$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Колонка Леонида ФРИДКИНА

Дело выеденного яйца

14.06.2016

Приговор, вынесенный 10 июля директору Витебской бройлерной птицефабрики, сенатору Анне Шарейко и ее сотрудникам, выглядит шедевром, но не правового, а дипломатического искусства. Если ни преступной группы, ни материального ущерба не было, то в чем, собственно состоял вред государственным и общественным интересам? Из-за чего сыр-бор, затянувшийся на 2,5 года?

Кто там был правым уклонистом, а кто, как оказалось, ни при чем, уже неважно. Просто оправдать менеджеров птицефабрики и литовского бизнесмена суд никак не мог. Зато вынесенное под аплодисменты зала решение стало оправданием для контролеров и правоохранителей, по милости которых люди 2,5 года провели за решеткой, а предприятие осталось без руководителей и возможности нормально работать. Этот позволяет не извиняться за излишнее рвение и домыслы, не разбираться с анонимными и прочими инициаторами дела, не заикаться о компенсации морального и материального ущерба сидельцам. Хоть никакого 6,6-миллиардного ущерба доказать не удалось, присужденные штрафы кое-как пополнят казну. И  никакие летящие во все стороны щепки не помешают карающему мечу тотального контроля и далее рубить предпринимательский лес – невзирая на форму собственности отдельных деревьев и общественный статус их вершков и корешков.

Никто не станет измерять масштаб имиджевых потерь страны. Но подобные случаи гораздо сильнее влияют на мнение о деловом и инвестиционном климате Беларуси, чем заверения чиновников о намерениях раскрепостить предпринимательскую инициативу, даровать бизнесменам и руководителями право на деловой риск и т.п. Можно только гадать, сколько проектов не состоится из-за опасений, что любые действия окажутся превратно истолкованными, или контролеры вольно или невольно станут орудием недобросовестной конкуренции и рейдерства.

Экономическая целесообразность отдельных хозяйственных операций – штука тонкая. Здесь не применимы однобокие подходы «дешевле – лучше» и «даешь импортозамщение». Тут нужно охватить все нюансы бизнес-процессов, например те, которые предъявил суду и следствию финдиректор птицефабрики Н.Комаров. По-видимому, такие расчеты ревизорам не по плечу. 

Впору посчитать ущерб, нанесенный предприятию действиями контролеров и следователей, а затем проверить на практике, кого и как можно привлечь, скажем, по ст. 232 УК за противозаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность, совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий и повлекшие причинение ущерба в крупном размере.

Конечно, ничего подобного не будет. Собственно, финансовые результаты по итогам прошлого года ухудшились у большинства птицефабрик. Если в 2014 убыточными были 8 из 20 ОАО, работающих в этой сфере, то в 2015-м – 10, включая витебскую. У 7 чистая прибыль сократилась, причем у некоторых – в 3 - 9 раз.

Экономика не больше истории терпит сослагательное наклонение. А потому не буду гадать, спасли бы А.Шарейко и ее сотрудники, если бы остались на свободе, Витебскую птицефабрику от последствий девальвации и изменения конъюнктуры продовольственного рынка, или нет. Было бы полезнее, сделать другой вывод: отечественное уголовное законодательство, касающееся предпринимательской деятельности, излишне криминализовано и нуждается в серьезном исправлении.

Самое страшное, по-моему, в этой истории – заявления Анны Шарейко после суда: о вере, что государство всегда право, готовности работать и далее на его благо, что органы «нельзя провести», они обязательно разберутся, а если кого-то ни за что посадили, то это случайная ошибка. И вообще, спасибо СИЗО за «нормальные условия содержания» и справедливое отношение.

Упрекать за такие слова не приходится. Наверно, счастье оказаться на воле, перевешивает любые иные чувства. Да и сразу дарованные зачет предварительного заключения с амнистией куда приятнее догоняющей спустя десятилетия реабилитации. Но человечество вообще, и особенно Беларусь, достаточно натерпелись от идеологии «государство превыше всего», чтобы повторять подобные эксперименты.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН