$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ВЭД

Экспорт без лишних бумаг

23.12.2016

Украинским компаниям не обязательно составлять договоры при предоставлении услуг зарубежным клиентам в бумажной форме. В новом году они смогут заключать договоры с клиентами по e-mail, по схеме публичной оферты, в элек­тронной форме или же просто выставляя счет (инвойс). Белорусским экспортерам остается лишь позавидовать таким возможностям.

В соответствии с Законом Украины от 3.11.2016 № 1724-VIII, который вводится в действие с 3.01.2017 г., изменяется ст. 6 Закона «О внешнеэкономической деятельности». Теперь в ней предусматривается, что внешнеэкономический договор (кон­тракт) заключается субъектом внеш­неэкономической деятельности или его представителем в простой письменной или в электронной форме, если другое не предусмотрено меж­дународным договором Украины или Законом. В случае экспорта услуг (кроме транспортных) внешнеэкономический договор (контракт) может заключаться путем принятия публичного предложения о соглашении (оферты) или путем обмена электронными сообщениями, или другим способом, в частности путем выставления счета (инвойса), в том числе в электронном виде, за предоставленные услуги.

До принятия Закона № 1724-VIII инвойс не считался в Украине первичным документом для целей бухгалтерского учета. Теперь он таковым признается. Ожидается, что это облегчит ведение бухучета и общение компаний с налоговыми органами.

Кроме того, вводятся и другие новшества. Так, украинским компаниям-экспортерам услуги не обязательно заключать письменный договор с «мокрыми печатями» с заказчиком и проверять его в банке. Договор на предоставление услуги (в т.ч. на разработку программного обеспечения) может быть заключен по факту электронной переписки, путем принятия публичной оферты, в электронной форме, по факту выставления и оплаты инвойса.

У банков будет возможность идентифицировать экспортные операции, но валютный контроль за операциями по экспорту услуг ликвидируется. Для подтверждения того, что это экспорт услуги, банк может затребовать инвойс. В случае, когда договоры и иные документы предоставляются на английском языке, банку придется самому переводить его на украинский.

Если украинским компаниям вводимые в этой стране новшества могут облегчить сотрудничество с западными партнерами, то у белорусских предприятий могут возникнуть существенные сложности при работе с украинскими контрагентами. Указ Президента РБ от 27.03.2008 № 178 «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций» не определяет форму заключения внешнеторгового договора, однако такие правила определены гражданским законодательством.

В Беларуси до сих пор гражданское законодательство предусматривает обязательную письменную форму для внешнеэкономических договоров. Согласно п. 2 ст. 1116 ГК вне­ш­неэкономическая сделка, хотя бы одним из участников которой является белорусская компания или граж­данин РБ, совершается независимо от места заключения сделки в письменной форме.

Несоблюдение этого требования влечет недействительность сделки (п. 3 ст. 163 ГК) с соответствующими последствиями, предусмотренными ст. 168 ГК. Так, недействительная сделка не влечет юридических по­следствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При этом каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК либо иными законодательными актами. Если же сделка будет признана ничтожной, а ее совершение запрещено законодательством, воз­можны определенные санкции для ее участников в соответствии со ст. 170 ГК.

Для внешнеэкономических сделок, признаваемых недействительными в силу несоблюдения письменной фор­мы, такие последствия не определены. Следовательно, должны применяться общие положения о недействительности сделок. Однако на практике последствия для участников подобных сделок могут быть непредсказуемыми. Поэтому вряд ли стоит рисковать, заключая внешнеторговые контракты в иных, помимо письменной, формах. Например, рас­пространено мнение, что по по­добным сделкам контролирующие органы могут попытаться скорректировать налоговую базу по налогу на прибыль или признать неправомерным применение вычетов по НДС. Такие подходы не соответствуют законодательству, поскольку недействительность сделки по общему правилу влечет лишь гражданско-­правовые последствия и не влияет на налогообложение, но они имеют место и их нельзя не учитывать при оценке рисков.

Очевидно, что необходимость отмены положений п. 3 ст. 163 НК о недействительности внеш­неэкономической сделки, совершенной с нарушением требований о простой письменной фор­ме, на­зрела уже давно.

Например, в России аналогичные правила были отменены еще в 2013 г., а теперь с 2017 г. – и в Украине. Подобные изменения требуются и у нас, поскольку рассматриваемые положения ГК устарели и совершенно не отражают многие современные технологические достижения. В настоящее время многие сделки в международном обороте совершаются не только в устной форме, путем оформления инвойса, об­мена контрагентами электронными сообщениями без подписания сторонами каких-либо документов, но и вообще без прямого участия человека (онлайн-магазины приложений и т.д.).

Это ставит белорусский бизнес в неравные условия с другими юрисдикциями и не лучшим образом сказывается на его инвестиционной привлекательности. Ком­пании вынуждены изобретать различные уловки, чтобы соблюсти устаревшие и уже никому не нужные требования. Это влечет дополнительные издержки и существенно осложняет продвижение белорусских товаров и услуг на мировых рынках.

Автор публикации: Юрий ВЕРЕМЕЙКО, юрист