$

2.1254 руб.

2.4175 руб.

Р (100)

3.1964 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнения

Декриминализация экономических преступлений: почему это плохо

23.11.2018
Декриминализация экономических преступлений: почему это плохо
Виталь Коледа

Все громче в нашем обществе звучит инициатива о прекращении уголовного преследования налоговых и вообще экономических преступлений. Откуда же такой замечательный опыт хотят перенять? Где неуплата налогов или умышленное уклонение от них не влекут за собой уголовную ответственность?

Готов спорить, что такой практики в развитых и цивилизованных юрисдикциях нет! Сидят там люди за экономические преступления, как и за любые другие.

Почему за экономические преступления нельзя лишать свободы, а за преступления в сфере медицины или педагогики – можно? Что это за странные привилегии для отдельной части общества? Чем бизнесмен лучше врача, учителя, пожарного, да даже наемного менеджера?

Считаю, что те, кто выступают за декриминализацию экономических преступлений, действуют как раз против интересов всего общества и исключительно в интересах одной социальной группы.

Что же на самом деле стоит сделать в плане реформирования уголовного законодательства, чтобы это принесло реальную пользу экономике страны и одновременно не стало инструментом для личной выгоды узкой группы лиц?

В первую очередь, необходимо увеличить минимальную сумму неуплаченных налогов, при которой наступает уголовная ответственность. Я думаю, рациональный уровень логической обоснованности именно уголовной ответственности – как минимум от 25 тыс. USD, а крупный размер – суммы от 50 тыс. USD за четыре последовательных квартала.

Во-вторых, надо изменить практику применения меры пресечения в виде взятия под стражу для всех преступлений, не направленных против человека, его здоровья и половой неприкосновенности.

Следователи должны обосновать и доказать конкретными фактами необходимость лишения человека свободы. Заключение под стражу, как мера процессуального пресечения, должно перестать восприниматься бизнес-сообществом как средство «добывания доказательств» и процессуального принуждения (или признаешься, или будешь сидеть), и должна быть действительно мерой процессуального обеспечения против лиц, которые могут скрываться от следствия, запугивать свидетелей, оказывать давление на следствие.

Если следователь пишет, что хочет взять обвиняемого под стражу, то согласитесь, лучше, когда это должно обосновываться не общим его предположением, что «обвиняемый может вредить неким интересам следствия или есть некие основания полагать, что он скроется», а конкретными фактами в материалах дела, например, материалами оперативно-розыскных мероприятий, где обвиняемый предлагает «зашугать лысого, который может расколоться» или пишет подельнику «готовь документы и деньги, надо валить».

В-третьих, может быть, стоит обратиться к статистике по уголовным делам. Наверное, это более логично, когда количество оправдательных приговоров в целом не расходится в процентах со статистикой стран, на которые мы хотим ориентироваться.

Как показывает практика, те страны, где каждое прекращение уголовного дела и оправдательный приговор могут восприниматься как поражение или оскорбление государства, вряд ли способны похвастаться хорошим бизнес-климатом. Наоборот, государственная машина должна принимать оправдательные приговоры в пределах разумной процентной нормы в качестве признака нормального функционирования следственного и судебного аппарата. Должностное лицо, принимая такое решение, не должно думать, что делает что-то такое, что может повредить его карьере (если, конечно, все в рамках закона).

Оправдательный приговор – это не поражение следствия и не триумф адвоката; это значит, что следователь или судья разобрался и правосудие восторжествовало. Помните, как в фильме «Место встречи изменить нельзя» следователь извиняется, а освобождаемый говорит – ну что вы, вы же имели полное право подозревать, но хорошо, что разобрались.

Вот что надо изменить, а не декриминализацией заниматься. Распространенное убеждение, что «предприниматели – лучшие люди нашей страны», как по мне, весьма нелепо. Следующий раз скажите это подрядчику, который в очередной раз сорвал вам сроки строительства или отделочных работ. Или торговке, которая обвесила вас на рынке. Лучшие люди страны очень разные: бизнесмены, госслужащие, педагоги, врачи, воспитатели детских садов, строители, пожарные, лесники, да и все, кто заботится не только о себе и своих близких, но и хоть немного думает об интересах общества, в котором они живут.

Перакладзена з беларускай мовы спецыяльна для «ЭГ» i сайта NEG.BY

Автор публикации: Виталь КОЛЕДА, к.ю.н., юрист


Налоги: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях