$

1.9984 руб.

2.3272 руб.

Р (100)

3.1481 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Мнение специалиста

Есть ли у нас конкуренция в бизнесе?

27.03.2018
Есть ли у нас конкуренция в бизнесе?
Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь Фото: Bel.biz

Министерству антимонопольного регулирования и торговли, которое работает над Программой развития конкуренции, стоит особое внимание обратить на неравные условия хозяйствования, в которых сегодня действуют государственные и частные субъекты хозяйствования.

Согласно ст. 1 Закона от 12.12.2013 № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» конкуренция – это со­стязательность хозяйствующих субъектов, при которой самостоятельными действиями каж­дого из них исключается или ограничивается возможность в одностороннем порядке воз­действовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Таким образом, Закон, который, кстати, соответствует луч­шим мировым образцам, акцентирует внимание на действиях хозяйствующих субъектов, которые могут ограничивать конкуренцию. Однако многие представители бизнеса под­твердят, что в Беларуси пока нет конкуренции в полном ее понимании. Такая ситуация сложилась прежде всего потому, что право и правоприменительная практика у нас зачастую расходятся.

Мы прекрасно знаем, что государство и его органы обязаны принимать законы и осуществлять другие меры, направленные на развитие конкуренции и исключение недобросовестной конкуренции. Но оно выступает у нас сегодня и как всеобщий регулятор, и как крупнейший собственник. А теперь подумаем: какой собст­венник будет поступаться своими правами в пользу других? Неоднократно ставилась задача развести эти две функции государства, и даже записывали это в программных документах, но телега пока с места не сдвинулась.

НЕРАВНЫЕ конкурентные условия для государственных и частных предприятий связаны с превалированием госсобственности во многих сферах и с «отраслевым» управлением. Даже там, где отраслевые министерства упразднены, выросли концерны, которые мало чем от них отличаются. А поскольку своя рубашка ближе к телу (а госконцерны – ближе к Совмину), то и принимаются решения, направленные зачастую против интересов частного бизнеса.

То есть, несмотря на то, что ст. 13 Конституции гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности, в реальности к частным и государственным организациям предъявляются совершенно разные требования.

Так, в ноябре 2015 г. в Указ от 01.09.2010 № 450 «О лицензировании отдельных видов деятельности» были внесены поправки, отменившие лицензирование для государственных организаций здравоохранения и Белорусского Общества Красного Креста. А затем были изменены лицензионные требования и условия, которые вогнали руководителей част­ных медучреждений в состояние сильнейшего стресса. Оказалось, что в негосударственных медорганизациях могут трудиться лишь медработники с высшим медицинским образованием, имеющие первую или высшую квалификационную категорию. При этом требования к подбору персонала в госполиклиниках и больницах не изменились, там по-прежнему могли принимать на работу специалистов более низких квалификационных категорий и выпускников учебных заведений.

Вот таким образом государственная собственность в очередной раз одержала победу над частным бизнесом.

Имеются и другие нехитрые уловки, позволяющие государственному бизнесу диктовать свои условия, например, через административные процедуры. Так, концерн «Белнефтехим», наделенный правом согласовывать размещение автозаправок, одновременно является одним из крупнейших игроков на этом поле.

В свое время мне пришлось много заниматься административными процедурами в сфере рекламы, в т.ч. наружной. Местные исполкомы поручили вопросы согласования ее размещения своим унитарным предприятиям. В итоге недавно в Минске крупная фирма с зарубежным капиталом получила разрешение на громадный рекламный щит, затратила солидные средства, а потом «большой» начальник велел все убрать. Ссылка на полученное разрешение от соответствующего унитарного предприятия не помогла. Думаю, понятно, что далеко не все подобные случаи становятся достоянием гласности.

СПЕЦИАЛИСТАМ МАРТ при разработке Программы развития конкуренции стоит также обратить внимание на некоторые секторы, на первый взгляд успешные, где принятые вроде бы в интересах бизнеса решения на самом деле тормозят его развитие. Уже много говорилось об ОАО «Белсолод», которое должно помогать пивоваренной отрасли решать проблемы сырья. Однако в Гильдии пивоваров вам скажут, что во многом благодаря деятельности этой организации наши пивовары оказались в незавидном положении на международном рынке, потому что не имеют права выбора поставщиков. А монополист диктует выгодные лишь ему и качество, и цены.

Ну, и сегодня у всех на слуху скандал с машрутными такси, когда непродуманные действия регулятора, а также попытки убрать частных конкурентов привели в ряде мест к транспортному коллапсу. Все меры принимались под лозунгом «заботы о безопасности пассажира», и, наверное, никто не стал бы обращать внимание на финансовые потери частных перевозчиков, если бы не возмутились сами пассажиры, которым фактически пришлось отменить запланированные на «большие» выходные поездки к родным и друзьям.

Некоторые виды нашей сельхозпродукции пользуются спросом за рубежом, но это, скорее, вопреки, а не благодаря усилиям регуляторов. Так, в Беларуси до сих пор не отказались от практики закрепления за переработчиками сельхозпродукции сырьевых зон, что вряд ли способствует развитию конкуренции. Действительно, если мясокомбинат обязан покупать сырье у конкретной сельхозорганизации, то зачем ее руководству заботиться о качестве поставляемой продукции? Никуда не денутся – возьмут то, что дадут, выбора ведь нет.

Подрывает идею конкуренции существующая гигантомания в экономике. Понятно, что министерству проще руководить несколькими крупными предприятиями одного профиля, чем сотней средних и мелких. Даже пришлось на одном мероприятии разъяснять высокопоставленному чиновнику, предлагавшему обойтись одним-двумя молокозаводами на область, что молоко за время доставки из отдаленного района, пожалуй, станет совершенно другим продуктом.

Кстати, в Восточной Германии нам показывали, как приватизировались бывшие крупные комбинаты: их никто не брал целиком, а по частям, и затем организовывались небольшие, но эффективные производства. На базе такого комбината в г. Пирна было создано более 20 производств, одно из них с численностью 200 работающих поставляет автокомпоненты даже в Японию. Вероятно, и нам стоит задуматься о назревшей реструктуризации ряда гигантских производств, переходу к кластерам и т.д., что усилит конкуренцию.

Государство оставило за собой ряд видов деятельности, а также в соответствии с Законом от 15.07.2010 № 169-З «Об объектах, находящихся только в собственности государства, и видах деятельности, на осуществление которых распространяется исключительное право государства» определило перечень объектов, которые могут находиться только в его собственности. Конечно, согласно Конституции у государства такое право есть, но с перечнем этих объектов (их около 70) и видов деятельности (около 20) можно поспорить. К тому же утверждение подобных перечней также означает ограничение конкуренции в определенных сферах.

Правда, в Законе есть норма о том, что реализация исключительного права государства на осуществление отдельных видов деятельности может выполняться национальными и иностранными инвесторами на основе концессий, а также негосударственными организациями и физическими лицами – на основании актов Президента. Условия и порядок предоставления такого права во втором случае определяются Президентом.

Наличие указанных норм, как представляется, вообще подрывает саму идею.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ хочу еще раз напомнить о наболевшей проблеме. К сожалению, у нас почти не работают конституционные нормы, гарантирующие право собственности, ее защиту, существуют проблемы с реализацией норм Гражданского кодекса. Пока приоритет за госсобственностью, а частная – всегда на втором месте. Может быть принято исходя из революционной целесообразности, а не Конституции и закона, решение о национализации того либо иного бизнеса, об отнятии акций, долей в пользу государства. Вновь назначаемые руководители местных исполкомов получают карт-бланш на действия, несовместимые с гарантиями права собственности, и продолжают руководить в духе планового социализма.

Подобным образом действуют и суды. На встрече с предпринимателями один из бывших заместителей председателя Высшего Хозяйственного Суда откровенно сказал, что если речь идет о банкротстве госпредприятия, то «мы всегда крепко думаем, если частного – принимаем решение, не задумываясь». Здесь комментарий излишен!

Ситуация в экономике изменилась далеко не в лучшую сторону. Продолжать и дальше использовать административный ресурс министерств и органов местной власти, создавая льготные условия государственным субъектам хозяйствования, нельзя. Для того чтобы выжить, все отечественные предприятия должны в условиях открытых рынков научиться конкурировать.

Автор публикации: Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь