$

2.5881 руб.

3.1249 руб.

Р (100)

3.4247 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Актуально

Чем белорусской экономике грозит ввод санкций

25.08.2020

Совет ЕС 19 августа на посвященной ситуации в Беларуси внеочередной встрече принял решение о непризнании итогов президентских выборов и подготовке санкций против представителей властей и должностных лиц, причастных к фальсификациям и жестокому подавлению протестов.

Глава Европейского совета Шарль Мишель на пресс-конференции заявил, что «белорусский народ заслуживает лучшего». «Мы осуждаем эту жестокость и требуем провести тщательное и открытое расследование. Насилие должно быть немедленно прекращено, включая любые репрессии и насилие в отношении тех, кто пытается наладить национальный диалог», – отметил он.

О необходимости установления общественного диалога в нашей стране позже высказались канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон. Белорусским властям предложено посредничество со стороны ОБСЕ, однако они отрицают такую необходимость.

 

О каких санкциях идет речь

Напомним, большинство санкций ЕС были сняты в 2016 году. Но не все.

Продолжают действовать персональные визовые санкции в отношении бывших представителей руководства силовых ведомств, которых Евросоюз считает причастными к исчезновениям оппозиционных политиков в 1999 году. Также действует запрет на поставки в ЕС оружия и другой техники.

Сейчас в санкционный список, скорее всего, как и в 2011 году, попадет высшее руководство, глава ЦИК и представители низовых избиркомов, силовых структур, государственных СМИ.

Например, Литва уже объявила Александра Лукашенко персоной нон-грата, в список невъездных включены более 30 белорусских чиновников.

Вряд ли дело дойдет до прямых экономических санкций, как это происходит в отношении России. Но не исключено, что каждая из стран ЕС может ответить и самостоятельно – Швеция на прошлой неделе объявила о том, что перестанет направлять средства на проекты с участием белорусских госорганов.

В период действия прошлого санкционного пакета официальный Брюссель рекомендовал заморозить любую финансовую поддержку Беларуси, предоставляемую через МВФ, Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и ЕБРР. В результате страна осталась без очередного внешнего кредита, а ЕИБ смог начать действие мандата в Минске только в 2017 году.

Это в большей степени касается перспектив финансирования инфра­структурных проектов. Однако может быть перекрыт и доступ к классическим заемным инструментам. В течение 2012–2016 годов Беларусь не могла размещать еврооблигации.

Последние на данный момент два их выпуска оказались весьма успешными: в июне текущего года страна заняла таким образом 1,25 млрд USD со сроком погашения в 2026 и 2031 годах. Большинство евробондов выкупили инвесторы из Великобритании и США.

Закрытие этого рынка приостановит диверсификацию источников внешних заимствований. Внешний госдолг по состоянию на 1 июля составил 18 млрд USD, увеличившись с начала года на 0,9 млрд (с учетом курсовых разниц), или на 5,3%. И на ближайшие годы приходится пик выплат.

Для получения рефинансирования выплат по госдолгу придется уповать на Россию и Китай. Но КНР, как известно, любит выделять Минску преимущественно связанные займы на проекты, которые реализует здесь «под ключ». Да и суммы одного кредита раньше не превышали 500 млн USD. А Москва почти 2 года как увязывает выделение новых кредитов с «углублением интеграции».

Поэтому возникновение проблем здесь исключать не стоит.

 

Удар рикошетом

Белорусские дипломаты за последние годы проделали колоссальную работу в европейском направлении. Лукашенко впервые за долгие годы посетил ЕС – в ноябре 2019 г. он побывал с официальным визитом в Австрии, готовился и несколько раз переносился запланированный визит в Латвию.

Министр иностранных дел Владимир Макей в июне заявлял, что «за последние 4–5 лет после того, как начали восстанавливаться отношения с ЕС, другими западными странами, мы достигли большего, чем за предыдущие 16 лет санкций». И добавил, что в случае «нежелательных событий» третьей по счету оттепели в отношениях ЕС с официальным Минском не будет.

Как в воду глядел? Скорее, со своей позиции глава МИД оценивал риски использования силового сценария. Сейчас риторика другая: в минувшую пятницу Макей выступил с заявлением, в котором призвал западные страны не вводить санкции.

По его мнению, у белорусского руководства и ЕС просто «не всегда и не во всем совпадают подходы», а призывая к санкциям «при первых серьезных испытаниях для становления нашей страны», Запад сам подтверждает, что не верит в способность Беларуси выстроить с ним равноправные и выгодные отношения.

– Это не первые санкции в нашей истории. И наша история на этом не закончится. Мы их пройдем так же, как и предыдущие. Результат их действия вам известен. Все вместе мы точно потеряем время. Потеряем ритм, который нужен нашим странам и обществам, тем более в современном быстром мире, – заявил глава МИД.

Он назвал текущую внутриполитическую ситуацию в Беларуси «болезненным этапом национального взросления», а предложения стран ЕС о помощи в организации диалога – «недоброжелательными действиями, наносящими ущерб суверенитету Республики Беларусь».

Немного удивило, что в заявлении ничего не сказано о рисках для торгово-экономического сотрудничества, поскольку до белорусских дипломатов все последние годы доводились цифры по обеспечению роста экспорта под персональную ответственность. Возможно, пока просто не до экономики.

Но, например, в июле 2018 г. во время ежегодного семинара для дипработников первый замглавы МИД Андрей Евдоченко заявлял, что послов, не справившихся с заданием по увеличению экспорта, планируется отзывать обратно в Беларусь. Тогда он подчеркнул важность прямых переговоров между субъектами хозяйствования, которые послы не только помогают организовывать, но и участвуют в них «вопреки законам о дипломатической службе», и рекомендовал дальше действовать так же.

И в отношениях с государствами ЕС формула «экономика над политикой» работала весьма успешно. Пока сложно оценить, насколько сильно ее задели милицейские дубинки и резиновые пули. Но то, что «дальней дугой» традиционных торговых партнеров заменить будет сложно, те, кто занят экспортом, наверняка понимают.

 

США: можем остаться без нефти и послов

Крайне велика вероятность того, что вслед за ЕС санкции появятся со стороны Великобритании и США, уже заявивших о непризнании итогов президентских выборов в Беларуси.

В случае с Соединенными Штатами ситуация осложняется тем, что, начиная с 2016 года, ограничительные меры не отменялись окончательно – несколько раз продлевался режим их приостановки. То есть формально санкции остаются не снятыми и в любой момент могут быть вновь введены.

И здесь речь идет именно об экономических санкциях в отношении 9 предприятий и организаций, сделки с которыми подпадали под запрет: Белорусского нефтяного тор­гового дома, концерна «Белнефтехим», Belneftekhim USA Inc., ОАО «Белшина», ОАО «Гродно Азот», ОАО «Гродно Химволокно», ОАО «Лакокраска», ОАО «Нафтан» и ОАО «Полоцк-Стекловолокно».

Также с 2006 года действуют пер­сональные санкции в отношении Лукашенко, бывших чиновников и силовиков.

Возврат к полноценной санкционной повестке несет риски для продолжавшейся в последние годы разморозки отношений по линии «Минск–Вашингтон». Совсем недавно стороны, наконец, договорились о том, что впервые с 2008 года вернут полноценное дипломатическое представительство на уровне послов. Но, по неофициальной информации, Штаты не планируют пока этого делать.

Наконец, возможно прекращение поставок в Беларусь американской нефти, которые стали итогом переговоров в Минске в феврале Лукашенко и Макея с госсекретарем США Майклом Помпео. Поставки стартовали в мае и продолжились в июле-августе. Речь об объеме около 80 тыс. тонн сырья в одной партии.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***