$

2.1064 руб.

2.3903 руб.

Р (100)

3.2768 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Бюджет прожиточного минимума

216.90 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Денег нет. Кто виноват? И что с ним делать?

19.02.2019

Неплатежи из «мелких заноз в теле пострадавших субъектов хозяйствования», похоже, превращаются в долгосрочный тренд белорусский экономики. Игнорировать и замалчивать проблему уже не удается. Крупнейшие республиканские бизнес-объединения, словно сговорившись, одно за другим поднимают этот вопрос.

Очередной пример – День директора, организованный по инициативе Минского столичного союза предпринимателей и работодателей. Большинство участников – руководители предприятий, бизнесмены. Дополнительный вес мероприятию придали представители Минэкономики и столичной прокуратуры, принявшие участие в обсуждении все той же проблемы неплатежей.

Совесть и макроэкономика

Начал диалог вице-председатель ОО «МССПиР» Виктор Маргелов, охарактеризовавший многоуровневый характер проблемы нерасчетов.

Самым верхним проблемным уровнем является преобладающее у многих директоров предприятий, менеджеров, ряда руководителей органов госуправления мнение, что «долги отдают слабые». Это – нравственный уровень. Не выполняют должным образом договорные обязательства даже те предприятия, которые эти деньги имеют, к примеру, крупные торговые сети страны, демонстративно организовывающие рекламные игры с раздачей дорогостоящих призов и тратящие многие миллионы на рекламу своей деятельности.

Второй уровень – макроэкономический. Здесь главная проблема заключается в острой нехватке наличных в денежном обращении страны. Коэффициент монетизации в Беларуси не превышает 20%, тогда как в Советском Союзе он составлял 75%, в развитых странах превышает 100% от ВВП, а в Китае вообще больше 250%. Но при этом попытки Нацбанка увеличить денежную массу на протяжении прошлых лет приводили к инфляции и падению покупательной способности белорусского рубля.

Следствием нехватки денежной массы стали крайне высокие ставки по кредитам в банковском секторе страны. А высокие ставки, в свою очередь, стали важнейшим фактором отчаянного финансового положения промпредприятий. Весь этот словесный негатив находит подтверждение и в цифрах:

– коэффициент обеспеченности собственными оборотными сред­ствами с 2012 г. постоянно снижается и на данный момент составляет половину от норматива;

– кредиторская задолженность (включая кредиты и займы) с 2014 г. более чем в 3 раза превышает дебиторскую.

На конец 2018 г. доля организаций, имеющих дефицит собственных оборотных средств, составила более 42%; при этом треть организаций вообще не имеют собственных оборотных средств, работая исключительно на заемных.

Госпредприятия не должны развиваться?

В настоящее время изъятие из прибыли у организаций с госдолей более 50% достигает 63%: 18% налога на прибыль + 20% (минимальная часть для несельскохозяйственных УП и ОАО по Указу № 637) + до 25% (отраслевые инвест­фонды по Указу № 357). А если предприятие высокорентабельное, то еще +30%, то есть общая сумма платежей доходит до 93% от прибыли.

В связи с чем весьма вероятно, что и эта группа платежеспособных и имеющих собственные оборотные средства предприятий будет приведена в состояние неплатежеспособных и не имеющих собственных оборотных средств даже на простое воспроизводство.

При этом уже готов проект Указа, предусматривающий увеличение минимальной части по Указу № 637 до 35%. То есть изъятие из прибыли планируется увеличить для основной массы госорганизаций до 78%, а для высокорентабельных – 100%. И это при том, что оптимальный и общепринятый в мировой практике уровень изъятий прибыли из бизнеса не превышает 30%.

Ведь и ребенку ясно, что в организациях должны оставаться средства, как на инвестиции, так и на пополнение собственных оборотных средств и различные выплаты по коллективным договорам, в т.ч. содержание объектов социальной сферы, которые местные органы власти не приняли в коммунальную собственность в соответствии с Программой социально-экономического развития Рес­публики Беларусь на 2016–2020 гг. (последний срок – 2018 г.).

Дорогие наши суды

В таких условиях неплатежи в адрес субъектов малого и среднего предпринимательства приобрели не просто массовый, но для многих абсолютно разрушительный характер, усугубленный неэффективно действующей системой судопроизводства, наличием в стране особых групп субъектов хозяйствования, «защищенных» от уплаты долгов. Вдобавок отсутствие оборотки у промышленных предприятий породило в стране крупную паразитическую прослойку в экономике – «зачетники», деятельность которых разрушает многие сегменты рынка в стране.

Солидарен с Виктором Егоровичем и директор ООО «Аверса-Групп» Антон Гарустович, отметивший, что судебная система и система по надзору за исполнением законодательств при обращении к ним зачастую (учитывая все издержки) требуют больше времени и затрат, чем сам долг. Или сравнимы с ним. Это вызвало удивление даже у представителей прокуратуры.

По словам Антона Леонидовича, у злостных неплательщиков есть масса способов уклониться от расчета. Особо этим злоупотребляют крупные субъекты хозяйствования, в штате которых целые юридические отделы, способные не оставить и следа от более слабого предприятия. Как усугубляющий фактор, работает и банкротство предприятий, длящееся годами. При этом пострадавшим оказывается не банкрот, а субъект, честно оказавший услугу или поставивший товар. Лица же, непосредственно виновные в неуплате, продолжают заниматься руководящей деятельностью в другом месте. Институт персональной ответственности, способный хоть как-то влиять на нерадивых, бездействует.

По мнению экспертов Союза, необходимо предусматривать не только наказание, но и поощрение за отсутствие долгов. Это можно применять как при выборе подрядчика, организации тендера, так и просто при ведении деятельности, упрощении проверок, допуске к участию в тендерах. Отрадно, что новые законы в эту сторону и направлены (отсутствие ареста счетов при отсутствии долгов в бюджет, улучшение подходов к субсидиарной ответственности).

В Беларуси давно назрела необходимость не только стимулирования и легкости расчетов, но и упрощения и ускорения системы взыскания.

Сами виноваты?

Жалобы, стенания и призывы руководителей субъектов хозяйствования к прокуратуре покарать злост­ных неплательщиков неожиданно пре­рвались на Денисе Шерстневе, партнере адвокатского бюро «Лев, Шерстнев и партнеры», предложившего к проблемам нерасчетов подходить не с момента начала просрочки исполнения договорных обязательств – не с этапа исполнения судебного решения (хотя качество работы судебных исполнителей зачастую вызывает вопросы), а много раньше.

– Опыт юридической практики показывает, что внимательное отношение к проблеме неплатежей следует проявлять уже с этапа заключения договора. Это начало будущей проблемы. В связи с чем вполне очевидно, что проблема не в улучшении качества работы судебных исполнителей и не в увеличении роли прокуратуры в решении проблемы неплатежей.

Проблема в осмотрительности и добросовестности, с которой субъекты хозяйствования подходят к подбору контрагентов.

Крайне редко при заключении договора стороны проверяют своих контрагентов, хотя такая возможность существует. Пользуясь как бесплатными ресурсами, так и платными информационными базами данных, можно узнать, имеется ли у партнера задолженность перед бюджетом, какое количество исков к нему предъявлено и какие решения по ним приняты, сколько исполнительных производств находится в службе принудительного исполнения и на какие суммы. Все эти очевидные действия не предпринимаются, что закладывает основу для возникновения проблем.

Отдельно стоит остановиться и на степени участия взыскателей в исполнительном производстве. Да, судебные исполнители работают плохо, но лишь в той степени, в которой им позволяют таким образом действовать сами предприятия, пытающиеся вернуть свои деньги.

Существующий закон «Об исполнительном производстве» предусматривает целый спектр механизмов обеспечения исполнения судебных постановлений. Большинство взыскателей о них не знают и, как следствие, ими не пользуются. К примеру, судебному исполнителю не заявляются ходатайства о применении обеспечительных мер; действия или бездействие исполнителей не обжалуются.

Что касается роли прокуратуры, то, по словам Дениса Валерьевича, вряд ли стоит ждать каких-то изменений в сравнении с нынешним положением. Это вытекает прежде всего из целей и задач прокуратуры и их реальных возможностей, учитывая существующий ресурс. Это ведомство должно играть свою роль, контролируя четкое соблюдение законов органами принудительного исполнения. Но никогда не будет заниматься исполнением судебных решений по конкретным делам. Прокуратура не может и не будет контролировать работу каждого исполнителя, и станет реагировать лишь при наличии системных нарушений и совершении судебными исполнителями уголовных преступлений.

Поэтому стоит рекомендовать взыскателям наладить системный подход в вопросе взыскания задолженности, начиная с момента заключения договора и заканчивая работой на стадии исполнения судебных решений. Важно, чтобы в этой работе участвовали юристы, как штатные, так и привлеченные.

С этими тезисами был солидарен и прокурор г. Минска Сергей Хмарук, по словам которого прокуратура должна осуществлять надзорные функции за исполнением законности, а не быть рефери в споре между субъектами хозяйствования. Но, чтобы несколько остудить возросший эмоциональный градус директоров, он пообещал сделать встречи с ними регулярными.

* * *

О каких-либо радикальных и действительно эффективных мерах по борьбе со злостными неплательщиками сказано было лишь самую малость и то косвенно (когда речь шла о личной ответственности). Между тем, единственно действенными мерами в данном случае были бы два шага.

Первый: наделить правом взыскания долгов коммерческие службы или частных судебных исполнителей, которые будут сражаться не за первоочередные выплаты в бюджет, а по закону доводя возврат долга до логического завершения, не деля предприятия на государственные и частные. Все субъекты хозяйствования должны быть равны.

Второй: ввести реальную персональную ответственность руководителей предприятий за неплатежи контрагентам, независимо от того, госпредприятием они руководят или частной организацией. Необходимо создать условия, при которых неплательщики будут лишены возможности выехать за рубеж, пользоваться личным тран­спортом, брать кредиты в банках, занимать руководящие должности и пр. Пока все это дамокловым мечом над ними не повиснет, долги будут нарастать.

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ


Макроэкономика: список рубрик
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях