$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Где взять деньги для малого бизнеса

15.09.2016

Дефицит финансирования белорусский малый бизнес постоянно называет одной из основных своих проблем. По мере общего сокращения банковского кредитования ситуация стала еще тяжелее: если сложно крупным предприятиям, то мелким – вдвойне. Выходом из положения могло бы стать более широкое распространение небанковских заимствований. Пути их использования обсуждались 13 сентября на конференции «Современные инструменты финансирования малого предпринимательства», организованной Нацбанком в рамках образовательного проекта Альянса за финансовую доступность.

Выступая на конференции, заместитель министра экономики Ирина Костевич признала, что главным барьером, сдерживающим развитие малого и среднего бизнеса (МСБ), является дороговизна кредитов. По словам замминистра, почти все отечественные банки кредитуют МСБ, на который приходится 30% кредитного портфеля. Но банковские заимствования обеспечивают лишь 20% инвестиций этого сектора в основной капитал.

Чиновники в очередной раз заверили, что проблема «пошагово, поступательно» решается. Но пока они разбираются с административными барьерами и ставкой рефинансирования, предпринимателям просто нужны деньги на приемлемых условиях. Альтернативой банкам во всем мире служат микрофинансовые организации (МФО). Но масштаб и формы их работы в Беларуси после принятия Указа от 30.06.2014 № 325 выглядят более чем скромными по сравнению с деятельностью их зарубежных коллег. Те охотно поделились на конференции своим опытом. Нашим властям остается только позаимствовать из него лучшие образцы и внедрить их  в отечественную практику.

В недавно опубликованном ОЭСР индексе политики в отношении МСБ «Страны Восточного партнерства 2016» Беларусь заняла только 5 место из 6 в категории «Доступ к финансированию», сообщил  эксперт Немецкой экономической группы по малому бизнесу Иван Корякин. По его мнению, при банковском кредитовании предпринимателей следует использовать кредитно-гарантийные схемы (КГС) для помощи жизнеспособным предприятиям, если те не могут предоставить залог и не имеют кредитной истории. В таких случаях возможно разделение рисков дефолта заемщика с кредиторами с помощью КГС, в которых гарантами за умеренную плату становятся государственные, частные или смешанные учреждения. Это может быть фонд – гарантор, обязующийся покрывать 50–80%, а иногда до 100% суммы кредита, что создает стимулы для отбора и мониторинга проектов.

Немецкая экономическая группа предлагает создать такой фонд в Беларуси с участием государства и международной финансовой организации для выдачи гарантий при кредитах и лизинге. Его клиентами могут стать субъекты МСБ, работающие не менее 3 лет. Предлагаемая максимальная сумма кредита – 1 млн. EUR на срок до 10 лет, доля покрытия – до 50%, плата за гарантию – 0,8–2,3% годовых с учетом риска. По сути, властям предлагается готовый проект, о разработке которого у нас говорят более 15 лет.

На чем стоит Европа

Малый бизнес в Европе давно «не ловится» на банковские кредиты, заметил заместитель директора департамента развития предпринимательства Польского агентства развития предпринимательства Дариуш Войтачек. Например, в Польше одним из основных источников его финансирования служат структурные фонды ЕС. В 2014–2016 гг. из них МСБ получил по различным схемам более 80 млрд. EUR. Тем не менее польский бизнес сталкивается с недостатком инвестиций в проекты, в т.ч. на инновации и НИОКР. Собственные финансовые источники составляют здесь около 70%, у МСБ – 64%, банковские кредиты – только 10%. В частности, Польское агентство развития предпринимательства располагает собственным бюджетом в 3,6 млрд. EUR, который используется для поддержки МСБ в рамках отраслевых программ. Результат такой политики: в Польше насчитывается около 1,5 млн. субъектов МСБ, они формируют 73% ВВП, причем 48% ВВП приходится на микропредприятия, где занято более 6 млн. человек.

Активная поддержка малого бизнеса ведется и в Турции. Как рассказал эксперт Национальной организации по развитию малого и среднего предпринимательства KOSGEB Селим Бактир, в его стране объем финансирования МСБ на текущий год составляет 350 млн. USD. Эти средства доступны представителям всех секторов экономики, причем любой предприниматель может получить ресурсы одновременно по трем государственным программам. При этом предоставлять бизнес-план требуется лишь в одной из них (программе поддержки проектов). Несложно получить средства на рекламный бюджет и на другие цели. Студенты могут претендовать на суммы до 5 тыс. USD, прошедшие обучение предприниматели – до 285 тыс., в т.ч. на грант – на 100 тыс. USD и еще столько же – как беспроцентный заем. Особые условия финансирования предусмотрены для женщин и молодежи. Кстати, права экспортеров и импортеров на получение поддержки равны – видимо, слов «экспортоориентированность» и «импортозамещение» в турецком языке нет.

Зато там знают другое. Зачем государство занимается малым бизнесом, задал С.Бактир «риторический» вопрос и сам же ответил на него: этот сектор позволяет устранить социальное неравенство и снять напряжение в обществе.

Евразийский вариант

Определенный опыт накоплен и в странах Евразийского экономического союза, причем в некоторых он существенно отличается от белорусского. Например, в Казахстане после снижения объемов банковкого кредитования освободившуюся нишу заняли МФО, рассказал исполнительный директор Ассоциации микрофинансовых организаций Анатолий Глухов. В основном они сотрудничают с сельским населением. И хотя МФО ориентированы на выдачу потребительских займов, государство разрабатывает меры, чтобы направить их на кредитование предпринимателей.

При этом особые усилия прилагаются к снижению стоимости заимствований – путем налоговых преференций, субсидирования расходов, представления госгарантий. Однако в результате программы «Субсидирование вознаграждения по микрокредитам частных МФО» и «Гарантирование займов МФО в банках второго уровня» оказались неработоспособными, а потому государственные микрофинансовые организации вытесняют частные, признал А.Глухов. Впрочем, белорусские участники конференции порадовались за союзников, имеющих хоть такие структуры.

Сложнее было бы внедрить армянский опыт МФО, чье развитие состоялось благодаря щедрости международных доноров. А вот практика правового регулирования в этой стране представляет интерес. Деятельность МФО и лизинговых компаний там регулируется законом «О кредитных организациях» и лицензируется, сообщила координатор программ Союза кредитных организаций Армении Лена Мамиконян. Этот сектор включает 32 кредитные и 8 страховых компаний, а также 151 ломбард. При этом 71% всех лизинговых сделок в стране финансируют МФО, а объем выданных ими средств составил почти 6,7 млрд. USD. Финансируются преимущественно сфера услуг и сельское хозяйство.

По мнению начальника отдела анализа рисков и перспективных технологий финансовой доступности ГУ рынка микрофинансирования Банка России Юрия Божора, признавая роль МФО, не стоит забывать о новых моделях финансирования предпринимательства. С 2015 г. Банк России ведет мониторинг 10 площадок краудфандинга. Этот инструмент становится источником средств для МФО. Правда, здесь возникают определенные риски, связанные с созданием «пирамид», что требует особого контроля. Поэтому в Центробанке РФ создан департамент противодействия недобросовестным практикам. Его специалисты исследуют в т.ч. зарубежные рынки, чтобы оценить необходимость введения спецрегулирования в данной сфере. При этом признается бесполезность запретов – гораздо важнее защитить граждан и инвесторов от недобросовестных практик и одновременно помогать участникам рынка, испытывающим затруднения в получении финансирования от банков.

Свой путь

По-видимому, выступления зарубежных гостей наших чиновников не впечатлили. Директор департамента по предпринимательству Минэкономики РБ Петр Арушаньянц честно признался, что не видит места микрофинансовых организаций в системе поддержки предпринимательства в Беларуси. Его попытался переубедить председатель правления Республиканского микрофинансового центра Игорь Микульчик, опять-таки ссылаясь на зарубежный опыт. Он отметил, что микрофинансирование обрело такую силу во многих странах именно потому, что поддерживает экономически активное население, которому по каким-либо причинам недоступно традиционное кредитование. У нас же власти не видят ценности МФО, полагаясь в основном на банки.

Но и сами предприниматели не торопятся решать проблемы своими силами. Ранее законодательство позволяло создавать кредитные союзы, общества взаимного кредитования и специализированные фонды, но мало кто воспользовался такой возможностью. С принятием Указа № 325 многие микрофинансовые организации прекратили свою деятельность, а новые пока только набирают обороты. Впрочем, из 111 действующих МФО большинство являются ломбардами, тогда как в мировой практике более распространены кредитные союзы, потребительские кооперативы, отметил И.Микульчик.

Зачистка рынка микрофинансирования, как показывает белорусский опыт, действительно не является гарантией от мошенничества. По крайней мере, та пара финансовых «пирамид», которые недавно были разоблачены, не появилась бы, если бы на рынке был адекватный надзор. Предпринимателям нормы Указа № 325 предоставили возможность получения займов, но не дали ресурсов. Теперь можно только гадать, вдохновит ли представленный на конференции зарубежный опыт белорусские власти к восстановлению отечественного рынка МФО, а если да, то сколько времени на это понадобится. Или же дело ограничится очередными обещаниями когда-нибудь обеспечить доступность для малого бизнеса банковских кредитов?

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА