$

2.6403 руб.

3.0840 руб.

Р (100)

3.3149 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Итоги

Госсектор: тонкое искусство угасания

04.09.2020
Госсектор: тонкое искусство угасания
Фото:pixabay.com

Как госпредприятия справляются с последствиями кризиса, связанного с эпидемией коронавируса, позволяют понять данные Белстата по госсектору за первое полугодие 2020 г.

 

Госсектор продолжает терять работников

На 1 июля 2020 г. в частичной либо полной собственности государства находились 3204 юридических лица, которые обеспечивали работой 1249,6 тыс. человек, или 42,9% среднесписочной численности наемных работников, занятых в белорусской экономике. По сравнению с данными на начало года за 6 месяцев госсектор «потерял» 71 юридическое лицо и 27,4 тыс. работников.

Эта тенденция не нова: за прош­лый, относительно благополучный для нашей экономики год госсектор не досчитался 117 юридических лиц и 48,5 тыс. работников. То есть несмотря на существенный объем прямой и косвенной поддержки, госсектор не создает новые рабочие места, а, наоборот, увеличивает предложение на рынке труда.

Если посмотреть на динамику по отраслям, то больше всего людей потеряли обрабатывающая промышленность (11,5 тыс. чел.), сельское хозяйство (8,4 тыс. чел.) и торговля (2,7 тыс. чел.).

По сравнению с прошлым годом темпы роста заработной платы замедлились: если по итогам 2019 года средняя заработная плата на предприятиях госсектора выросла на 10,3%, то за 6 месяцев 2020 г. – только на 3,6%, что меньше индекса потребительских цен за тот же период. Это означает, что в реальном выражении оплата труда работников госсектора стала меньше. Однако в некоторых отраслях и без учета инфляции работники стали получать меньше: в металлургическом производстве (снижение средней начисленной зарплаты на 6%), производстве химической продукции (на 4%), горнодобывающей промышленности (на 0,1%). Неудивительно, что работники этих отраслей одними из первых выступили с протестами против событий 9–12 августа.

В целом средняя зарплата госсектора (1109,3 руб.) отстает от средней зарплаты по стране (1203,3 руб.), хотя правительство предпочитает по-прежнему считать, что в замедлении роста зарплат виноват частный сектор. Самые высокие средние зарплаты на госпредприятиях наблюдаются в горнодобывающей промышленности (2023,3 руб.), нефтепереработке (1919,1 руб.), производстве химической продукции (1850,5 руб.), которые, как правило, сопряжены с вредом для здоровья. Выше среднего получают на предприятиях информационного и финансового сектора – 1618,7 и 1557,0 руб. соответственно. Самые низкие зарплаты у работников легкой промышленности (717,8 руб.), сельского хозяйства (730,6 руб.), занятых в производстве резиновых и пластмассовых изделий (983,3 руб.).

 

Прибыль, давай, до свидания

Выручка предприятий госсектора за первое полугодие составила 63,8 млрд руб., что всего на 5% меньше аналогичного периода прошлого года. То есть выручка госпредприятий сократилась незначительно. А вот прибыль пострадала куда больше: если в январе-июне 2019 г. госпредприятия заработали 4431 млн руб., то за такой же период текущего года – только 173 млн. Особенно серьезно заминусовала строительная отрасль, которая показала убыток в размере 1272 млн руб. против прибыли 568 млн годом ранее. На 700 млн руб. снизилась прибыль химической промышленности, на 467 млн меньше заработали предприятия транспортной отрасли, на 442 млн – производители машин и оборудования.

При этом удельное значение убыточных предприятий изменилось незначительно: 15,6% против 13,3% годом ранее, и это говорит о том, что убытки связаны с отдельными, «избранными» предприятиями госсектора. К сожалению, Белстат не дает размер убытка в расчете на одно убыточное предприятие, однако мы уверены, что это значение растет, отражая тенденцию хронической убыточной деятельности и накопления убытков на балансе отдельных «тяжеловесов» белорусской экономики.

Любопытно, что Указ от 31.12.2019 № 504 «О курсовых разницах» и постановление Совмина от 15.04.2020 № 229 «О неначислении амортизации основных средств и нематериальных активов в 2020 году» не сильно помогают предприятиям госсектора спастись от убытков. Похоже, размер убытков отдельных предприятий достигает таких размеров, что их уже нельзя скрыть отнесением амортизации и курсовых разниц на будущие периоды.

Главная причина такой ситуации – чрезвычайная закредитованность предприятий госсектора и их традиционная «любовь» к валютным кредитам. Статистика по кредитам, которую дает на периодической основе Нацбанк, показывает, что 70% кредитов предприятий государственного сектора экономики – валютные. И это не всегда длинные инвестиционные кредиты, но и короткие кредиты для пополнения оборотного капитала. В ситуации стабильного курса национальной валюты многим руководителям предприятий привлечение кредита в валюте с более низкой ставкой казалось хорошей идеей, однако теперь предприятия переплачивают по таким кредитам, покупая валюту для расчетов с банком. В итоге расходы на обслуживание долга растут, несмотря на то что ставка рефинансирования остается низкой.

Резкий рост курсов основных валют августа 2020 г. еще не нашел отражения в представленной статистике, однако уже сейчас можно предположить, что этого будет достаточно, чтобы госсектор окончательно попрощался с прибылью. Вместе с тем нельзя исключать, что отдельные предприятия госсектора смогут сохранить прибыль и показать достойный результат на фоне разрастающегося кризиса. Прибыльные предприятия, скорее всего, останутся прибыльными, однако их результаты в общей статистике по госсектору будут нивелированы дальнейшим ростом убытков от деятельности «тяжеловесов».

 

Деньги на инвестиции есть, но не для оплаты контрагентам

Резкое сокращение прибыли – не единственный признак хронического характера проблем госсектора. Общее состояние расчетов свидетельствует о том, что постоянную нехватку оборотного капитала предприятия компенсируют задержками оплаты по расчетам с контрагентами. По состоянию на 1 июля на их долю приходится 71,7% всей просроченной дебиторской задолженности (6,1 млрд руб.), 70,2% просроченной кредиторской задолженности (5,6 млрд руб.), 79,7% просроченной задолженности по кредитам и займам (1,9 млрд руб.).

По сравнению с началом года ситуация стала немного лучше, но принципиально ничего не изменилось: большинство неплатежей в белорусской экономике связаны с предприятиями государственной формы собственности.

Однако вот что удивительно: даже в кризисный период вопреки мировой общепризнанной практике предприятия госсектора не сокращают инвестиции в основные средства. Если в первом полугодии 2019 г. в относительно благополучный период предприятия госсектора направили на «длинные» капитальные инвестиции 6978 млн руб., то в 2020 году, несмотря на проблемы с расчетами и резкое сокращение прибыли, объем таких инвестиций за первые 6 месяцев составил 7649 млн руб. (рост на 9,6%). Интересно, на какую рентабельность и окупаемость инвестиций рассчитывают руководители, если готовы в такое сложное время брать валютные кредиты для капитальных вложений, не смущаясь стремительного роста долговой нагрузки.

***

Таким образом госсектор продолжает «сдуваться», теряя как в общем количестве предприятий, так и в численности рабочих мест и чистой прибыли, несмотря на значительный объем прямой и косвенной господдержки. Это не исключает того факта, что и в госсекторе есть прибыльные и устойчивые предприятия, которые наверняка найдут место в новой белорусской экономике. Однако таких немного и их результаты тонут в общей неэффективности сектора, динамику которого задают крупные хронически убыточные промышленные предприятия. Как бы государство ни пыталось представить госсектор как гарант стабильности и занятости в белорусской экономике, факты остаются безжалостны, а значит, так или иначе убыточные предприятия себя изживут – или через реформы, или через бездарное управление и безвозвратную финансовую поддержку.

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением писать на op@neg.by 
 

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***
Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы