$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Образование

ЛИВЯНТ: «За первый год мы потеряли 14 тысяч долларов». Легко ли создать бизнес в сфере образования

30.10.2018
ЛИВЯНТ: «За первый год мы потеряли 14 тысяч долларов». Легко ли создать бизнес в сфере образования
Евгений Ливянт. Фото: twitter.com/livyant

Продолжаем цикл статей про экономику и современное образование. Своим деловым опытом с читателями «ЭГ» делится самый известный белорусский репетитор, соучредитель ООО «Созвездие независимых репетиторов «100 баллов» и частной школы Евгений Ливянт. Он рассказал, почему у него мало конкурентов в регионах и что загнало его в убытки на старте.

Как появился ваш образовательный бизнес? Сразу была мечта иметь собственную частную школу?

– Все начиналось в 1995 г., когда я стал заниматься репетиторством. Не от хорошей жизни, от нищеты. Я совершенно не собирался становиться репетитором. Точно так же, как и многие другие учителя, относился к этой работе снисходительно, как к подработке, как к возможности выжить. Одна из главных причин: очень не хотел, чтобы мои бывшие ученики меня жалели. Мол, вот, он хороший преподаватель, но мы же все понимаем, что учителя мало получают. А моя зарплата в школе тогда была 25–30 USD в месяц, и тенденции к повышению не про­сматривалось. И я по­пробовал зарабатывать как репетитор.

А потом у меня в голове что-то переключилось, и я стал воспринимать эту деятельность всерьез. Повлиял успешный опыт: когда ученики, на которых все махнули рукой, после занятий со мной начинали показывать хорошие результаты. Я понял, что у меня очень интересная и серьезная работа. С 1996 года это основной источник моего дохода.

Когда это перестало быть индивидуальной трудовой деятельностью, а переросло в бизнес? Когда появились наемные сотрудники?

– Репетиторский центр мы открыли в 2012 году. К этому моменту у меня уже было более 100 учеников каждый год. Мои занятия напоминают сеанс одновременной игры в шахматы. Работаю с группой из 15 человек. Но на уроке могут присутствовать и больше, ребята часто остаются после отведенного времени и продолжают решать задачи, а я только их контролирую.

Но всегда есть предел, когда больше учеников ты взять не можешь. И тогда просят посоветовать кого-нибудь из коллег. Кроме этого, регулярно просили порекомендовать преподавателей по другим предметам. Для меня абсолютно неприемлемо за такие советы брать деньги. Но обращений становилось все больше. И мы с моим другом и коллегой, Алексеем Ивановым, решили сделать бизнес и воплотить в жизнь юношескую мечту любого учителя: работать в хорошем кол­лективе, где все педагоги крутые, все классно организовано и нет бюрократии, абсурдных требований, нет никакого идиотизма, всего того, что в школе отнимает у учителя много сил и времени.

Хотелось, чтобы мы назвались сообществом или содружеством независимых репетиров. Слово «независимых» было очень важно. В моем понимании хороший учитель должен быть независим и материально, и профессионально. Кстати, думаю, что работа классического учителя традиционных школьных предметов недооценивается. Мне кажется, родители школьников с большей готовностью платят за тренинги-коучинги, профориентации, бизнес-образование и прочие не всегда понятные активности. На мой взгляд, первично академическое образование, оно представляет большую ценность.

Так вот, когда мы пришли регистрироваться, узнали, что по нашему законодательству фирме нельзя назваться ни сообществом, ни со­дружеством, ни союзом. Устроили мозговой штурм, и кто-то, в порядке бреда, предложил «созвездие». Мы стали смеяться, но сотрудница управления регистрации неожиданно сказала, что именно это слово использовать можно.

В итоге мы официально называемся ООО «Созвездие независимых репетиторов «100 баллов». Но все нас знают просто как «100 баллов». Кстати, мы проводили конкурс среди своих бывших учеников, и именно это название выиграло за явным преимуществом. Сейчас его даже пытаются подделать, использовать в конкурирующих бизнесах, хотя это имя зарегистрировано и юридически защищено.

Изначально у нас не было ни биз­нес-плана, ни опыта ведения бизнеса, мы ничего не знали о рекламе – только видели по телевизору. Но были уверены, что мы самые умные, сложные задачи по математике и физике решать умеем, поэтому и здесь справимся. В итоге за первый год работы репетиторский центр принес нам 14 тыс. USD убытков.

Тогда, в 2012-м, такой большой минус образовался потому, что аренда стоила сумасшедших денег. Офис­ных помещений было еще совсем мало. Владельцы площадей разговаривали с арендаторами снисходительно: не хочешь – не бери.

При этом большинство репетиров на тот момент привыкли вести занятия один на один с учеником. C большим количеством детей умели работать только я и мой партнер Алексей Иванов. Арендованные кабинеты были немаленькими. Ежемесячная плата за них, соответственно, тоже весомой. И в итоге этот бизнес оказался совсем нерентабельным. Когда ты учишь один на один, бессмысленно снимать такое помещение. И мы подумывали закрываться. Решили, что в бизнес уже «наигрались».

Но у нас преподавала замечательная учительница английского, я сам  когда-то у нее учился. Это она настояла, чтобы мы не закрывались, верила в успех. И оказалась права: со второго учебного года к нам пошли ученики, мы перестроили работу с учетом первых неудач. Биз­нес стал прибыльным и успешным!

А наши преподаватели узнали про 14 тыс. USD убытков спустя много лет: мы проговорились из-за ослабленного самоконтроля на каком-то корпоративе. Ведь мы платили им в соответствии с договоренностями, всегда все обязательства исполнялись.

Стоимость занятий у нас не менялась, даже когда резко падал курс рубля. И если ученик не приходит на урок, то, конечно, мы и его ругаем, и родителям сообщаем, но при этом не берем денег за пропущенные часы – причина неважна. Разве что молодой человек – злостный прогульщик или неплательщик, только тогда мы расстаемся. Кстати, в договоре прописано, что в любой момент ученик может отказаться от наших услуг.

Вообще, я считаю, что в образовательном бизнесе вести себя честно и порядочно важно хотя бы потому, что это наиболее выгодная стратегия со всех точек зрения. Хотя я все чаще встречаюсь со случаями, когда родители учеников нас в чем-то подозревают. Мне такая позиция не совсем понятна: если вы нам не доверяете, то зачем привели ребенка? Если родители считают, что наш учитель может несправедливо отнестись к ученику, быть непрофессионалом, непорядочным человеком, зачем к нам обращаться?

У нас частный бизнес, никто не обязывает учиться именно тут. Рынок большой и постоянно растет. Но если вы нам доверяете, значит, понимаете, что здесь собрались те педагоги, которые не желают вашему ребенку зла. Если ему сделали замечание или поставили низкую оценку, то у учителя для этого были все основания.

– В других городах Беларуси филиалы создавать планируете? Может быть, поступают предложения продать франшизу?

– Вообще создать частные учеб­ные центры достаточно сложно. Почему? У большинства хороших учителей нормальная психология наемных работников: вы дайте мне работу, я буду хорошо ее выполнять, и вы мне достойно платите. А чтобы даже в одиночку работать репетитором, педагог должен быть еще хотя бы немного предпринимателем.

Если бы система образования стала другой, многие репетиторы вер­нулись бы в школу в качестве высокооплачиваемых учителей. И пре­кратили бы думать, как набрать учеников. Как я вынужденно стал репетитором, так и многие другие учителя вынуждены этим заниматься.

Да и я сам не настолько бизнесмен, чтобы открывать десятки филиалов и контролировать все процессы. Это не мое! В регионах мы людей не набираем, изначально встречались только с лидерами уже готовых команд, видели масштаб личности, смотрели на профессионализм, порядочность, деловые качества. Исходя из этих факторов, договаривались о сотрудничестве.

Потом открывали полноценный бизнес, опираясь уже на нашу отработанную бизнес-модель, вкладывали деньги, помогали с организацией, в Минск приезжали преподаватели, присутствовали на занятиях и обучались нашим методикам, прямо как на курсах повышения квалификации.

По такой схеме полтора года назад мы начали работать в Витебске. И год назад «100 баллов» появились в Гродно. Там зарегистрированы от­дельные ООО. Сегодня оба города показывают стремительный рост количества учеников в наших центрах.

Инициатива открытия там репетиторских центров исходила именно от местных педагогов, которые хотели запустить в своих городах такой бизнес под нашим именем, с нашими программами.

И там, и там удалось собрать фан­тастические коллективы – всего около 20 человек. Пришли работать профессионалы, очень сильные учителя. А я не верю в педагогические бренды, я верю в людей. Какая бы раскрученная торговая марка у вас ни была, при работе с учениками она не поможет дать знания, это должен сделать конкретный педагог.

К нам приезжал замечательный казахский репетитор со своим парт­нером, предлагал там запустить биз­нес по нашей франшизе. Но, откровенно говоря, я не понимаю, зачем мы ему и каково наше место на этом рынке. Поэтому мы не стали вы­страивать какое-то партнерство.

Так что дополнительных планов по географическому расширению биз­неса у нас нет. Сами мы в другие города и страны не пойдем, если только не будет встречной инициативы. Да, приезжают заинтересованные люди из других регионов. Но мы не расширяем бизнес любой ценой. Да и часто возникает ощущение, словно многие потенциальные партнеры ожидают, что мы приедем и сами им бизнес построим. Но так это работать не будет. Поэтому франшизу на открытие репетиторского центра мы не продаем и не планируем.

Автор публикации: Беседовала Марина МАЦУЛЕВИЧ