$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Фонды окружают и требуют

27.09.2016

Миссия МВФ обсуждает сейчас с правительством Беларуси новую кредитную программу. Шансы на получение денег есть. Но пойдут ли они на сей раз на пользу белорусской экономике? По мнению Исследовательского центра ИПМ, программы сотрудничества с международными кредитными организациями не гарантируют проведения в нашей стране комплексных и глубоких реформ, а лишь формируют определенную систему стимулов для правительства.

«Поскольку Беларусь как никогда остро нуждается в рефинансировании долга, роль международных финансовых организаций в формировании программы действий белорусских экономических властей может оказаться выше, чем в период реализации предыдущих программ», – полагает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик. Он предлагает пристально взглянуть на проблемы, названные международными финансовыми организациями, предоставляющими крупномасштабную поддержку программ реформ, и рассмотреть выдвигаемые ими условия.

Действительно, у наших кредиторов разное видение основных причин уязвимости белорусской экономики и путей преодоления кризиса, в котором она находится.

Так, Евразийский фонд стабилизации и развития уже предоставил первые два транша кредита на «создание макроэкономических предпосылок экономического роста и проведение рыночных реформ, нацеленных на обеспечение его устойчивости». Правда, до сих пор эти средства сказались лишь на уровне золотовалютных резервов. МВФ денег пока не дает, требуя «более фундаментальной переориентации экономики на рост за счет рыночных сил» и направления кредита (если он все-таки будет получен) на «поддержку комплексной программы, которая включает меры, которые по своему характеру и охвату требуются для коррекции структурных дисбалансов».

Диагностика проблем

ЕФСР делает акцент на решении макроэкономических проблем, предполагая, что это потребует проведения структурных реформ, позволит снизить процентные ставки, повысить эффективность распределения ресурсов и возобновить инвестиционную активность, отмечает А. Чубрик. В ЕФСР полагают, что курс белорусского рубля завышен из-за высоких реальных процентных ставок. Однако, по оценкам Нацбанка, валютный курс скорее ниже своего равновесного значения. Об этом свидетельствует чистая продажа валюты на внутреннем валютном рынке на фоне снижающихся процентных ставок. Дисбаланс между заработками и производительностью труда тоже в значительной степени ликвидирован: темпы роста последней (в номинальном выражении) выше, чем увеличение зарплат с III квартала 2014 г.

По мнению А. Чубрика, оценка ЕФСР избыточной занятости в Беларуси (около 20%) и ее роли в формировании макроэкономических дисбалансов выглядит необоснованной. Во-первых, потери рабочего времени в 2015 г. составляли эквивалент ежедневного невыхода на работу менее 0,8% от общего числа занятых в экономике, или всего 5% от оценки ЕФСР. Во-вторых, данные по открытым акционерным обществам, публикуемые Минфином, позволяют оценить динамику кадров на крупнейших госпредприятиях страны. В 2010 г. численность занятых в 191 ОАО, имеющих более 1000 работников, изменилась с 478 тыс. в 2010 г. (10,2% от всех занятых в экономике) до 378,3 тыс. (8,4%) в 2015-м. Правда, таких компаний стало на 9 меньше. Таким образом, за 5 лет занятость на крупнейших предприятиях страны сокращалась в среднем на 4,6% в год, а на остальных – всего на 0,6%. Это свидетельствует об активном избавлении от избыточной занятости, полагают в ИПМ.

По итогам предыдущей миссии МВФ обратил особое внимание на уязвимость государственных финансов, вызванную ухудшением финансового положения предприятий, высоким риском реализации условных обязательств правительства и растущей демографической нагрузкой, а также риски для макроэкономической стабильности и уязвимые места финансового сектора.

Связанные макроэкономикой

В своих оценках и рекомендациях ЕФСР делает основной акцент на мерах монетарной и фискальной политики. К первой относятся 3 из 5 контрольных показателей программы и 5 из 8 индикативных. При этом именно в сфере монетарной политики риск невыполнения этих показателей наименьший благодаря последовательным действиям Нацбанка за последние 20 месяцев. Но МВФ пока лишь констатирует прогресс в сфере макроэкономической стабилизации.

Оба фонда сходятся в необходимости ограничения квазифискальных операций правительства. При этом ЕФСР считает контрольным показателем нулевое сальдо бюджета органов госуправления, включая чистое кредитование Банка развития. МВФ рекомендует включать в лимит долга государственные гарантии и внедрить четкие правила корректировки расходов бюджета для достижения целевых показателей по долгу. Кроме того, МВФ призывает выделять бюджетные средства на финансирование реформы госпредприятий, системы социальной защиты и условных обязательств, связанных с квазифискальной деятельностью. При этом допускается наличие дефицита, но при условии максимальной прозрачности всех операций правительства и создании правил, обеспечивающих среднесрочную устойчивость государственных финансов.

Весной МВФ со Всемирным банком провели полномасштабную оценку основ и развития финансового сектора Беларуси (программа ФСАП). В опубликованных рекомендациях этой программы главное место занимают призывы принять «всестороннюю и глубокую стратегию по решению проблемы необслуживаемых кредитов наряду с реструктуризацией предприятий и поэтапной ликвидацией директивного кредитования».

Это постылое

слово «реформы»

Директивное кредитование беспокоит и ЕФСР, который установил для него ряд контрольных показателей. Общее требование фондов – повышение уровня возмещения затрат тарифами в жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте, улучшение среды для развития бизнеса, а также переход на международные стандарты финансовой отчетности. Правда, МВФ требует, чтобы по МСФО отчитывались все госпредприятия, а ЕФСР скромно предлагает рассмотреть целесообразность расширения перечня отчитывающихся компаний (надо полагать, по сравнению с нормами ст. 17 Закона «О бухгалтерском учете и отчетности»).

Не слишком волнует ЕФСР реформа госпредприятий – его программа предусматривает только продажу банка «Москва-Минск» и подготовку Белинвестбанка к приватизации. Кроме того, ЕФСР ожидает разделения функций государства как регулятора и собственника, а также принятия нового Закона «О несостоятельности или банкротстве» до конца 2017 г. Зато доля госсектора в валовой добавленной стоимости включена в число интегральных показателей. Эта доля должна снизиться с 47% за 2015 г. до 41% в I полугодии 2017 г. У МВФ необходимость реформы госпредприятий не вызывает сомнений, однако требования в этой сфере пока не конкретизированы. Можно ожидать, что они появятся в будущем, причем будут сопровождаться условием совершения предварительных действий до начала реализации программы.

Программа ЕФСР по своей сути является аналогом кредита «стэнд-бай». Основное внимание в ней уделяется необходимости ограничения внутреннего спроса. Именно в этой области белорусские власти добились за последние 2–3 года существенных успехов. Однако сама по себе макроэкономическая стабильность не гарантирует возобновления роста (разве что очень слабого оживления кредитования). У правительства фактически не осталось инструментов расширения внутреннего спроса. Поэтому возможные драйверы экономического роста находятся скорее в сфере не макроэкономической политики, а повышения эффективности работы рынков и решения структурных дисбалансов. На этом, вероятно, и будет сфокусирована программа МВФ (если она состоится), считают в ИПМ.

Одновременная реализация программ обоих фондов позволит поддержать как макроэкономическую стабилизацию, так и структурные реформы. Надо лишь суметь избежать конфликта между целевыми показателями, устанавливаемыми кредиторами, предупреждает А. Чубрик. Например, фактическое сальдо бюджета органов госуправления можно заменить структурным сальдо, что позволило бы избежать чрезмерного ужесточения фискальной политики в условиях падения выпуска в период преобразований. Кроме того, важно устранить имеющиеся внутренние нестыковки в рамках каждой из программ (например, в показателях допустимых объемов госдолга и денежных агрегатов).

Само по себе наличие программ ЕФСР и МВФ не гарантирует проведения комплексных и глубоких реформ, считает А. Чубрик, а всего лишь формирует определенную систему стимулов для властей. К тому же прошлый опыт Беларуси показывает, что получение денег не влечет исполнения обязательств. Например, программа МВФ в 2009–2010 гг. закончилась свертыванием реформ, а неисполнение условий кредитования Антикризисного фонда Евразийского банка развития в 2011–2014 гг. привело к отказу в предоставлении последнего транша. Вероятно, в МВФ и ЕФСР тоже об этом помнят.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА