$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Экономическая обоснованность как карающий меч проверяющих

18.10.2016

Процесс совершенствования налогового законодательства перешел в новую фазу. Вместо введения новых сборов и увеличения ставок нормотворцы вносят небольшие, но существенные поправки, обеспечивающие расширение облагаемой базы и сокращающие возможности бизнеса минимизировать налоги привычными способами. Эти изменения порой трудноразличимы, тем более что авторы законопроектов их не афишируют. Одно из таких новшеств – требование экономической обоснованности затрат.

Связь расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, с производством и реализацией товаров (работ, услуг), имущественных прав требовалась и ранее. Но это условие носило довольно формальный характер. Проект изменений в НК, принятый парламентом в начале октября, вносит в него существенную деталь. Учитываемыми для целей исчисления налога на прибыль с 1 января будут не любые затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг), а экономически обоснованные.

Обосновать затраты – дело довольно сложное. Определить наличие экономических или иных причин (деловую цель) действий налогоплательщика можно лишь путем оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате своей деятельности. При этом дорога к цели «вымощена» сложным узором разнообразных операций, а отсутствие положительного результата еще не говорит о необоснованности затрат. При этом ни в одной цивилизованной стране законодательство не позволяет налоговым органам оценивать произведенные плательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

Помимо весьма четких законодательно закрепленных критериев для признания затрат экономически обоснованными требуется квалифицированное профессиональное суждение как бухгалтера, так и проверяющего. Если же их мнения разойдутся, то спор придется разрешать в суде.

Но белорусские законодатели пошли более простым путем. В проекте изменений в НК предлагается дополнить ст. 130 пунктом 3, где закрепляется, что экономически обоснованными затратами не могут быть признаны расходы при наличии хотя бы одного из следующих критериев:

– фактически не поступил товар (нематериальные активы), не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права;– работы выполнены, услуги оказаны индивидуальным предпринимателем, являющимся одновременно лицом, состоящим в трудовых отношениях с плательщиком, и такие услуги, работы относятся к трудовым обязанностям такого лица;– работы выполнены, услуги оказаны плательщику (за исключением акционерного общества) организацией (за исключением акционерных обществ), являющейся учредителем (участником) плательщика либо в отношении которой плательщик является учредителем (участником), если такие работы, услуги относятся к обязанностям работника, состоящего с плательщиком в трудовых отношениях.

Эти новшества оказались неожиданностью для бизнес-союзов, обсуждающих проекты нормативных актов на заседаниях общественно-консультативных советов. Полагаю, что для предпринимателей и бухгалтеров они станут еще большим сюрпризом, а для консультантов, специализирующихся на схемах оптимизации налогов, – золотым дном.

ДО СИХ ПОР затраты, учитываемые при налогообложении, определялись на основании документов бухгалтерского учета (при необходимости – с расчетными корректировками в рамках ведения налогового учета). При этом затраты отражаются по принципу начисления – в том отчетном периоде, к которому они относятся, независимо от времени (срока) оплаты (предварительная или последующая). Таким образом, признание затрат, в т.ч. использование активов, выполнение работ, оказание услуг, передача имущественных прав, в бухгалтерском, а следовательно, и налоговом учете, осуществляется на основании первичных учетных документов, оформленных в установленном порядке.

Существующее в Инструкции по бухгалтерскому учету доходов и расходов, утв. постановлением Минфина от 30.09.2011 № 102, определение затрат, увязанное с получением экономических выгод, а также их деление на расходы по текущей, финансовой и инвестиционной деятельности не отвечают делению затрат на экономически обоснованные и иные. Можно предположить, что экономически обоснованными являются затраты, связанные с получением доходов. Но если разность между доходами и расходами дает убыток, то относящаяся к нему часть расходов коммерческой организации вряд ли может быть признана обоснованной. Хотя это не исключает их из бухгалтерского учета и отчетности организации.

С принятием изменений в НК проверяющие получают мощный инструмент пересмотра налогооблагаемой базы. Прежде всего это касается фактического совершения ряда операций. Если поступление товаров выяснить относительно легко, то с работами, услугами и передачей имущественных прав могут возникнуть затруднения. НК не содержит списка обязательных документов, которыми можно подтвердить конкретные расходы налогоплательщика. Удовлетворятся ли проверяющие договором и актом сдачи-приемки? Вдруг они потребуют дополнительно какие-либо иные подтверждения? С одной стороны, расходы не должны признаваться необоснованными без соответствующих доказательств, которые должны представить налоговые органы. Но с другой стороны подп. 1.4 ст. 22 и п. 1 ст. 81 НК позволяют им требовать практически любые документы и сведения, которые они сочтут необходимыми для исчисления, уплаты и взыскания налогов. А потому подтверждать экономическую обоснованность (а точнее, факт осуществления) разнообразных информационных, консультационных, маркетинговых и посреднических услуг будет гораздо сложнее, не говоря уже о правах пользования товарными знаками, ноу-хау и т.п.

Разумеется, арсенал контрольных мероприятий достаточно богат. Но доказывать факт недействительности документов и сделок в суде – дело хлопотное. Скорее можно предположить, что в дело пойдут успешно опробованные механизмы предупреждения незаконной минимизации сумм налоговых обязательств, введенные указами Президента от 23.10.2012 № 488 и от 19.01.2016 № 14.

ДВА других признака «необоснованности» выглядят более логичными. Действительно, схема минимизации налогов путем подмены трудовых отношений гражданско-правовыми весьма распространена. Причина тут проста: налоговая нагрузка на фонд оплаты труда с учетом ФСЗН гораздо выше, чем у индивидуального предпринимателя или компании, применяющих «упрощенку».

Затруднить ее использование пытались еще во времена приснопамятных Основных положений по составу затрат, где позволялось включать в затраты оплату услуг по управлению организацией или отдельными ее подразделениями, оказанных сторонними компаниями или ИП, только если в структуре управления и (или) штате организации не предусмотрены соответствующие подразделения или в должностные обязанности работника не включено выполнение названных работ. Но сейчас не многие рискуют нахально выплачивать часть вознаграждения штатному работнику на его же предпринимательский счет за те же обязанности, которые указаны в его контракте и должностной инструкции. В большинстве компаний, озабоченных снижением налоговой нагрузки, не поленились ликвидировать отдельные штатные единицы и вывести таких работников в ИП.

Отчасти эту лазейку власти уже попытались перекрыть с 1 января т.г., сократив лимит выручки ИП, применяющих «упрощенку». Но ни это ограничение, ни запрет применять УСН взаимозависимыми лицами проблему не решают, зато мешают проводить вполне обоснованную экономически реструктуризацию и передавать непрофильные функции на аутсорсинг.

Довольно странным выглядит исключение из «признака необоснованности № 3» акционерных обществ. Конечно, участников там обычно побольше (хотя допускается и наличие одного акционера), но любителей минимизировать налоги среди ОАО и ЗАО не меньше, чем среди ООО, ОДО или унитарных предприятий. Так что вряд ли есть логичное оправдание дискриминации по организационно-правовой форме.

ЛЬГОТНЫЕ «специальные» режимы налогообложения всегда будут использоваться для агрессивного налогового планирования. Никакие формальные ограничения не помешают использовать этот инструмент. Просто клубок ИП, оказывающих разнообразные услуги, подставных фирм, посредников и «прокладок» станет еще более хитроумным, объемным и запутанным. Возможно, придется закрыть ряд используемых для подобных операций «дочек» и заменить их фирмами, формально не являющихмися взаимозависимыми, – это дело техники. Найдется немало консультантов, готовых за скромную мзду придумать такие схемы и посоветовать, какими горами документации ее оформить, чтобы избежать претензий проверяющих.

Так что жертвами подобных ограничений скорее станут вполне добросовестные налогоплательщики, которым по разным причинам потребуется привлекать узких специалистов, если квалификации и опыта собственных штатных работников аналогичного профиля недостаточно для решения некоторых задач. При этом задача предотвращения использования схем минимизации налогов с помощью принципа «экономической обоснованности» затрат в предлагаемом виде не решается. Гораздо эффективнее работает модель выявления необоснованной налоговой выгоды. Но ее применение значительно сложнее и может повлечь вал конфликтов, к которым налоговые органы и суды, вероятно, не готовы. А бизнесу это и подавно ни к чему…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН