$

2.4810 руб.

3.0232 руб.

Р (100)

3.4629 руб.

Ставка рефинансирования

8.50%

Коронавирус

Иногда не до туризма?..

27.01.2021
Иногда не до туризма?..
Фото: freepik

Пока государство имитирует активную деятельность по поддержке туристической отрасли, этот бизнес медленно гибнет.

Внутренний туризм в Беларуси в 2020 году сократился в среднем на 50%. Въездной (т.е. организованное обслуживание иностранных туристов) – практически до нуля. Доходы туристических операторов, заполняемость гостиниц, загрузка экскурсоводов, транспорта и др. составляют максимум 10–15% от докризисного уровня.

 

Господдержка мнимая или реальная?

В результате пандемии COVID-19 отрасль туризма и путешествий столкнулась с самыми, наверное, большими в своей истории проблемами. По оценкам Всемирной туристской организации ЮНВТО, в 2020 году в мире наблюдалось беспрецедентное падение объема туристических услуг – примерно на 80%. Начало восстановления в туристическом бизнесе прогнозируется лишь к концу 2021-го началу 2022 гг., а полное восстановление – не ранее 2025 года.

В большинстве государств правительства разработали и внедрили в отношении субъектов туристической деятельности разнообразные меры поддержки – от налоговых каникул до прямых субсидий, привязанных к обороту в благополучном 2019 году. В Беларуси, как известно, План первоочередных мер поддержки внутреннего и въездного туризма был разработан Министерством спорта и туризма и утвержден правительством только в конце ноября. Участники рынка и деловые союзы подвергли его жесткой критике, поскольку речь в документе идет преимущественно об инфраструктурных проектах, а не о реальной помощи субъектам туристической инфраструктуры.

В частности, в ходе совместной пресс-конференции, которая прошла 9 декабря, Республиканского союза промышленников и предпринимателей и Республиканского союза туристических организаций председатель РСПП Александр Швец заявил:

– Этот план имитационный, он совершенно не соответствует времени. Поэтому возникает вопрос: понимают ли его разработчики реальное положение дел в отрасли и в состоянии ли они вообще регулировать туриндустрию?

Действительно, разработанные Минспорта предложения – строительство дорог и средств размещения, приобретение автобусов отечественного производства и т.д. – были бы уместны до кризиса. Например, в 2019-м, когда турпоток стабильно рос, и Беларусь в составе организованных туристических и экскурсионных групп посетили 405,5 тыс. человек. А «неорганизованных» иностранцев к нам ежегодно приезжало от 4 до 5 млн. Теперь же, когда загрузка отелей составляет в среднем по стране около 10%, а санаториев – порядка 30%, по мнению специалистов, нужны совсем другие меры – меры прямой экстренной господдержки. Потому что потери в этом бизнесе достигли гигантских масштабов. В частном секторе он держится на плаву исключительно за счет личных средств учредителей, а в государственном – за счет бюджета.

 

Потери операторов – 85–90%

– У нас работает 30 человек, и выручка компании, по сравнению с 2019 годом, сейчас составляет около 10%, – рассказывает Галина Потаева, директор компании «Виаполь», которая специализируется на въездном и внутреннем туризме. – Ситуация такова, что внутренний туризм в стране составляет не более 50–60% от докризисных цифр. А что касается въездного, то в 2019 году экспорт туруслуг в нашей компании составлял 2,7 млн USD, а в 2020-м – уже всего 390 тыс. И то благодаря первым двум месяцам года, когда пандемия еще не началась по-настоящему. С марта 2020-го иностранных клиентов у нас практически не было.

Конечно, в прошлом году пострадала вся туристическая отрасль. Но дело в том, что внутренний и въездной туризм – это деятельность на порядок более трудозатратная. Она подразумевает наличие широкого круга специалистов – переводчиков, экскурсоводов, водителей, не говоря об обычных менеджерах по продажам и работе с клиентами. К тому же внутренний и въездной туризм – это создание собственного туристического продукта (причем часто индивидуального), что сопряжено с расходами сил, времени и денег.

Но самое главное то, что на этом продукте зарабатывали все участники туристической цепочки – музеи, рестораны, гостиницы и другие места размещения, особенно в регионах. Пополнялись и бюджеты всех уровней за счет налогов. А сейчас даже в большинстве областных центров, не говоря о глубинке, вся эта инфраструктура несет огромные убытки.

– Затраты по содержанию бизнеса у нас, конечно, выше, чем в выездном туризме, – говорит Г. Потаева. – И сегодня те, кто остался на этом рынке, в основном держатся на плаву за счет поддержки учредителей. Многие отказались от офисов и перешли на удаленку или сократили штат до 1–2 человек. Огромная проблема еще и в том, что у белорусских операторов остались большие долги. Мы продавали туры и вносили предоплату гостиницам и санаториям. Сейчас они столкнулись с проблемами и не могут вернуть нам деньги. По белорусскому законодательству в такой ситуации мы обязаны вернуть деньги клиенту в течение 2-х недель, но где их взять? Поэтому договариваемся как получается: кому-то возвращаем по частям, подписываем допсоглашения о переносе туров на 2021 год и т.д.

Как говорят в туркомпаниях, сейчас единственным эффективным средством спасения отрасли являются деньги – или прямые субсидии, хотя бы на несколько месяцев в пределах 30–40% докризисного оборота, или очень дешевые кредиты с субсидируемой ставкой. Неплохо было бы также кардинально снизить на какое-то время ставки аренды для тех, кто занимается въездным и внутренним туризмом.

 

Отели несут убытки

Классический пример того, что происходит с объектами внутреннего туризма в глубинке, – пансионат «Лесное-Рудня» в Россонском районе Витебской области. Это небольшое частное заведение для отдыха около 40 человек зимой и до 60 в летний период, позиционирующее себя как загородный камерный парк-отель уровня 3*. Здесь есть как классические номера, так и отдельные дома на семью или большую компанию, свой спортзал, банный комплекс, ресторан, пляж, экскурсионная программа и т.д. Все новое, ухоженное, в лесу и рядом с водой.

Основной целевой аудиторией пансионата, учитывая близость восточной границы, были российские туристы, в основном семьи с детьми и пары старшего возраста из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга. Поэтому как только въездной туризм начал сворачиваться, пансионат столкнулся с проблемами.

– Наша основная выручка формировалась российскими туристами, а закрытые границы привело к полной потере въездного клиентского потока, – объясняет учредитель пансионата Владимир Резников. – Также из-за пандемии мы полностью потеряли загрузку нашей очень интересной площадки загородной регистрации браков. Замещение иностранных туристов белорусскими гостями оказалось очень незначительным – максимум на 10%. В результате выручка в 2020 году, по сравнению с 2019-м, упала на 40%, а налоговые платежи уменьшились на 20%.

В 2020 году пансионат долго и, к сожалению, безуспешно пытался получить предусмотренную Указом Президента льготу по налогу на недвижимость и плате за землю. Никаких других мер государственной поддержки турбизнеса в арсенале местных властей также не оказалось. Чтобы сохранить коллектив и материальную базу, руководство пошло на радикальные меры, и в сезоне-2020 переориентировало заведение на прием организованного детского лагеря. Это помогло закрыть часть финансовых проблем. Но если в 2021 году границы не откроют, ситуациябудет сложнее, чем в 2020-м. Потому что любая «подушка безопасности» имеет пределы.

– Экономика нашего объекта устроена таким образом, что в межсезонье (а это фактически 7 месяцев в году) мы тратим заработанное в сезон, – объясняет В. Резников. – В сезон мы расширяем, а в межсезонье уменьшаем штат. Однако особенности объекта загородного гостеприимства не позволяют в конце сентября просто повесить на въездные ворота замок и сказать коллективу: «До встречи 28 апреля». При сокращении штата должны быть разумные границы. Ведь необходимо отапливать помещения, убирать и освещать большую (12 гектаров) территорию, поддерживать работу полностью автономной инфраструктуры – энергоснабжения (трансформаторная подстанция и сети), канализации, скважины, водонапорной башни, системы водоочистки, водопроводных сетей. Заниматься заготовкой дров, наконец! Даже если затянуть пояса, месяц затрат в межсезонье для нас обходится по самому минимуму в 6–8 тыс. руб.

 

Чего ждет бизнес

По мнению учредителя пансионата «Лесное-Рудня», меры государственной поддержки внутреннего туризма должны включать не только решения, принятые органами власти, но и поддержку со стороны фактически государственных монополистов – энергетиков, газовиков, связистов, дорожников, госбанков.

– Что касается собственно органов государственной власти, то можно внедрять программы кластерного развития туризма или по примеру России ввести «туристический кэшбэк» с упором на поддержку отдыха в межсезонье, выдавать сертификаты малообеспеченным слоям населения. Через такие рыночные механизмы государственная поддержка может стать реально доступной для объектов всех форм собственности – кто привлек туриста, тот и получил господдержку. Странным представляется повышающий коэффициент 2 для налога на недвижимость, устанавливаемый местными советами, особенно в период, когда эта недвижимость фактически простаивает. Аналогичный вопрос и по введению курортного сбора в белорусских лесах. Да, есть курортный сбор, например, в Сочи или Карловых Варах? Это плата отеля администрации города за то, что она владеет сильным туристическим брендом, приводит в отель турпоток и постоянно вкладывает ресурсы в рекламу туристической привлекательности региона. А какой курорт в белорусском лесу и у кого болит голова за привлечение туриста в лесной отель кроме собственника?

Не менее важно обязать и госмонополистов участвовать в развитии туристической инфраструктуры. Как рассказывают участники рынка, в ответ на обращения они очень часто получают отписки: «Ваше предложение по газификации (электрификации, прокладке интернета) не представляется экономически целесообразным». И в этой беде даже местные исполкомы в депрессивных регионах (а именно там по логике нужно развивать туризм) ничем помочь не могут – госмонополистам они не указ. Так что тут вопрос не только в загородном гостеприимстве, а в целом в стратегии равномерного территориального развития.

 

В качестве конкретных антикризизисных мер для развития загородного гостеприимства, которые зависят от госмонополистов, я бы предложил следующие, – говорит В. Резников. – Это приоритетное развитие инженерных сетей в направлении объектов загородного туризма;введение для таких объектов энерготарифа как для населения, а тарифа на отопление – не дороже 10 копеек; товарное кредитование на 3–5 лет под гарантии местных исполкомов инвестиционных товаров местного производства – древесины, песка, цемента, асфальта и т.п. для нового строительства на территории туробъектов; выделение государством дотаций предприятиям-монополистам на проведение данных мероприятий; внедрение кредитного продукта для нового строительства с уровнем «ставка реф. минус 3%» и сроком возврата не менее 7 лет.

 

Агроусадьбы: минус 50%

Можно сказать, что в отличие от классических объектов размещения агроусадьбы пережили 2020-й относительно спокойно. Конечно, для них, как и для всех, год был неровным: сначала почти полный локдаун во время первой волны, потом – ажиотажный спрос летом и в начале осени и снова обвал в ноябре-декабре.

– На новогодние праздники в этот раз не было массовых свадеб и корпоративов, но усадьбы все же были более или менее востребованы, – говорит Валерия Клицунова, руководитель БОО «Отдых в деревне». – Можно сказать, что в общем и целом отрасль выстояла. Но хотя ситуацию в этом виде деятельности по итогам года и нельзя назвать катастрофической, потери оказались значительными. По нашим оценкам – около 50%. Есть усадьбы, которые вообще не работали в этом году, а кто-то закрылся уже осенью.

Конечно, сравнить условия налогообложения агроусадеб с теми же пансионатами нельзя. Ставку сбора для них уже давно хотят увеличить. В разное время в прессе фигурировалиразные цифры – от 4 до 15 раз. Но в итоге с 1 января 2020 г. сбор подняли только вдвое – с одной базовой величины до двух в год, что явно подъемно не только для сельхозпроизводителей, но и для обычных граждан.

Однако надо понимать, что текущие затраты у них тоже есть, ведь если даже обычный деревенский дом одну зиму не топить, то вряд ли в нем понравится гостям летом. Есть и другие расходы. Так что агроусадьбы тоже сложно назвать выигравшими в прошлогодней лотерее. Тем более, в сравнении с соседними странами.

 

– В мире сложно найти страну, где во время пандемии не поддержали бы бизнес, – отмечает В. Клицунова. – Маленькая Эстония с населением 1,3 млн человек выделила малому бизнесу на селе 200 млн евро в виде невозвратных ссуд. И субъекты хозяйствования могли получить по 50 тыс. евро. У нас же туристическая сфера не получила ни рубля. Зато постоянно появляются новые идеи по повышению налогов для того или иного вида деятельности.

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

 

Автор публикации: Константин КОРЖЕВИЧ


***
Актуально: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное