$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Торговля

Борьба с контрафактом на союзной арене©

05.01.2016

Власти стран – участниц Евразийского экономического союза ищут способы борьбы с незаконным оборотом товаров. Эту проблему обсудили 16–18 декабря участники международного форума «Антиконтрафакт–2015» в Минске, организованного Министерством промышленности и торговли РФ при поддержке ЕЭК и правительства Беларуси.

Незаконный оборот промышленной продукции – одна из самых актуальных мировых проблем, заявил первый заместитель министра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин. По его словам, ущерб и для потребителей, и для бизнеса, и для государства исчисляется миллиардами рублей. Росту нелегального оборота товаров способствуют такие факторы, как падение доходов населения, его недостаточная информированность о потенциальной опасности фальсифицированной и контрафактной продукции, низкий уровень предпринимательской этики и недостаточный контроль – как государственный, так и общественный.

Точных данных о масштабах незаконного оборота нет, но, судя по экспертным оценкам, он настолько велик, что всерьез угрожает благополучию предприятий ряда отраслей промышленности. Например, оборот нелегальных пищевых продуктов оценивается в 1,3–1,6 трлн. RUB, т.е. около 15–18% наблюдаемой розничной торговли, а продукции легкой промышленности – около 1 трлн. RUB, или 1/3 всего рынка. Стабильно велик спрос на недорогие, широкоизвестные фальсифицированные лекарства (примерно на 150 млрд. RUB). Незаконный оборот автокомпонентов для легковых машин достигает 30% рынка (около 8,5 млрд. RUB). Даже в авиации, по данным ГосНИИ ГА России, при проверках выявляется от 2 до 5% неаутентичных компонентов, что грозит безопасности полетов.

Для противодействия незаконному обороту промышленной продукции в РФ создана специальная комиссия с участием правоохранительных и контролирующих органов. Но для координации действий всех органов власти стран ЕАЭС требуется сотрудничество как на национальном, так и на межгосударственном уровне.

Не обходят проблемы контрафакта и Беларусь. Правда, у нас, как сообщил заместитель начальника первого отдела первого управления ГУБЭП КМ МВД РБ Александр Погоский, за 10 месяцев 2015 г. выявлено всего 2 преступления в сфере нарушения авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, подпадающих под действие ст. 201 УК, и были составлены 64 административных протокола по ст. 9.21 КоАП. В результате на виновников были наложены штрафы на сумму 317 млн. Br, из них взыскано – 195 млн. Изъята контрафактная продукция на сумму более 1,21 млрд. Br, в т.ч. 2818 единиц аудио- и видеопродукции, 8498 – иных товаров народного потребления.

В 2015 г. МВД Беларуси продолжает участвовать в международных акциях по пресечению оборота контрафакта. Так, в ходе очередного этапа операции «Черный Посейдон 4» выявлено 161 правонарушение, связанное с оборотом и реализацией нелегальных товаров, в т.ч. имеющих признаки контрафактности и нарушающих права на объекты интеллектуальной собственности. К административной ответственности были привлечены 144 человека. Из нелегального оборота изъято предположительно контрафактных товаров на общую сумму 21,3 млрд. Br (1,2 млн. ЕUR). В ходе международной операции «Opson 4» было выявлено 185 правонарушений, связанных с оборотом (ввозом, перемещением, хранением и реализацией) продуктов питания без документов, подтверждающих легальность их происхождения и качество, с признаками фальсификации или же с истекшими сроками реализации. Из нелегального оборота изъято более 22,8 тыс. л алкогольной и спиртосодержащей продукции, свыше 7,2 тыс. шт. рыбных консервов и лососевой икры, 499 пачек контрафактного кофе и чая, почти 15 т мяса и мясных продуктов, более 110 т овощей и фруктов, всего на сумму свыше 11 млрд. Br.

Одно из направлений борьбы с контрафактом в ЕАЭС – создание полноценной единой системы технического регулирования с жесткими механизмами оценки соответствия, позволяющими поставить преграду продукции неизвестного происхождения и поддельными или необоснованно выданными документами об оценке соответствия, сообщил председатель Госкомстандарта РБ Виктор Назаренко. Хотя в этой сфере каждая страна осуществляет надзор в соответствии со своим национальным законодательством, нужна и межгосударственная система. В частности, предлагается введение единых требований к маркировке продукции в целях прослеживаемости и обмена информацией между заинтересованными субъектами. Также предлагается ввести механизм уничтожения контрафактной и фальсифицированной продукции за счет средств и сил виновных лиц, а также усилить ответственность экспертных организаций за выдачу документов по безопасности продукции, обращающейся на едином рынке.

Положения Договора о ЕАЭС в значительной степени гармонизированы с международным законодательством, в т.ч. с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), входящим в пакет ВТО, отметила заместитель начальника управления международного сотрудничества Роспатента Светлана Коростелева. Кроме того, в сентябре 2015 г. в Гродно подписан договор о координации действий по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, планируется принять еще два документа: соглашение о едином порядке управления авторскими и смежными правами на коллективной основе и договор о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров. Этот договор призван обеспечить создание единых механизмов, необходимых для регистрации товарных знаков в ЕАЭС и обеспечения правовой охраны наименований мест происхождения товаров союза на территории всех стран–участниц. Правда, пока не удалось урегулировать разногласия в отношении уплаты патентных пошлин и их размера.

В рамках корректировки Договора о ЕАЭС планируется внесение изменения в Протокол об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности (приложение № 26), касающиееся исключений из применения принципа исчерпания исключительного права на товарный знак союза. Предполагается, что такие исключения из применения территориального принципа исчерпания исключительных прав возможны в отношении отдельных категорий товаров, которых нет на внутреннем рынке ЕАЭС, или же если они доступны в недостаточном количестве, качестве, по завышенным ценам, в т.ч. в результате недобросовестной конкуренции, а также по иным основаниям, исходя из социально-экономических интересов государств – членов союза.

Оксана КУЗНЕЦОВА

 

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА