$

2.6403 руб.

3.0840 руб.

Р (100)

3.3149 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Кадры

Безработных станет больше. Когда проблема выдается за достижение

04.09.2020
Безработных станет больше. Когда проблема выдается за достижение
Фото: pixabay.com

Последние события и публичные заявления со стороны властей актуализировали вопрос о наличии в Беларуси избыточной занятости, прежде всего, в промышленности. Что это значит для экономики и какие здесь могут быть решения?

Александр Лукашенко 17 августа, посещая Минский завод колесных тягачей, заявил: «Надо понимать, что «плохой» Президент держал лишнюю численность, чтобы людей не выбрасывали на улицу». То есть запрет структурного реформирования госсектора является политическим решением, продиктованным заботой о трудоустройстве граждан.

Показательно, что за два дня до этого риторика Главы государства была иной. Рассуждая о призывах к забастовкам на промпредприятиях, он сказал: «У нас избыточная численность на МТЗ, МАЗе, БелАЗе – везде. Пусть идут. Но на заводах им после этого места быть не должно».

Фактически это признание того, что промышленные гиганты смогут дальше работать, лишившись какого-то количества сотрудников.

В этом и заключается порочный круг белорусской модели, которую власти именуют социально-ориентированной: мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что определенная часть занятости неэффективная, но сознательно тормозим естественные процессы, чтобы сдерживать безработицу.

Почему естественные? Потому что оптимизация любого бизнеса, в т.ч. производственного, является нормой. Искусственное содержание лишней рабочей силы увеличивает себестоимость продукции и снижает производительность труда.

Беларусь по этому показателю в целом отстает от стран ЕС в 6 раз. Такие данные приводились в расчетах при подготовке правительством прогнозных документов на 2020 год. При этом производительность в государственном секторе оценена примерно в 2 раза ниже, чем в частном.

Там же отмечалось, что проведенная за последние годы модернизация на ряде предприятий не привела к существенному изменению технологии производства и ограничилась в основном заменой устаревшего оборудования, что на производительность труда практически не повлияло.

Проблему излишней численности стоит рассматривать комплексно: не с позиции реакции на модернизацию, приводящей к сокращению количества персонала, а через переформатирование рынка труда и развитие инструментов соцзащиты.

Иными словами, стоило бы с социально ориентированных позиций подойти к тем самым реформам, от которых третье десятилетие открещиваются власти, и посмотреть на их компенсационную составляющую.

 

Каждый пятый или 25-й

О необходимости оптимизации численности занятых в промышленности сказано в программе деятельности правительства до 2020 года, правда, без каких-либо индикаторов.

Определенно оценить долю избыточной занятости в белорусской экономике сложно. Несмотря на то, что Минтруда на регулярной основе проводит специальную кадровую диагностику, ее результаты не публикуются.

В последний раз официальная оценка озвучивалась в июне 2016 г. Тогда в министерстве сообщили о том, что избыточная численность работников на белорусских предприятиях составляла 4,3%.

Публикация этой цифры появилась как ответ на расчеты Евразийского банка развития (ЕАБР), специалисты которого в рамках диаг­ностики экономики Беларуси при выдаче очередного транша кредита назвали кратно большие цифры. По мнению ЕАБР, излишняя численность в национальной экономике составляла до 20%.

О важности структурных преобразований в промышленности неоднократно заявлял и другой кредитор Беларуси – Международный валютный фонд.

Но пока слово «реформа» продолжает восприниматься значительной частью управленцев и преподноситься обществу исключительно как синоним массовых увольнений и перепродажи «народного достояния», в тени будет оставаться другая их важная составляющая.

Белорусские власти не без гордости говорят о сохранении высокого уровня социальной защиты населения. Но не будет преувеличением сказать, что в части поддержки безработных этот уровень – один из самых низких в мире. Размер пособия по безработице в стране составляет символическую сумму в пределах 70–200% базовой величины. К тому же стоящие на учете в службе занятости обременены рядом дополнительных требований.

Отсюда такое расхождение между примерно 1% зарегистрированной безработицы и 4–5% фактической.

Все эти годы логика объяснения такого перекоса сводилась к следующему: повышение размера пособия, во-первых, затратно для бюджета или ФСЗН, во-вторых, демотивировало бы людей в отношении поиска работы. Дескать, и так уровень «социального иждивенчества» высок.

К чему такая логика привела, можно судить по событиям 2017 года – со вступлением в силу Декрета «О предупреждении социального иждивенчества» был введен абсолютно алогичный «налог на тунеядство» и начались массовые протесты.

Давно пора понять, что высвобождение рабочей силы, в т.ч. массовое, – естественный цикличный экономический процесс.

Получение же достаточного по размеру для удовлетворения человеком базовых потребностей пособия по безработице – это не постсоветская халява, а прямой инструмент стимулирования рынка труда, монополизацию которого во многих сферах со стороны государства в Беларуси рано или поздно придется прекращать.

В развитых экономиках пособие рассматривается в качестве т.н. автоматического стабилизатора, поскольку в кризисные периоды люди могут за счет него рассчитывать на временную передышку и постепенно искать новое место работы, соответствующее их запросам и квалификации – так сохраняется и стоимость, и ценность предложения на рынке труда.

Реформирование в промышленности, в которой в Беларуси занято почти 900 тыс. человек, при должном подходе обязательно подразу­мевало бы и переформатирование подходов к стимулированию рынка труда и системы соцзащиты.

У нас же пока слышно, что «денег с вертолета» не будет, потерявшим бизнес во время пандемии COVID-19 предлагалось не ждать господдержки и идти на временную работу, а обсуждаемое более четырех лет предложение о повышении пособия по безработице хотя бы до уровня бюджета прожиточного минимума как всплыло в период подготовки антиковидных мер, так и вновь исчезло.

Между тем процесс сокращения персонала в стране активизировался еще в прошлом году (см. «ЭГ» № 26 от 07.04.2020 «Кадры срезают все: откуда увольняют людей и почему курс на сохранение рабочих мест может усугубить безработицу в будущем»). Причем более половины уволенных работников приходилось на сельское хозяйство и промышленность.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением писать на op@neg.by 

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Труд: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы