$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

День рождения НДС: великого и ужасного

11.04.2017

В мировой экономике 10 апреля – памятная дата: годовщина появления НДС. Он хорошо известен бизнесменам, экономистам и бухгалтерам. Мало кто из них испытывает удовольствие от этого знакомства, но далеко не всем доступна роскошь избавления от «общения» с этим налогом. Почему же именно НДС стал одним из самых распространенных в мире налогов?

Кто его выдумал

День рождения НДС: великого и ужасногоПервым ввести НДС предложил в 1919 г. немецкий промышленник Вильгельм фон Сименс как Veredelte Umsatz­steuer (облагороженный оборотный налог), взимаемый с разницы между выручкой и затратами на сырье и полуфабрикаты. Но его идея воплотилась в жизнь лишь 35 лет спустя во Франции. Поэтому автором НДС считается глава Дирекции по налогам и сборам министерства экономики, финансов и промышленности Морис Лорэ, представивший миру новый налог 10 апреля 1954 г. Тогда финансисты объединяющейся Европы искали налог, который позволил бы как-то сгладить неравенство условий для производителей стран-­участниц. Если комплектующие для товара производились в одном государстве, материалы – в другом, а конечная продукция – в третьем, то последнее получало основной доход от взимания налога с оборота. База для исчисления НДС – добавленная стоимость (труд (включая налоги и иные обязательные платежи на зарплату), амортизация + рента + проценты + прибыль). Это позволяет более равномерно распределить налоги между всеми звеньями цепочки производства и реализации. НДС так хитро «спрятан» в цене товаров и услуг, что рассчитать его реальную долю там довольно сложно, и конечный потребитель может не знать, что именно он оказывается конечным плательщиком. А потому НДС в полной мере отвечал завету Кольбера: «Налогообложение – это искусство ощипывать гуся так, чтобы получить максимум перьев с минимумом писка».

День рождения НДС: великого и ужасногоСначала правительство Фран­ции ввело НДС в одной из тогдашних своих колоний – в Кот-д’Ивуаре, а, оценив результат эксперимента, с 1958 г. рас­пространило его на метрополию. Пример оказался заразительным. В 1967 г. все страны Европейского экономического союза обязались в 5-летний срок ввести у себя НДС. В настоящее время согласно директиве 2006/112/ЕС минимальная став­ка этого налога в странах ЕС должна быть 15%, на 1–2 группы товаров можно снизить ее не менее чем до 5%. Некоторые страны при вступлении в ЕС выговорили себе право иметь нулевую ставку на отдельные товары.

Затем НДС привлек внимание и на других континентах. В конце 80-х – начале 90-х его стали вводить все постсоциалистические страны, в т.ч. Беларусь. В настоящее время этот налог применяется в 137 странах мира, и никто еще от него не отказался.

За что мы его не любим

Вряд ли существуют налоги, которые нравятся плательщикам. Но претензий к НДС едва ли не больше всего. В основном они сводятся к следующему:

– отвлечение оборотных средств. Поскольку НДС взимается на каждой стадии производства, он угнетающе действует на экономику и инвестиции, а если товарная масса отстает от денежной, то происходит постоянная мобилизация денег в бюджет. В условиях дефицита денежной массы это усиливает инфляционные процессы;

– административные издержки взимания НДС довольно высоки по сравнению с другими косвенными налогами и требуют содержания штата квалифицированных бухгалтеров и контролеров, что повышает стоимость администрирования как для бизнеса, так и для государства;

– высокая распространенность схем уклонения от НДС и необоснованного получения возмещения из бюджета (в частности, лжеэкспорта), что требует тщательного конт­роля за его применением;

– несовершенный порядок зачета и возврата НДС создает дополнительные издержки для добросовестных плательщиков, а также риски коррупции и незаконного возмещения из бюджета недобросовестными субъектами;

– при льготировании НДС для отдельных плательщиков в каком-то месте цепочки производства и сбыта возможен каскадный эффект: многократное обложение одной налоговой базы (например, при приобретении сельхозпредприятиями – плательщиками единого налога кормов, ГСМ и прочей промышленной продукции). Впрочем, такой эффект при определенных условиях характерен для любых оборотных налогов.

Механизм возмещения НДС не столь уж сложен – для опытного бухгалтера. Но сама процедура в большинстве постсоветских стран неоправданно сложна. Компрометируют налог дополнительные ограничения (вроде отсрочки вычета НДС для импортеров в Беларуси) и сложные, особенно на стадии внедрения, правила администрирования (например, подтверждение нулевой ставки при экспорте в Россию или система ЭСЧФ). Кроме того, пробелы в законодательстве увеличивают риски ошибок и мошеннических схем. Но при тщательной отработке законодательства этого можно избежать и найти оптимальные варианты льгот и стимулов для инвесторов и экспортеров.

Почему мы его терпим

Можно сформулировать не­сколько основных причин, из-за которых основу налоговых сис­тем большинства стран мира составляет НДС:

этот налог нейтрален по отношению к стране-производителю, производственному цик­лу и методам производства;

база обложения НДС достаточно широка и позволяет равномерно распределять на­грузку на все стадии экономического цикла и увеличивать государственные доходы;

плательщиками НДС являются практически все юридические лица. Это обеспечивает его устойчивость;

собираемость налога выше, поскольку им облагаются расходы конечных потребителей;

в налоговую базу для НДС включается только «новая» часть стоимости товара/услуги, появившаяся на очередной стадии его прохождения, а не валовая стоимость, как для налога с продаж. Это позволяет свести к минимуму «каскадный» эффект;

доход обеспечивается за счет сбора налога вдоль всей цепочки производства и сбыта, что сокращает вероятность потерь из-за уклонения от уплаты налогов на стадии потребления;

налоговые органы имеют возможность получать оперативную информацию и осуществлять налоговый контроль за всеми стадиями производства и обращения товара. При однократном обложении только последней стадии (налогом с продаж) такая возможность теряется. Это повышает риск уклонения от уплаты налогов;

НДС на импорт взимается при ввозе в страну, что приносит значительные доходы бюджету без излишнего протекционизма;

налоговая система с НДС по принципу страны назначения совместима с Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом.

В известной степени НДС во многом более удобен для государства, чем для бизнеса. Особенно, если учесть бумажную или электронную волокиту, слож­ные и запутанные правила заполнения накладных и счетов-фактур, вычетов и возврата. Несмотря на всю свою громоздкость, НДС, с одной стороны, дает государству больше конт­роля и уверенности в доходах бюджета, а с другой – мешает бизнесу не так уж сильно, как уверяют некоторые эксперты. По крайне мере, развитие ЕС и многих других стран этот налог не останавливает.

Без НДС благополучно обходятся такие страны, как Ямайка, Каймановы, Бермудские, Багамские и прочие острова, Монте-­Карло, Андорра, где создание добавленной стоимости минимально, а потому приходится рассчитывать лишь на налоги с потребителей-туристов. До недавнего времени без косвенных (и вообще любых налогов) обходились Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, ОАЭ, Оман и Кувейт. Но падение мировых цен на нефть заставило Совет сотрудничества стран залива (GCC) объявить о введении с 2018 г. НДС по ставке 5%.

Ломать – не строить

Периодически в разных странах выдвигаются предложения отказаться от НДС и заменить его налогом с продаж. Весьма соблазнительно избавить биз­нес от громоздкой системы исчисления НДС на всех стадиях создания добавленной стоимости и ограничиться налогообложением на финише – на стадии потребления.

Казалось бы, как все просто: налоговая нагрузка сокращается, администрирование упрощается, разнообразные схемы уклонения станут лишними, исчезнут махинации и коррупция, связанные с вычетом и возвратом налога.

Но до сих пор никто не рискнул сделать такой шаг. К примеру, в мае 2015 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил обсудить такую замену. Но после почти полутора лет дискуссий с участием авторитетных иностранных экспертов власти страны в декабре 2016 г. признали, что менять НДС на налог с продаж нецелесообразно.

На первый взгляд, расчеты показывают, что замена существенно снижает налоговую на­грузку в отдельно взятой компании. Но если ввести фактор увеличения стоимости российского экспорта, весь эффект «съедается». С другой стороны, оказалось, что заместить выпадающие доходы бюджета не удастся (даже притом, что в Казахстане доля НДС в доходах казны куда меньше, чем у нас), а высокие ставки налога с продаж спровоцируют массовое уклонение от его уплаты. При этом казахстанские специалисты учли, что именно такие проблемы заставили власти Канады отказаться от налога с продаж в пользу НДС в 90-е (там он называется налогом на продукты и услуги – goods & services tax), а в Индии – с апреля 2015 г.

Исключение составляют США. Там обходятся без НДС, но налог с продаж приносит лишь 8–10% доходов бюджета, который в основном наполняется за счет очень высоких имущественных и подоходных налогов (корпоративного и личного). При этом в разных штатах США ставки налога с продаж значительно отличаются, а в некоторых он вообще отсутствует. Но в США, в отличие от большинства стран мира, сохраняется децентрализованная налоговая система, хотя даже высокий уровень потребления и налоговой культуры оставляют налогу с продаж второстепенную роль.

В налогообложении, как и в иных сферах, тоже действует «правило Парето»: 80% налоговых доходов собираются с 20% плательщиков, в частности, по НДС – с импортеров и крупных предприятий. Многие субъекты хозяйствования, в т.ч. в Беларуси, НДС с реализации не платят. Скажем, без него обходится большинство индивидуальных предпринимателей, часть компаний, применяющих упрощенную систему налогообложения, субъекты, уплачивающие единые налоги на производителей сельхозпродукции или на вмененный доход. Если ввести налог с продаж на конечной стадии потребления, то его будут платить все, кто занимается розничной торговлей и услугами. С УСН и прочими льготными спецрежимами придется про­ститься. Таким образом, при замене НДС налогом с продаж налоговое бремя перекладывается на малый бизнес. Ведь чтобы компенсировать потерю почти 30% доходов бюджета, ставка налога с продаж должна составлять около 20%. Если сделать ее меньше, то налог с продаж придется взимать и на иных стадиях производства и обращения. Но тогда возникает «каскадный эффект», резко увеличивающий затраты и цены. К примеру, при ставке налога с продаж 5%, по оценке казахстанских экспертов, товары подорожают на 9–15%.

Теоретически в условиях идеального рынка можно высчитать ставку налога с продаж, гарантирующую бизнесу снижение налоговой нагрузки, государству – наполнение бюджета, а потребителям – стабильность цен. Но в реальном мире учесть все возникающие при этом экономические, социальные и психологические факторы еще никто не смог. На практике фискальные эксперименты в Канаде, Японии, Индии и некоторых других странах закончились возвратом к НДС (под разными названиями), а в странах ЕС – в ряде случаев к росту ставок НДС.

Вроде бы все очень просто: налог добавляется к цене и перекладывается на потребителя. Но мировой опыт показывает, что отдавать живые деньги из кассы многие бизнесмены не желают. Властям приходится бороться с сокрытием выручки, усиливать контроль «на кассе», еще более плотный, чем вводимая у нас система СКНО. Все это существенно снижает эффект упрощения администрирования в связи с отменой НДС.

Не менее уязвимое место налога с продаж – внешняя торговля. Чтобы обеспечить стабильность бюджета, придется облагать экспорт налогом с продаж или вывозными пошлинами. Это серьезно ударит по конкурентоспособности белорусских товаров, прежде всего, на рынке ЕАЭС. Пример США здесь неуместен: мы, в отличие от Штатов, малая открытая экономика с несопоставимо меньшим розничным товарооборотом и уровнем потребления, совершенно иными условиями и структурой внешнеторговой деятельности. А потому эффектные предложения в налоговой сфере на поверку часто оказываются неэффективными.

Автор публикации: Валерия ГЕРАСИМОВА