоть как-то увеличить «центнеры с гектара» (то есть себестоимость продукции никого не волнует, главное – объемы)?

Россияне обратили внимание на отсутствие института част­ного зем­левладения, зависимость инвестора от рай- и облисполкомов.

Статистика пока лишь подтверждает описанный нами тренд. Республика в прошлом году не смогла реализовать планы по экспорту сельхозпродукции в Россию: молочки (в пе­ресчете на молоко) недопоставлено 617 тыс. т. В нынешнем году ситуация не улучшилась; молочной продукции в Россию отправлено на 162 тыс. т меньше запланированного. Мясо, «до последнего державшее» объемы, тоже просело на 69 тыс. т.

Но об этом на круглом столе в разрезе инвестиций в АПК речь не шла. Говорилось о цифровизации экономики АПК, которая бы позволила увеличить экономическую эф­фективность сельхозпредприятий; о мировых стандартах корпоративного и операционного управления, что является обязательным требованием потенциальных инвесторов; в самой малости – о механизмах финансового оздоровления неплатежеспособных сельхозорганизаций, продаже активов эффективному собственнику и о многом другом хорошем.

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ


Менеджмент: список рубрик
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы