$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Директива № 3: четыре гарантии безопасности©

02.02.2016

Новую редакцию Директивы Президента от 14.06.2007 № 3, утв. Указом от 26.01.2016 № 26, нельзя считать простым римейком предыдущего документа. Если 8 лет назад могло показаться, что для экономической безопасности государства достаточно ограничиться простым рецептом «экономия и бережливость», то сейчас властям приходится анализировать весьма обширный список рисков и угроз, способных превратить страну в дауншифтера глобального мира.

Авторы Директивы уверяют, что в стране сформирована современная социальная инфраструктура, последовательно осуществляется курс на инновационное развитие, внедряются энерго- и ресурсосберегающие технологии. Однако экономика почему-то не смогла «в полной мере среагировать» на современные вызовы, обусловленные общемировыми кризисными явлениями, обострением межстрановой конкуренции и нарастающими противоречиями между интеграционными группировками стран. Какие-либо внутренние причины упоминаются строго дозировано. Так, отставание от ЕС по производительности труда почти в 4–5 раз объясняется не только технико-технологическими причинами, но и проблемами неэффективной занятости, требующими ее реструктуризации с учетом развития малого и среднего предпринимательства. Причины высокой энергоемкости, которая у нас почти на 20% выше среднемировой, и материалоемкости (по которой мы входим в десятку худших в Европе) не уточняются.

Первой среди главных проблем отечественной экономики в новой редакции Директивы названы медленные темпы трансформации экономических отношений и риск сохранения недостаточно эффективной и высокозатратной структуры экономики. При этом не уточняется, ни какие силы тормозили трансформацию до сих пор, мешали изменить структуру и повысить ее эффективность, ни каким образом такие факторы будут устранены. А ведь именно от решения этих вопросов зависит решение остальных проблем – будь то преодоление отставания при смене технологического уклада с V на VI в мировой экономике, появление источников финансирования науки и инноваций или избежание международных дискриминационных мер, ограничивающих доступ к зарубежным технологиям, капиталам и рынкам. Относительно высокая зависимость белорусской экономики от внешних поставок энергетических и сырьевых ресурсов появилась задолго до старой редакции Директивы № 3, да и влияние колебаний цен на них существует не один год. Но беспокоиться об этом власти начали лишь теперь.

Экспорт

Первоочередной задачей в новой редакции Директивы № 3 названа диверсификация экспорта. Планируется равномерно распределить поставки между рынками ЕАЭС, Евросоюза и иных стран, чтобы к 2020 г. соотношение составляло по 1/3. Сохранять долю на российском рынке надлежит по поставкам только той продукции, которая продается с максимальной экономической эффективностью.

Министерствам, ведомствам и исполкомам поручается искать и внедрять новые формы и методы продвижения белорусских товаров, работ и услуг на рынки, заниматься маркетингом и разбираться с дилерами, вплоть до вопросов распределения издержек, изменения цен, условий оплаты или поставки, содействовать сохранению тенденции увеличения экспорта услуг, оказывая их экспортерам в случае необходимости господдержку, вводить новые формы и методы торговли, в т.ч. с использованием Интернета. Менеджерам белорусских предприятий, по-видимому, останется лишь не мешать чиновникам и пожинать плоды их усилий.

Росту экспорта должно помочь расширение международной кооперации путем создания различных долгосрочных альянсов за рубежом, налаживание сотрудничества ведущих белорусских производителей с профильными транснациональными корпорациями. Вероятно, все ТНК должны чрезвычайно заинтересоваться возможностью под патронажем белорусских чиновников предоставлять нам инвестиции, свои передовые технологии, франшизы, патенты и товаропроводящие сети. А также принимать участие в альянсах – вроде тех, которые мы столько лет собирались создавать с КаМАЗом и другими компаниями.

Инновации


Следующая задача – создать условия для наращивания выпуска инновационной продукции V и VI технологических укладов. Для этого предлагается повысить роль и вклад научного сообщества в решение государственно значимых задач, заняться созданием в республике соответствующей инновационной и производственной инфраструктуры. Приоритетом государственной инновационной политики должно стать развитие высокотехнологичных направлений. Напомним, этот приоритет уже провозглашался в программе деятельности правительства на 2011–2015 гг., но к нему мы, похоже, не очень продвинулись. 
Теперь власти намерены наверстать упущенное с помощью механизмов государственно-частного партнерства, повышения качества подготовки управленческих и инженерно-технических кадров, популяризации интеллектуального творчества и инновационного предпринимательства. Задачи поставлены вполне конкретно. К 2020 г. удельный вес инновационно активных организаций в общем количестве промышленных организаций должен вырасти до 26% (в 2011–2014 гг. он сократился с 22,7 до 20,9%), а отгруженной ими инновационной продукции – до 21% (в 2012–2015 гг. этот показатель упал с 17,8 до 12,9%).
Бюджетные расходы на научную, научно-техническую и инновационную деятельность должны вырасти до 1% к ВВП (заметим, что в целом внутренние затраты на научные исследования и разработки (НиР) в стране сократились с 0,96% ВВП в 2007 г. до 0,52% в 2014-м). К 2020 г. планируется увеличить долю внебюджетных источников во внутренних затратах на НиР до 60% (пока они составляют около 50%).
В очередной раз декларируется намерение сформировать систему венчурного финансирования. Будем надеяться, на сей раз как-то удастся обойти все препятствия, не позволившие это сделать до сих пор: например, в рамках Указа от 3.01.2007 № 1 «Об утверждении Положения о порядке создания субъектов инновационной инфраструктуры».
Ускоренными темпами должны развиваться структуры вроде ПВТ, Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», научно-технологических парков, создаваться условия для организации бизнес-инкубирования инновационных микро- и малых компаний, внедряться кластеры и технологические платформы. Ожидается развитие материально-технической базы и повышение эффективности деятельности центров коллективного пользования уникальным научно-исследовательским оборудованием, создание равных условий доступа к нему ученых, занимающихся профильными темами. Будут создаваться условия для развития изобретательства и технического творчества молодежи, трансфера и коммерциализации технологий. Власти намерены развивать и поддерживать стартап-движение. Численность исследователей в стране должна вырасти до 22 человек на 10 тыс. населения (с 2011 по 2014 г. их число в республике сократилось с 19 879 до 17 372).
Экспорт наукоемкой и высокотехнологичной продукции в общем объеме экспорта должен вырасти до 20%, а высокотехнологичных видов деятельности в общем объеме промышленного производства – до 4–6%.


Менеджмент


В Директиве предписывается обеспечить кардинальное изменение качества управления промышленным комплексом страны в целях поступательного приближения к европейскому уровню производительности труда. Правительству предстоит принять меры по дальнейшему структурному реформированию отраслей промышленности путем создания холдингов, производственных и научно-производственных объединений. По-видимому, власти вдохновляет синергический эффект от создания 93 холдингов, крупнейшие из которых продемонстрировали в прошлом году грандиозные убытки и спад объемов производства.
Планируется реализовать механизмы стимулирования директоров предприятий для обеспечения сбалансированных показателей развития, нацеленных на приоритетность экспорта, снижение запасов и затрат, повышение энергоэффективности производства.
К 2020 г. удельный вес добавленной стоимости в объеме промпроизводства должен быть не ниже 30%. Это, по мнению авторов Директивы, обеспечит расширенное воспроизводство продукции и высокие заработки. Но одновременно требуется обеспечить опережающий рост производительности труда над ростом номинальной начисленной среднемесячной зарплаты. В промышленности производительность труда по добавленной стоимости должна вырасти в 2020 г. не менее чем на 10% к 2015 г., в т.ч. за счет создания высокопроизводительных рабочих мест. Надо полагать, авторы Директивы знают, за счет каких источников и где такие места будут созданы. Возможно, поможет фактор низкой базы сравнения (по итогам 11 месяцев прошлого года производительность труда сократилась на 2,5%) или рекомендованная в Директиве оптимизация численности работников.
В очередной раз ставится задача снижения затрат. Достигать этого предлагается за счет вовлечения в хозяйственный оборот неиспользуемого или неэффективно используемого имущества, внедрения современных систем управления ресурсами, активизации инжиниринговой деятельности и использования консалтинговых услуг за счет привлечения независимых консалтинговых компаний для выявления резервов снижения затрат, пересмотра (замены) норм труда и расхода сырья и материалов, оптимизации производства, управления, сбыта и стратегии развития. Помочь здесь также должны избавление от непрофильных активов, передача вспомогательных производственных процессов на аутсорсинг, ликвидация неэффективных производств и производственных процессов. Напомним, в прошлой пятилетке правительство уже пыталось реализовать эти меры, приняв соответствующие постановления. Вероятно, прежде чем повторять их, стоило бы оценить результаты.
Энергетика
Меры по повышению уровня энергетической безопасности страны более всего напоминают текст первоначальной редакции Директивы, а также ряда программ и концепций, принятых в 2008–2015 гг. Пожалуй, одним из наиболее интересных новшеств здесь можно считать отсутствие намерений заключать впредь долгосрочные соглашения о поставках в республику топливно-энергетических ресурсов. События последних двух лет показали всю опасность такой стратегии. Но, в отличие от стран ЕС, у нас, к сожалению, немного возможностей для диверсификации экспорта энергоносителей. Немного и шансов навязать российским поставщикам приоритет своповых контрактов или более гибкий механизм формирования цен на нефть и газ. Поэтому основной упор в Директиве сделан на энергосбережение и использование местных видов топлива, а также возобновляемых источников энергии. Большие надежды возлагаются и на атомную энергетику. Впрочем, если мировые цены на газ продолжат падение, то экономическая целесообразность БелАЭС окажется довольно сомнительной.

 

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ