$

1.9984 руб.

2.3272 руб.

Р (100)

3.1481 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Бизнес-союзы

Госуправленцы и директора: в кругу общих дел

02.02.2018

Национальная экономика в 2018 году продолжит восстановление. Для этого власть намерена мотивировать бизнес посредством совместного совершенствования «правил игры». Удовлетворение таким подходом стороны выразили на 81-м заседании Республиканского клуба директоров (РКД).

Ступени роста на макроуровне

Фундаментом восстановления, по мнению представителей органов госуправления, станут прошлогодние успехи. В частности, заместитель министра экономики Юрий Чеботарь напомнил руководителям предприятий, входящих в БСПН им. М.С. Кунявского, ряд важ­нейших параметров, характеризующих оживление отечественной экономики. В первом ряду – рост ВВП на 2,4% против его падения на 0,5% в 2016 году. Столь же радует власть динамика инфляции, которая за прошлый год «скатилась» с 10,6 до 4,6%.

Кстати, инфляция, вызванная монетарными факторами, составила всего 2,5%, обратил внимание директоров начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дмитрий Мурин. В потребительской корзине существенно увеличилась доля товаров, цены на которые выросли в годовом выражении менее чем на 5%. Если в 2016 г. она составляла 24,6%, то в прошлом году достигла 71,9%.

Благостная картина наблюдалась и на валютном рынке, что сдерживало рост цен в организациях, ориентированных на экспорт. Умеренным было наращивание денежного предложения, в частности, средняя широкая денежная масса увеличилась лишь на 15,3%, что соответствует заявленным параметрам. Замедление в стране инфляции позволило снизить уровень процентных ставок в экономике до исторически минимальных значений. В декабре средние рублевые процентные ставки по новым кредитам опустились до 11,3%, что почти вдвое ниже данного параметра в конце 2016-го.

Безусловно, это раскрепощало экономику организаций реального сектора. Позитивные процессы происходили в отраслях, ранее демонстрировавших падение. В частности, в строительстве, где объем строительно-монтажных работ вырос с 90 до 99%. Данному подъему, разумеется, способствовали и локальные меры, прежде всего в виде финансовых вливаний, вследствие чего выросла загрузка строительных мощ­ностей.

И все же основной драйвер восстановления – промышленный рост в стране на 6,1%. Причем высокие показатели продемонстрировали предприятия, работающие на местном сырье: например, в промышленности строительных материалов производство выросло на 7,7%, легкой промышленности – на 4,9%, деревообработке – на 14,4%. Флагман – машиностроение – также «развернулся» в сторону оживления: производство машин и оборудования увеличилось на 26,5%, электрооборудования – на 5,5%.

При этом наметились позитивные изменения в параметрах, являющихся предметом повышенного внимания правительства: в выручке от реализации продукции, добавленной стоимости на одного работающего, экспорте. Так, по итогам года рентабельность продаж в промышленности выросла на 9,6%, чистая прибыль – в полтора раза.

Кредитные ребусы

Представители власти обратили внимание на вклад в наметившийся прогресс не только организаций госсектора, крупного бизнеса, но и пред­приятий МСП. «Малышей» и «середняков» такая оценка, по признанию их руководителей, радует, правда, заметной пользы от нее для своего бизнеса они не ощущают. По сравнению с организациями госсектора частники все еще находятся в неравных условиях. Если пер­вым при наличии долгового бремени государство всячески помогает избежать банкротства благодаря, например, участию в госпрограммах, ресурсам Банка развития, то попавших в финансовую беду негосударственные предприятия, как и ранее, чаще всего ждет незавидная участь.

Особенно тяжело приходится фирмам в регионах. Многие из них, как прозвучало на заседании РКД, не могут получить кредиты в местных банках. Банкиры не предоставляют им финансовые ресурсы из-за невозвращенных долгов, образовавшихся из ранее взятых кредитов. В Нацбанке, как сообщил Д. Мурин, об этой проблеме знают, и она носит общереспубликанский характер. Вот как выглядит кредитная нагрузка отечественных предприятий, объем которой формировался на протяжении последних 5 лет (см. рис.).

Стоит согласиться с позицией Нацбанка, уверяющего, что эта ключевая проблема не может быть решена путем дальнейшего наращивания кредитной нагрузки предприятий, в т.ч. предоставления заимствований тем, кто не умеет успешно вести бизнес в сложных экономических условиях. Ведь ком­мерческим банкам деньги также «не падают с неба», и для собственного выживания им важно деловое партнерство не со всеми предпринимателями, а лишь с теми, кто дисциплинированно относится к своим финансовым обязательствам. В противном случае неплатеже­способные заемщики могут нанести серьезный урон банковскому бизнесу.

В сетях СКНО

Усложняют жизнь производственникам, предприятиям сек­тора услуг ряд решений госорганов, связанных с внедрением новых технологий. Например, приближаются сроки завершения установки средства контроля налоговых органов в кассовое оборудование. В частности, одному из входящих в БСПН предприятий, имеющему раз­ветвленную сеть подразделений, проект СКНО обойдется, по предварительным расчетам, приблизительно в 6,4 тыс. BYN. Финансовые расходы по внедрению его возложены на бизнес, что, по мнению его представителей, «съест» часть их выручки и зарплат работников. Поэтому многие предприятия в целях минимизации данной нагрузки планируют включить ее в цены продукции и услуг, переложив тем самым плату за технологическую инициативу МНС на плечи потребителей. Разумеется, рост цен далее всплывет на макроуровне и спровоцирует волну инфляционного давления.

Заместитель министра по налогам и сборам Элла Селицкая попросила директоров, которых затронуло данное новшество, отнестись к нему с пониманием. Технический про­гресс, мол, не остановить. В других странах его достижения также используются налоговиками. При этом государство от цифровизации контрольной деятельности, внедрения про­граммных продуктов, как правило, выигрывает. В частности, новые технологии сужают «лазейки» для возможного ухода от налогов и сборов, расширяют их базу.

На фоне обоснованных инициатив по переводу отечественной экономики на «цифровые рельсы» у РКД вызывает непонимание пассивность ор­ганов госуправления в отношении изменения ряда правовых норм, которые давно вошли в противоречие с жизнью и откровенно вредят бизнесу. В их числе, например, основания для включения в реестр лже­предпринимательских структур.

С клеймом «лжепредпринимательства» на нашем рынке работают многие добропорядочные фирмы, например, чьи офисы всего лишь не совпадают с местом регистрации. Они дисциплинированно платят налоги, но из-за частой смены арендуемых помещений не всегда своевременно сообщают о новых адресах местонахождения. В настоящее время, как сообщила директор БСПН Жанна Тарасевич, свыше 7 тыс. субъектов хозяйствования находятся в указанном реестре, из которых около 5 тыс. включены по названному основанию.

Акцент на саморегулирование

Развитие экономики Беларуси в текущем году будет происходить в сложных условиях, требующих от правительства и Нацбанка учета всевозможных рисков как на внутреннем, так и на внешних рынках. Эти риски и обусловили достаточно сдер­жанные макроэкономические ориентиры. Например, запланированное повышение уровня инфляции на 1,4% по сравнению с прошлым годом как раз и отражает наличие множества ее потенциальных ускорителей в различных отраслях экономики, которые в любой момент могут «проявиться».

Для чиновников также очевидно положительное влияние на экономический рост в 2017 году мер, которые принимались органами госуправления по итогам консультаций с пред­ставителями реального сектора экономики. Поэтому в 2018 году этот диалог планируется не только продолжить, но и, как прозвучало, углубить. В развитие положений декретов № 7 и № 8 готовится ряд нормативных правовых актов. Базовыми принципами новых документов станет формирование правовой среды, направленной на минимизацию вмешательства государства в хозяйственную деятельность организаций, смещение акцентов в ней на саморегулирование. Это, как от­метил замглавы Минэкономики Ю. Чеботарь, должно позволить Беларуси в текущем году выполнить намеченные планы в макроэкономике, в т.ч. увеличить ВВП на 3,5%.

Автор публикации: Михал СТЕЛЬМАК