$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Четверть века «Аудикса»

23.06.2017

Четверть века «Аудикса»Старейшей белорусской аудиторской компании «Аудикс» 23 июня 2017 года исполняется 25 лет. О том, как развивался отечественный аудит и какова сейчас ситуация в этой сфере, «ЭГ» рассказал директор компании Александр КОСТЯН.

Александр Александрович, «Аудиксу» уже четверть века – возраст солидный для белорусской частной компании. Как вы оцениваете пройденный вами и отечественным аудитом путь?

– Наша компания – одна из первых в отечественном аудите, причем одна из немногих, кто начинал в 90-х и успешно работает сегодня. Учредителем «Аудикса» был известный белорусский аудитор Леонид Ковалев. Компании, созданные в те годы, были первопроходцами. Ведь тогда еще не было ни законодательства, регулирующего аудиторскую деятельность, ни Аудиторской палаты, ни Управления аудита при Минфине. Не было практики работы в новой сфере, существенно отличающейся от бухгалтерской и ревизорской.

В 1993 г. образовалась Аудиторская палата, начали выдавать лицензии, а в 1994-м появился Закон «Об аудиторской деятельности». Кстати, сначала вообще не было обязательного аудита. Первыми клиентами аудиторских организаций были в основном компании с ино­странными инвестициями. Потом стали обращаться и белорусские предприятия, желавшие развеять сомнения в правильности ведения бухучета, уплаты налогов, добросовестности и квалификации своих бухгалтеров. Часто клиенты нуждались просто в постановке бухучета. Много было проблем с неплатежами, впрочем, не только у аудиторов.

А как вы оцениваете ситуацию на рынке аудиторских услуг в нашей стране сегодня?

– Сейчас она достаточно сложна, в значительной степени – из-за ценового демпинга. Конечно, в нынешних экономических условиях не приходится «задирать» цены на аудиторские услуги. Но некоторые аудиторские компании готовы раздавать формальные аудиторские заключения вместо качественной проверки. Есть и предприятия, которых это впол­не устраивает. Например, кто-то за 5400 BYN в весьма сжатые сроки берется аудировать очень крупное госпредприятие с большими оборотами и 10 филиалами, в т.ч. сельхозорганизацией. При этом получается, что на проверку каж­дого структурного подразделения отводится всего по 2 рабочих дня. При таком «раскладе» не может быть качественного аудита.

Ценовой демпинг влечет снижение качества аудиторских услуг. Не случайно, например, в Латвии законом установлена минимальная цена аудита, в Казахстане и России аудит ком­паний могут проводить только юридические лица. У нас же аудиторы – индивидуальные предприниматели находятся в привилегированном положении по сравнению с аудиторскими организациями. Так, ау­ди­тор – ИП может работать один, ему не нужен юридиче­ский адрес, а компания обязана иметь 5 штатных аудиторов, арендовать или приобретать помещение. Поэтому у аудитора – ИП есть возможность предлагать гораздо более низкие цены при полном отсутствии контроля качества.

Статья 12 Закона «Об аудиторской деятельности» предусматривает возмещение аудитором ущерба, если после аудиторской проверки контролирующие органы обнаружили у его клиента нарушения законодательства и наложили на него штрафные санкции. Следовательно, государство и заказчики заинтересованы в качественном аудите. Но это качество обеспечивается не формаль­ным соблюдением правил, хотя это также необходимо, а временем, проведенным у заказчика, и уровнем квалификации аудитора. Из этого и складывается стоимость аудиторских услуг.

Еще одна важная проблема – установленная Законом «О бухгалтерском учете и отчетности» обязанность общественно значимых организаций представлять отчетность по МСФО. Пока специалистов для таких работ в стране мало. Между тем, чтобы представить отчетность по МСФО за 2016 г., надо сделать трансформацию белорусской отчетности и за 2014–2015 гг., т.е. в совокупности за 3 года. При этом бывает, что ОАО, где работает 300 человек и есть дочернее предприятие, по нашему законодательству является общественно значимым и должно представлять отчетность по МСФО, заверенную аудитором, а стройтрест с десятком филиалов и тысячами работников – нет.

Часто необходимость оставления отчетности по МСФО объясняют потребностью в иностранных инвестициях. Но на самом деле она нужна для любых инвесторов и менеджмента компаний. К тому же далеко не всегда стране выгоден зарубежный капитал, особенно когда речь идет о связанных кредитах.

Как за прошедшие 25 лет изменились условия законодательства, регулирующего ау­диторскую деятельность?

– Оно менялось неоднократно. Сначала условия государственного регулирования аудита были изменены Указом Президента от 12.02.2004 № 67. Аудиторская палата была уп­разднена, а функции регулирования аудита переданы управлению при Минфине. Возможно, это субъективная оценка, но я считаю, что палата была ближе к аудиторам и пониманию их проблем и задач. Проводились собрания, съезды аудиторов, шла постепенная отработка законодательства с учетом мнения участников рынка. Потом, в 2013 г., появился новый закон. Сократился круг лиц, подлежащих обязательному аудиту, клиентов у аудиторских компаний стало меньше. Вообще, стабильность законодательст­ва важна для эффективной деятельности в любой сфере.

Мы входим в Ассоциацию аудиторских организаций и стараемся через нее предложить ряд мер, направленных на совершенствование законодательства в сфере бухучета, налогообложения и аудита. К сожалению, в органах госуправления нас не всегда слышат.

Когда-то шли острые дискуссии по поводу лицензирования в аудите. Правильной ли была его отмена?

– Я был против его отмены. Лицензирование для нас никогда не было проблемой, но оно дисциплинировало участников рынка, способствовало росту их профессионализма и квалификации. В аудите не должно быть случайных людей. Но сегодня проблемы отрасли не в лицензировании.

Как отражается на состоянии отечественного рынка аудита присутствие международных аудиторских компаний?

– Очень серьезно. И оно останется таким, в частности, в период трансформации бухгалтерской отчетности общественно значимых организаций на МСФО. Кстати, «Аудикс» – одна из первых отечественных аудиторских компаний, кто начинал сотрудничество с «большой четверкой», когда она еще была «шестеркой». Мы работали с Coopers and Laybrand, которая потом объединилась с Pricewaterhouse и стала PricewaterhouseCoopers. Аудит по международным стандартам нужен для дочерних фирм иностранных компаний, белорусских организаций, имеющих свои структуры за рубежом, банков. Для остальных в этом обычно нет необходимости.

Как вы относитесь к институту налоговых кон­сультантов, который вот- вот должен появиться у нас? Насколько он необходим и изменит ли что-то в сфере аудита?

– Я не вижу здесь проблем или ограничений для аудиторов. В нашей сфере все останется по-прежнему. Ну, расширится круг тех, кто осуществляет консультации по налогообложению. Фактически мы и так заняты на 70% налоговым ау­дитом, и каких-то перемен здесь не предвидится. Если кто-то из аудиторов захочет получить статус налогового кон­сультанта, этому ничто не помешает. В Германии, чей опыт мы, судя по всему, решили использовать, есть четкое раз­деление функ­ций между аудиторами и налоговыми консультантами. Мне кажутся важными нормы о возмещении ущерба, если будут найдены ошибки при проверке субъекта хозяйствования налоговыми органами.

Но в целом я не вижу как препятствий, так и особой необходимости во внедрении института налоговых консультантов в нашей стране.

Автор публикации: Валерия ГЕРАСИМОВА