$

2.1112 руб.

2.4458 руб.

Р (100)

3.2211 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Образование

Без успехов в образовании экономического процветания не бывает

21.09.2018
Без успехов в образовании экономического процветания не бывает
Евгений Ливянт. Фото: twitter.com/livyant

Уровень реальных знаний у имеющихся и приходящих в экономику кадров – это один из главных вопросов, определяющих благополучие нашей страны, место для белорусских товаров и услуг на мировых рынках и наше будущее. Именно поэтому сентябре, в начале учебного года, «ЭГ» предоставляет слово самому известному белорусскому репетитору, а сейчас еще и бизнесмену, совладельцу собственной школы, Евгению Борисовичу Ливянту. Что происходит с белорусским образованием и на какие примеры нам стоит ориентироваться, чтобы следующее поколение могло здесь построить страну не хуже Финляндии?

– Евгений Борисович, как вы можете описать текущую ситуацию с образованием в Беларуси?

– Мы сегодня находимся в окружении стран, в которых идет реальная модернизация системы образования. Почему же у нас ее нет? Посмотрите на зарубежный опыт: без успехов в модернизации системы образования ни одна страна в мире не добилась процветания, устойчивого экономического роста.

Все государства вокруг нас очень разные и по количеству жителей, и по территории, и по политическому и экономическому устройству. Но во всех этих странах, кроме нашей, неуклонно идет обновление системы образования, и школьного, и вузовского: Россия, Польша, Латвия, Эстония, Литва. Даже в Украине при всех ее внутренних проблемах, у руководителей хватает времени, ресурсов и сил заниматься реальным реформированием этой сферы. Конечно, каждая страна все сделала по-своему. Но все реально вложились и вкладываются в систему образования.

Нет ни одного государства в мире с развитой или развивающейся экономикой и отсталой системой образования. Это простая закономерность.

Поэтому я считаю, что образование должно быть такой же важной сферой ответственности для премьер-министра или вице-премьера, как курс национальной валюты или модернизация заводов. Даже важнее! Ситуация с образованием затрагивает каждого жителя страны. Практически у всех есть дети, внуки, племянники.

Прежде всего необходимо признать, что у нас кризис в системе образования. А потом вместе искать выход. И тут нет готового рецепта. Именно поэтому все те указы и постановления, которые в последнее время принимаются без обсуждения, без тестирования, часто даже без обдумывания, абсурдны. Любая гениальная идея может оказаться невыполнимой, потому что для ее реализации может не быть средств или подходящих исполнителей.

– Куда чаще всего поступают ваши ученики? Какие белорусские университеты вы считаете лучшими?

– На мой взгляд, в нашей стране вузами стоит считать те учебные заведения, где проходной балл от 300 и выше. Все остальное – это уже не учреждение, способное предоставить полноценное высшее образование, а нечто иное.

В нашей системе я не вижу ни одного вуза, где можно было бы получить действительно хорошее образование. Оговорюсь: мы не рассматриваем и не обсуждаем сейчас медицинский университет, это отдельная структура, которая не подчиняется Министерству образования.

Все вузы у нас очень далеки от идеала. Все, включая айтишные. Но они лучше других. Хорошее образование, которое там можно получить, в первую очередь связано со средой, в которой собираются лучшие умы страны. В Беларуси каждый год в вузы поступают множество умных, красивых, талантливых, энергичных молодых людей. И когда на курс таких приходит 200-300 человек, то они образуют самоорганизующуюся среду, они друг друга подпитывают, мотивируют, обмениваются знаниями. И конечно, таким студентам нужны соответствующие преподаватели, поэтому на ИТ-специальностях и уровень преподавателей высокий, и организация лучше. Иначе невозможно взаимодействовать с такими умными ребятами.

К сожалению, многие молодые талантливые люди из Беларуси массово выезжают получать высшее образование за границей. Это уже вопрос даже не экономической безопасности, а просто безопасности. Надо что-то делать. Но не пытаться остановить этот поток силой, какими-то искусственными запретами и ограничениями.

Множество стран целенаправленно привлекает к себе нашу молодежь. Я вижу, что некоторые мои ученики уезжают учиться в российские университеты, но в Польшу уезжает гораздо больше, особенно из Гродненской и Брестской областей. В вузы Варшавы, Кракова, Вроцлава все чаще поступают молодые люди и с востока нашей страны – из Витебска и Гомеля. Начали уезжать в университеты Чехии и Эстонии.

Почему-то всем нужна наша молодежь, только нам самим она не нужна. Это для меня загадка.

– А о ситуации с другими, неайтишными специальностями можете что-то важное сказать?

– Я считаю, что было колоссальной ошибкой отменить экзамен по математике при поступлении на юридические специальности, в том числе и на юрфак БГУ. Сейчас мы пожинаем плоды: преподаватели пребывают в ужасе, когда студенты не понимают причинно-следственных связей между событиями, не могут выстроить логическую цепочку.

А когда-то на юрфаке был самый строгий экзамен по математике. Как определялся профессионализм репетитора? Готовит к поступлению на юрфаку БГУ или нет? Если да, то это был репетитор высшей категории. Я не с первого года своей репетиторской карьеры готовил будущих юристов к поступлению в БГУ. Самому нужно было время, чтобы выйти на этот уровень.

А лет 10 назад экзамен отменили. Казалось бы, мелочь – убрали один экзамен, а сейчас все больше людей, которые занимают ключевые позиции, имея юридическое образование, но не понимая, что такое причинно-следственные связи.

Так же и с недавними изменениями: казалось бы, из Кодекса об образовании убрали совсем немного – отменили экзамены в гимназии. И все перестало полноценно работать. Я сейчас постоянно говорю о безобразии, которое за этим последовало в гимназиях: классы от 30 человек и более, две смены, набор по прописке. А это противозаконно, это нарушает и Кодекс об образовании, и даже Конституцию! Люди, которые принимали это решение, явно не просчитали последствия, не построили логическую цепочку, связывающую воедино многие проблемы, которые теперь растут как снежный ком.

– Как вы считаете, мы можем опереться на какой-то передовой зарубежный опыт?

– Все хвалят финскую школу. Но где там результаты? Где финны – победители олимпиад? Может, им, конечно, этого не надо. Может, не в этом смысл жизни?

Но настоящее финское чудо – это сама их страна, которая сопоставима с нашей по размерам, по численности населения. Это замечательное государство с сильной экономикой, высоким уровнем безопасности, прекрасной экологией. Но не окажется ли так, что через 10–20 лет эту страну не удержат на нынешнем уровне те взрослые, которые сегодня учатся в финских школах? Они нынешнюю Финляндию могут потерять, потому что все там создавалась сверхусилиями, к которым растущее поколение будет просто не готово, оно будет на это неспособно.

Вообще, мне не очень нравится, как в нашей стране перенимают зарубежный опыт. Выхватывается какой-то один кусок: например, в гимназию в Эстонии не сдают экзамены в 5 классе, и мы не будем. А что там полностью отсутствует бюрократия, это почему-то не переносится к нам.

Я ведь был в Эстонии, изучал их опыт. Там и близко нет такого объема документов, которые есть у нас и которыми завалены все шкафы. Даже журналов не нашел. Есть одна папочка с документами в учительской и еще одна – у директора. И все! Парты очень про­стые, зато оборудование везде фан­тастическое стоит, самые современные компьютеры, техника и инструменты в кабинетах труда, ин­вентарь в спортзале. А у нас школа даже не имеет права распоряжаться своими деньгами. Директора ничего сами не решают, им навязывают конкретное оборудование, не всегда лучшее.

– Вам не нравится финский опыт? Ну а «школьная тирания», как в СССР, разве это хорошо?

– Как говорил Уинстон Чер­чилль: «Ни один английский премьер не имел той власти, которую имеет английский учитель!»

До сих пор частные английские школы – это пример жесточайшей тирании. Там все одинаково одеты, все одинаково пострижены, у всех одинаковые школьные принадлежности. В школьных общежитиях, если в комнате беспорядок, то дверь снимается, и ученик вынужден жить в комнате без дверей.

Я не люблю этих штампов, что в советской школе была тирания. А в английской тогда что?

В нашей собственной частной школе как раз золотая середина. Меня никогда не интересовали школьная форма, внешние атрибуты. Мне не надо, чтобы ученик относился ко мне как к сенсею. Уверен, что это искусственное чинопочитание.

Но если мы уже собрались вместе, то трудимся – много, серьезно. И добиваемся результатов. Если ученик не «вкалывает», то результатов не будет!

Автор публикации: Марина МАЦУЛЕВИЧ