$

2.5833 руб.

3.0555 руб.

Р (100)

3.3978 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Строительство

Девальвация архитектуры

02.06.2020
Девальвация архитектуры
Олег БЫКОВСКИЙ

В последнее время говорят о том, что архитектура в Беларуси превратилась в некий придаток стройкомплекса. Так ли это? Можно ли при нашем подходе рассчитывать на организацию высокоэстетичного и одновременно комфортного жизненного пространства в городах?

Помочь разобраться в этой теме мы попросили Олега БЫКОВСКОГО, директора ОАО «Институт «Минскгражданпроект», председателя Белорусского союза архитекторов.

– Олег Михайлович, получила ли архитектура должное развитие в суверенной Беларуси?

– Условия работы архитекторов трудно назвать оптимальными, и тем не менее за последние 30 лет мы, конечно, продвинулись в части свободы принятия решений. Шел поиск новых выразительных приемов, форм, материалов. В целом мы соответствовали мировым тен­денциям.

Напомню, что в советское время почти все, что строилось, имело типовые проектные решения. Типовыми были не только жилые дома, но и цирки, дома культуры, дворцы спор­та и прочие сооружения. К сожалению, до сих пор некоторые управленцы пытаются сэкономить на проектах, предлагая использовать старую практику.

Если же говорить о системе как об устойчивом создании высококачест­венных объектов, то за последние 30 лет такие объекты, конечно, появились, но они были, скорее, исключением, заслугой нашего цеха, а не устойчивой практикой.

Приходится констатировать отсутствие грамотной архитектурной критики, без которой невозможна настоящая оценка того или иного архитектурного произведения. Понятия «красивости», «смотрится» или нет далеки от настоящего подхода в оценке любого искусства и архитектуры прежде всего. Чтобы оценить, надо быть подготовленным специалистом, понимать тенденции.

Кроме того, давайте разберемся, кто заказывает музыку в нашем деле. Вынужден сказать, что совершенно разрушающим было подчинение архитектуры строительному комп­лек­су. Де-факто строители сейчас диктуют многие вещи в нашей деятельности.

Практически любой проект, который попадает в руки строителям, начинает меняться. А давайте мы поменяем фасад, детали, окна, двери, отделку... И все это приспосабливается под прагматичное представление экономики строительства.

Да, строители сегодня в сложной ситуации. Идея о том, что можно с минимальной 5-процентной рентабельностью строить жилье и при этом развиваться, не соответствует реалиям. Экономика должна быть принципиально иной, позволять осваивать новые технологии, материалы, конструкции, изделия.

– Каким же образом интересы строительных компаний оказались над интересами заказчиков и видением архитекторов? Только под влиянием экономических факторов?

– Когда-то на рубеже советской и постсоветской эпох был принят Закон «Об основах архитектурной и градостроительной деятельности». Здесь архитектуру определили как основную деятельность по созданию жизненного пространства. Но после создания объединенного Министерства архитектуры и строительства появился новый закон, где к архитектурной и градостроительной добавили еще и строительную деятельность. Однако строительство – это не деятельность, а отрасль, ресурсами которой реализуются идеи, предлагаемые в результате архитектурной и градо­строительной деятельности. Таким образом, на мой взгляд, произошла существенная подмена системообразующих понятий.

Я часто сравниваю архитектурную деятельность с музыкой. Строительство – это грамотный оркестр, который должен помочь донести до слушателя все идеи, заложенные в музыкальном произведении композитором (архитектором). Представьте, что музыканты начали диктовать свои условия композитору. Вы знаете, вот у нас нет валторнистов, давайте напишем эту партию для гобоя, а то, что было для фортепьяно с оркестром, сделайте для цимбал…

Казалось бы, в такой замене нет ничего страшного, но мы отсекаем значительную часть процесса, который существует только в рамках творческой деятельности как композитора, так и архитектора.

На мой взгляд, один из самых печальных факторов – то, что в настоящее время роль архитектора обществом не оценена в полной мере. Отсюда значительная часть наших проблем. Все-таки в советское время, несмотря на зарегулированность процессов, было понимание лидирующей роли архитектуры как в проектном, так и в строительном процессе. А в суверенной Беларуси такое понимание окончательно ушло, растворилось. Архитектор стал не более чем профессией в сфере проектирования.

– Олег Михайлович, а какое место отводится архитектуре в развитых странах? Может, есть смысл апеллировать к опыту других?

– В конце 80-х годов я знакомился с организацией проектирования и регулированием взаимоотношений в вопросах архитектуры в США. Главные действующие лица там – заказчик и архитектор. Конечно, были и проектировщики других специальностей, и строители, и эксплуатационники, но главные договоренности только между теми двумя.

Основная ответственность лежит на заказчике, принявшем решение и обеспечивающим финансирование, и архитекторе, наделенном широчайшими полномочиями проектировать, контролировать, организовывать и т.д. Возможно, она потому и такая – архитектура США.

На Западе заказчик доверяет архитектору зачастую не только создание образа объекта, но и всю реализацию проекта. И это правильно. Никто лучше автора не может проконтролировать все процессы в проектировании и строительстве.

Архитекторами могут работать многие. Но лишь единицы становятся Архитекторами с большой буквы. Это люди, которые своим умением достигли такого статуса, прошли через непростую селекцию. В развитых странах этот отбор связан с возможностью получить подряд в результате творческого конкурса, тогда как у нас за заказы борются по тендеру, в рамках которого практически не учитывается талант исполнителя, а основой выбора выступает цена.

То есть в Беларуси общественное сознание на такое почему-то не заточено, да и юридически заказчики (по крайней мере, государственные) лишены права выбирать архитектора исходя из его авторитета. Хотя, на мой взгляд, именно то, что создается за бюджетные деньги, должно быть образцом архитектурных решений. Таким образом страна могла бы демонстрировать приверженность высокому архитектурному искусству.

– Проблема низких зарплат значительно вымыла кадровый потенциал в строительстве в последние годы. А какая ситуация в архитектуре и проектировании?

– На момент, когда в 2008 году Беларусь накрыл кризис, средняя зарплата в нашем институте составляла 1200 USD. Это позволяло без труда подбирать кадры для реализации проектов любой сложности. Но тогда наша средняя зарплата снизилась в среднем в три раза.

С тех пор продолжается практически перманентная стагнация в проектном и архитектурном деле. При этом строительному комплексу все эти годы худо-бедно удавалось вытянуть себя. По крайней мере, средние зарплаты строителей уравнялись со средними зарплатами проектировщиков. Хотя уровень квалификации в проектировании значительно выше, тут сосредоточены инженерные кадры. Увы, строительное сообщество ничего не сделало, чтобы выправить ситуацию. Напротив, некоторые оправдывали такое положение тем, что производительность труда в строительстве якобы растет опережающими темпами в сравнении с проектированием. Однако рост производительности труда на стройке в основном был обусловлен стремительным удорожанием применяемых материалов, конструкций и изделий. И хорошо, если в себестоимости продукции зарплата строителей составляет хотя бы 10%, тогда как у нас – 75%.

Увы, тендерная система привела к тому, что стоимость проектирования в совокупной стоимости стройки снизилась с 3–5 до 1–1,5%, и в подобной ситуации лично я не вижу перспектив для серьезного роста зарплат проектировщиков. Конечно, это сказывается на кадровом потенциале. Наш институт, например, во многом держится на людях-патриотах своего дела, которые годами работают в коллективе и в хорошем смысле приросли к архитектурному цеху.

Однако несмотря на заниженную оценку социальной значимости профессии, в архитектуру продолжают приходить молодые талантливые люди. Их архитектура привлекает как искусство.

– На каком уровне органов госуправления должно созреть понимание места и роли архитектуры в современном мире: Совмина, Администрации Президента? Откуда должен идти посыл для проведения реформы?

– Прежде всего такое понимание должно быть на высоком государственном уровне. В Совмине БССР я работал в Управлении территориального развития, архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Из названия видно, что тогда был приоритет территориального развития и архитектуры как основного проводника идей этого развития, а за ней уже строительство и жилищно-коммунальное хозяйство как эксплуатирующая структура. Повторюсь, сегодня такого понимания нет.

Многие решения, в т.ч. по Минску, к сожалению, принимаются не органами архитектуры и градостроительства, роль которых занижена, а напрямую исходят от высоких органов госуправления. При этих госорганах есть консультанты по экономике, спорту, другим направлениям, а вот по архитектуре – нет.

Видимо поэтому наше жизненное пространство порой застраивается странными объектами, а наша столичная среда все еще не соответствует уровню европейской столицы. Умение создавать такую среду есть (в качестве удачного примера я бы привел кварталы жилой застройки от компании «А-100»), однако нет управленческого импульса, чтобы распространять подобную практику.

При предыдущем мэре Минска была попытка понять, что мы могли бы почерпнуть из опыта соседей. Москва, например, значительно изменилась за последние годы с точки зрения организации городской среды. Это и создание пешеходных пространств, и малые архитектурные формы, и элементы городского дизайна… Однако дальше постановки задач в Мингорисполкоме так и не пошли.

Мне бы очень хотелось, чтобы наше общество все-таки пришло к цивилизованному пониманию роли и места архитектора. Только такое осознание поможет Минску и другим белорусским городам обрести действительно современный европейский облик, которого они, безусловно, достойны!

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


***