$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Большие вызовы и скромные перспективы

21.10.2016

Планы развития отечественной экономики на следующий год и текущие проблемы делового сообщества обсудили участники 79-го заседания Республиканского клуба директоров (РКД), организованного Бизнес-союзом предпринимателей и нанимателей им. профессора М.С. Кунявского в среду.

Настроиться на откровенный разговор участникам заседания помогла экскурсия по цехам ОАО «Минское производственно-кожевенное объединение», на базе которого проходила встреча. Вид конкретного производства и описание его достижений и проблем позволили наглядно представить, сколько сложных вопросов на макро- и микроуровне требуется решить, чтобы раскрыть тему очередного заседания РКД – «Экономика в 2017 году: вызовы, реалии и перспективы».

БЛАГОДАРЯ многочисленным публикациям в СМИ члены клуба успели неплохо познакомиться с показателями прогнозов социально-экономического развития, основными направлениями денежно-кредитной и валютной политики, а также совершенствования деловой среды на текущий год. Поэтому сообщения представителей Минэкономики и Нацбанка интересовали директоров прежде всего с точки зрения реальности утвержденных планов.

В частности, много вопросов вызывает намерение правительства создавать новые производства и рабочие места. С одной стороны, есть сомнения в целесообразности этих действий в условиях затяжной рецессии и неопределенности состояния конъюнктуры внешних и внутреннего рынков. С другой – сложно представить, какие затраты потребует создание новых рабочих мест и какие источники для этого могут быть использованы. Начальник главного управления макроэкономического анализа и прогнозирования Минэкономики Роман Бродов постарался развеять эти сомнения, заверив собравшихся, что все планы обсчитаны, обоснованы и вполне реальны. Нужно лишь уточнить отдельные детали и воплотить их в жизнь. В министерстве полагают, что, если улучшения в экономике пока не слишком видны на микроуровне, они заметны с высоты макроэкономических параметров. В частности, в 9 из 13 отраслей промышленности возобновился рост объемов производства. Реальный сектор адаптируется к ситуации на рынке и уровню платежеспособного спроса. Постепенно восстанавливаются инвестиции (любопытно, что одним из индикаторов этого процесса в Минэкономики считают увеличение акционерного капитала, хотя главным источником его роста давно служит конвертация в акции задолженности по господдержке). Особые надежды возлагаются на развитие инноваций, ГЧП и диверсификацию экспорта.

Впрочем, это не избавляет от некоторых сомнений. Так, руководитель ОАО «Белтеплоизоляция» Николай Наруцкий припомнил, как в странах Балтии, прежде чем пустить наших работников, выясняют, нет ли у них своих аналогичных специалистов. И тут же возник вопрос: кто займет запланированные новые рабочие места на белорусских предприятиях: наши люди или завезенные из КНР мигранты? Не зря же льготы для резидентов парка «Великий камень» касаются и кадровых вопросов.

ОДНОЙ из главных проблем для бизнеса сегодня являются неплатежи. Это явление проникло во все звенья хозяйственной деятельности: покупатели не платят поставщикам, заказчики – генподрядчикам, те – своим смежникам. Оценки директоров объема долгов по своим предприятиям почти точно совпадают с данными статистики в целом по стране. Так, просроченная дебиторская задолженность в республике выросла за 8 месяцев т.г. на 19,7%, кредиторская – на 19,6% и на 1 октября они превысили 7,2 млрд. и 6,9 млрд. BYN соответственно. Просроченные долги составляют около 24,5% общей дебиторской задолженности и 18% – кредиторской. Разрыв приходится закрывать с помощью заимствований, проценты по которым ложатся тяжелым грузом на показатели компаний. В утешение начальник управления экономического анализа Нацбанка Андрей Категов заверил, что стоимость кредитов будет снижаться – по мере уменьшения инфляции. Но деньги-то бизнесу нужны были вчера и требуются сегодня.

КРИЗИС неплатежей не только ухудшает финансовое положение предприятий, но и заставляет сокращать отгрузки. Отношения между кредиторами и должниками становятся все напряженнее, рассказывали участники РКД, причем ни правовые, ни управленческие методы зачастую не помогают. Например, торговые сети задерживают платежи промышленным предприятиям, ссылаясь на снижение потребительского спроса. Но при попытке заводов и оптовиков сократить поставки или период отсрочки платежа должники вообще порой перестают платить. Обращаться в суд чаще всего бесполезно: судебные решения не исполняются, поскольку иные ответчики не вылезают из картотеки, а вот отношения с партнером портятся окончательно.

Механизм банкротства работает медленно и, что еще хуже, избирательно. Так, от него защищены госпредприятия, сельскохозяйственные и бюджетные организации. Но именно они вызывают и больше всего нареканий, поскольку едва ли не чаще и дольше всех не рассчитываются за поставленные товары и выполненные работы. Поэтому многие директора видят начало цепочки неплатежей именно в госсекторе. Неоднократно звучали предложения делать зачет обязательств предприятий по налогам с долгами бюджетных организаций, но решение так и не было принято. Между тем окончательно «добивает» предприятия обязанность платить налоги, хотя деньги за отгруженные товары и выполненные работы могут не поступать месяцами.

ДИРЕКТОРА в очередной раз высказали представителям властей претензии по поводу всеобщего перехода на порядок признания выручки «по отгрузке». В ответ снова было заявлено, что метод начисления – мировая практика. Правительство не может допустить, чтобы альтернативные варианты позволяли предприятиям манипулировать сроками уплаты налогов, иначе в бюджете образуется кассовый разрыв. Однако бизнесмены, понимая всю важность государственных задач, тоже не хотят терпеть кассовые разрывы в своих компаниях. К тому же в аргументах властей есть немало лукавства.

Действительно, метод начисления применяется в большинстве стран мира. Но там, как правило, достаточно высокий уровень исполнения обязательств. Неплательщиков ждет быстрое и неотвратимое банкротство, процентные ставки низкие, исправно работает страхование, есть обширный набор доступных инструментов финансирования и хеджирования рисков.

Кроме того, в той самой мировой практике метод начисления повсеместно сочетается с механизмом резервов сомнительных долгов, которые создаются в случае возникновения просроченной дебиторской задолженности и уменьшают налогооблагаемую прибыль. У нас же законодатели такие резервы исключили из состава внереализационных расходов – по странному стечению обстоятельств как раз за год до начала кризиса неплатежей. Неоднократные требования бизнес-союзов исправить ситуацию в этой сфере игнорируются.

В последние годы одним из основных мировых трендов налоговой политики стало совершенствование методов контроля и администрирования. Не избежала этого и Беларусь. Частью такого процесса является введение электронных счетов-фактур, расширение сферы применения электронного декларирования, борьба с уклонением от уплаты налогов. Получается, что государство не в состоянии ни обеспечить соблюдение интересов кредиторов, ни взять на себя часть их проблем, но всегда готово «добивать» их налогами и новыми требованиями.

Одним из них станет в 2017 году норма об экономической обоснованности затрат, учитываемых при исчислении налога на прибыль (см. «ЭГ» № 80). Это новшество направлено лишь на ограничение возможностей применять схемы минимизации налогов, заявил начальник главного управления методологии налогообложения организаций МНС Игорь Скринников. Однако участники заседания живо представили себе, как могут применяться нормы вводимого п. 3 ст. 130 НК на практике, если налоговики получат возможность без суда снимать с затрат показавшиеся им подозрительными суммы по отдельным сделкам.

Сомнения в том, что получится в итоге – инструмент борьбы с налоговыми уклонистами или очередной рычаг давления на добросовестных плательщиков, – столь велики, что один из директоров даже предположил: в таких условиях лучше закрываться. Скорее всего, это преувеличение, но страх за будущее своего дела давно стал неотъемлемым спутником белорусских предпринимателей и менеджеров. Они ясно видят, что креативы контролеров и законодателей увеличивают суммы изымаемых в бюджет средств даже при сохранении ставок и формально неизменной налоговой нагрузке в процентах к ВВП. А вот стимулирующая роль налогов ощущается ими гораздо меньше.

К сожалению, оценивая эффективность фискальной политики, нормотворцы не обращают внимания на то, как их решения отражаются на денежных потоках предприятий. А потому, обсуждая налоговые вопросы, чиновники и представители делового сообщества зачастую говорят на разных языках. Например, почетный председатель правления БСПН Георгий Бадей поинтересовался, в какую сумму обошлось введение электронных счетов-фактур. В ответ И. Скринников заверил, что это разовые расходы, которые составили «от сотни до нескольких тысяч долларов» – в зависимости от размера предприятий. Но участники заседания тут же стали припоминать, во что им обходятся модернизация кассовых аппаратов и бухгалтерских программ в связи с деноминацией, покупка контрольных знаков, 90-дневная отсрочка по НДС при импорте... Всё вместе складывается в огромные дополнительные затраты, которые особенно болезненно ощущаются в период экономического спада.

Гендиректор ОАО «Минское кожевенное производственное объединение» Николай Ермаков напомнил, сколько проблем возникает при ввозе материалов. Если белорусскому производителю удается добиться скидки у зарубежных поставщиков, отечественные таможенники усматривают в этом попытку занижения таможенной стоимости и требуют уплачивать пошлины исходя из средневзвешенных цен. Все это существенно увеличивает издержки предприятий, которые власти предписывают снижать. Отечественные производители и так вынуждены работать в неравных условиях с российскими компаниями, у которых затраты на энергоносители в разы меньше.

Между тем на внутреннем рынке наблюдаются тревожные сдвиги. К примеру, как отметил Н. Ермаков, с прошлого года в разы выросли закупки обрезков кожи, используемых при ремонте обуви и кожгалантереи. Когда гражданам становится выгоднее ремонтировать старые вещи, чем покупать новые, – это верный признак кризиса.

Кстати, как обнаружилось на заседании РКД, тезис, что если снизить налоговую нагрузку, то бюджет выиграет за счет активизации бизнеса и, соответственно, увеличения выручки и иных налогооблагаемых оборотов, для чиновников выглядит неубедительно. Власти успели убедиться, что представляемые поблажки далеко не всегда обеспечивают ожидаемый эффект. При неблагоприятной обстановке никакие преференции не компенсируют спад деловой активности, инфляцию и прочие макроэкономические проблемы. В таких условиях бизнес, чтобы выжить, стремится минимизировать все затраты и, среди прочего, – налоги. Но государству нужны деньги на поддержку отдельных предприятий, реализацию госпрограмм, содержание социальной сферы и, конечно, самого себя. А потому надеяться на снижение налоговой нагрузки не приходится. Власти больше склонны сохранять существующую структуру экономики и налоговой системы, чем соглашаться на эксперименты с непредсказуемым результатом.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН