$

1.9440 руб.

2.2631 руб.

Р (100)

3.2581 руб.

Ставка рефинансирования

12.00%

Инфляция

0.70%

Базовая величина

23.00 руб.

Бюджет прожиточного минимума

183.82 руб.

Тарифная ставка первого разряда

31.00 руб.

Контроль

Декриминализация экономических преступлений: нет общественной опасности – не надо и статьи

21.04.2017

Одним из шагов по смягчению бизнес-климата в Беларуси может стать декриминализация некоторых экономических преступлений. Свои инициативы в данном направлении представили на брифинге представители Департамента финансовых расследований КГК.

Основная причина предлагаемой декриминализации отдельных преступлений – развитие и изменение общественных отношений, объяснил заместитель директора ДФР КГК Виктор Франскевич. Некоторые про­ступки утратили свою общественную опасность и могут быть «переведены» в разряд административно наказуемых.

В частности, ДФР считает целесообразным декриминализацию деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 237 УК (выманивание кредита или субсидии). В соответствии с ней преступлением является представление индивидуальным предпринимателем (ИП) или должностным лицом компании в целях получения субсидии, кредита либо льготных условий кредитования заведомо ложных документов и сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для получения этих ресурсов, либо умышленное несообщение кредитору или органу, выделившему субсидию, информации о возникновении обстоятельств, влекущих приостановление финансирования. По данным ДФР, зачастую уголовные дела по этой статье возбуждаются в отношении руководителей пред­приятий, получавших кредиты на производственные нужды, в т.ч. тогда, когда в реальности деньги вообще не были получены или возвращались добровольно и своевременно. Поскольку уголовная ответственность – это крайняя мера борьбы с наиболее опасными формами отклоняющегося поведения, которая должна применяться лишь тог­да, когда исчерпаны иные воз­можности достижения общественно полезной цели, в ДФР считают, что здесь будет вполне достаточно административной ответственности.

Также Департамент считает возможным исключить из УК ст. 242, согласно которой пре­ступлением является уклонение ИП или должностного лица юр­лица от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности в крупном раз­мере при наличии возможности выполнить обязанность.

Предполагается, что исключение этой статьи не повлечет ограничение прав субъектов хозяйствования на защиту их экономических интересов. Надлежащая оплата полученных товаров, работ и услуг должна быть защищена органами принудительного исполнения. От того, насколько качественно эти органы решают возложенные на них задачи, зависит, будет ли исполняться судебное постановление, а если да, то как быстро. При этом задача преследования лиц, уклоняющихся от погашения кредиторской задолженности по вступившему в силу судебному постановлению, по мнению ДФР, вполне достижима путем более активного применения на прак­тике ст. 11.18 КоАП (уклонение от погашения кредиторской задолженности), в т.ч. путем предоставления судебным исполнителям права рассмотрения таких дел.

Кроме того, попытки умыш­ленно завладеть имуществом (работами, услугами) без намерения его оплатить при наличии достаточных оснований могут быть квалифицированы по иным статьям УК, например, по ст.ст. 209 (мошенничество), 210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями) или 216 (причинение имущественного ущерба без признаков хищения).

По предложению ДФР можно декриминализировать деяния, предусмотренные ст.ст. 224 УК (нарушение порядка от­крытия счетов за пределами Республики Беларусь) и 2611 (изготовление, сбыт либо ис­пользование поддельных ак­цизных марок Республики Беларусь). По данным статистики, за последние 10 лет всеми правоохранительными органами по ст. 224 УК не выявлено ни одного преступления, а по ст. 2611 УК – лишь 39. Поэтому в ДФР полагают, что общественная опас­ность данных деяний утратила свою актуальность, тем более что за них в КоАП уже предусмотрена административная от­ветственность.

Кроме того, Департамент считает целесообразным декриминализировать ряд преступлений, предусмотренных ст. 233 УК (незаконная предпринимательская деятельность), в т.ч. пред­принимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами за­прещена, или осуществляется без специального разрешения (лицензии), когда оно обязательно, или без регистрации в установленном законодательными актами порядке.

Интересно, что в законодательстве до сих пор нет конкретной формулировки понятия «предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными ак­тами является запрещенной», хотя уголовная ответственность за это была введена более 2 лет назад Законом от 5.01.2015 № 241-З. Нет и отдельного перечня видов такой деятельности. Поэтому данная норма оказалась практически неприменима.

В последние годы последовательно сокращается перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию. При этом лицензирующие органы сохраняют функции контроля за соблюдением лицензиатами лицензионных требований и условий, а в УК имеются отдельные нормы, устанавливающие специальную ответственность за занятие конкретными видами деятельности, охрана которых требует повышенного внимания. Таким образом, наличие в УК ответственности за занятие предпринимательской деятельностью без лицензии, т.е. без учета степени общественной опасности конкретного вида деятельности, по мнению ДФР, тоже потеряло актуальность. Это подтверждает и статистика: если в 2007–2010 гг. выявлялось по 135–143 подобных преступления ежегодно, то в 2016 г. – только 18.

В пользу декриминализации предпринимательской деятельности, осуществляемой без госрегистрации, говорит очевидная несоразмерность ответственности совершенному деянию. Это особенно заметно на фоне реализуемого в стране заявительного принципа регистрации предпринимательской деятельности. Основная цель «незарегистрированного» бизнеса – сокрытие полученных доходов. Оценивать такую деятельность необходимо через призму уклонения от уплаты налогов. Поэтому в ДФР полагают, что данную норму необходимо исключить, дополнив ст. 243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов) квалифицирующим признаком, устанавливающим повышенную уголовную ответственность за уклонение от уплаты сумм налогов, сборов, сопряженное с осуществлением деятельности без надлежащей госрегистрации. Заодно следует установить порядок определения налоговой базы и налогообложения такой деятельности.

Перечисленные изменения в УК могут появиться лишь к 2019 г. До ноября текущего года пред­ложения ДФР будут обсуждаться с другими госорганами и дорабатываться, соответствующий законопроект поступит в парламент в лучшем случае в декабре, затем ему предстоит пройти 2 чтения в нижней палате, получить одобрение в Совете Рес­публики, подпись Президента. Если законопроект будет принят, то в силу он вступит не ранее чем через 3 месяца после официального опубликования.

Между тем, как было сказано на брифинге, на сегодня в Беларуси доля экономических пре­ступлений в общей массе по стране составляет не более 7%. Насколько раскрепостят бизнес предлагаемые изменения уголовного законодательства, судить пока рано. Несомненно, они улучшат криминальную статистику. А вот как они отразятся на финансовых рынках и экономической безопасности, можно будет понять гораздо позже.

Автор публикации: Александр ГОРБАЧ, юрист