$

2.5629 руб.

3.0187 руб.

Р (100)

3.2939 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Коронавирус

Белорусскую экономику спасут IT и богатый урожай. Минимальное сокращение темпов падения выдается за выход на траекторию роста?

28.07.2020
Белорусскую экономику спасут IT и богатый урожай. Минимальное сокращение темпов падения выдается за выход на траекторию роста?
Фото: freepik

На минувшей неделе правительством, кажется, была озвучена выгода, которую белорусская экономика получила за счет отказа от введения широких карантинных мер в связи с пандемией коронавируса.

В июне снижение ВВП сократилось на 0,1 процентного пункта, что дает властям основание говорить о выходе из рецессии. Парадокс в том, что никакого экономического роста пока нет.

Данные об экономическом развитии за первое полугодие обсудили на совещании у Александра Лукашенко. По итогам встречи премьер-министр Роман Головченко заявил, что «благодаря своевременным решениям, принятым руководством страны, потери ВВП в этом году оказались гораздо меньше, чем в странах-соседках с гораздо более сильными экономиками».

Речь идет о том, что Беларусь оказалась одной из немногих стран, не вводивших широких карантинных мер и не останавливающих производства.

За июнь мы приросли на 0,1% и думаем, что будем расти дальше. Хотя многие наши соседи заранее признали, что это невозможно, и запланировали для себя падение: от 10% в еврозоне до 6% в России, – сказал глава правительства (цитата БелТА).

Высказывание выглядит как манипуляция, намеренная или нет. По данным Белстата, ВВП страны в январе-июне составил более 66 млрд руб., снизившись к первому полугодию 2019 года на 1,7%. Возможно, июньское замедление падения внесет положительный вклад в основной показатель по итогам года, но это будет зависеть от того, как сработает экономика в будущие периоды.

Все, что можно сказать сейчас: в июне продемонстрирована положительная динамика, но рост экономики не зафиксирован. Да и проценты с процентными пунктами путать не стоит.

По словам Романа Головченко, отказ от карантина позволил «не допустить падения и сохранить экономику страны». Если замедление динамики сокращения ВВП на 0,1 процентного пункта свидетельствует о спасении, вопрос в степени ее институциональной и функциональной прочности.

Наверняка и под падением тогда стоит понимать сокращение ВВП больше, чем в пределах нескольких процентов.

Но самое интересное в другом: сокращение экономической активности в Беларуси началось еще за 2 месяца до прихода в нее COVID-19.

В январе ВВП сократился на 1,9%. Затем темпы сокращения значительно замедлились: по итогам января-февраля основой показатель просел на 0,6%, I квартала – на 0,3%.

Однако тогда никто не спешил делать выводы о переходе к росту. Теперь же гораздо меньшая восстановительная динамика почему-то трактуется именно так.

А нулевая динамика ВВП по итогам года названа задачей-минимум.

 

Разгрузочные планы

Окончательные данные о социально-экономическом развитии в пер­вом полугодии пока не опубликованы. На данный момент известно о том, что прирост среди всех направлений продемонстрирован в сельском хозяйстве (+3,7%) и розничном товарообороте (2,6%). С уверенностью можно сказать, что в лидерах будет сектор «информационные технологии и связь»: за январь-май, по сравнению с аналогичным прошло­годним периодом, здесь зафиксирован рост на 10,4%.

Власти рассчитывают выйти «в ноль» по итогам года и за счет промышленности. Пока здесь отрицательная динамика – минус 3,1% к первому полугодию 2019 г.

Но как заявил премьер-министр, Беларусь рассчитывает разгрузить складские запасы за счет мирового отложенного спроса.

По данным на начало июня, на складах скопилось продукции на 5,7 млрд руб., или более 80% к среднемесячному объему производства. Больше всего этот объем превышен по одежде и текстилю, электронной и оптической аппаратуре, прочим машинам и оборудованию.

Но судя по последним заявлениям, особая надежда – на зерновые и прочие культуры. О небывалом урожае, которого не было в истории Беларуси, заявил Александр Лукашенко. Им рынки, видимо, и засыплем.

 

Вертолеты есть, денег нет

Премьер-министр сообщил, что на поддержку экономики в период пандемии (имеются в виду все принятые меры, включая доплаты медикам) потрачено уже около 500 млн руб.

Пока все суммы, которые запланированы в бюджете, еще не выбраны. По некоторым статьям невыборка от плана составляет порядка 50%. Это говорит о том, что мы изначально спланировали, еще не понимая, какая будет глубина кризиса, больше средств, чем в реальности потребовалось, – подчеркнул он.

Из этого высказывания можно сделать вывод о том, что введение новых мер поддержки не планируется.

Также глава правительства подчерк­нул, что в Беларуси «не поступали так, как в ряде стран, когда фактически просто раздавали деньги», потому что «не было такой нужды: экономика не останавливалась». А экономику не останавливали, стало быть, чтобы не раздавать деньги?

В некоторых государствах, например, в США, действительно осущест­влены серьезные бюджетные субсидии не только предпринимателям, но и всем гражданам, в Германии – массовые доплаты по выплате зарплат.

Но их рассматривали не как популистские меры о разбрасывании долларов или евро «с вертолета», а как инструменты прямого стимулирования и поддержания внутреннего спроса.

У нас не та ситуация, чтобы поступать аналогичным образом, да и ресурсов в разы меньше. Однако трактовка подобных мер исключительно как раздача денег выглядит поверхностной.

В Беларуси, напомним, господдерж­ка в связи с кризисом осуществляется на трех уровнях:

– для наиболее пострадавших отраслей (Указ от 24.04.2020 № 143 «О поддержке экономики» (далее – Указ № 143));

– поддержка работодателей и сотрудников (Указы от 28.05.2020 № 178 «О временных мерах государственной поддержки нанимателей и отдельных категорий граждан» (далее – Указ № 178) и № 179 «Об оплате труда»;

– точечная поддержка отдельных предприятий.

На данный момент в рамках третьего направления в расчете на одну организацию выделяются многократно большие суммы, чем те, на которые могут рассчитывать юрлица и ИП по Указу № 143 (статья «Поддерж­ка предприятий в условиях кризиса: спасибо и за это, но без «любимчиков» было бы лучше», «ЭГ» № 54 за 24 июля).

Похоже, так будет и впредь: премьер-министр сообщил, что специальная группа в правительстве рассматривает вопросы о выделении отдельным предприятиям кредитов под гарантии Совмина. Первый претендент на очереди за новой партией – Белорусский металлургический завод.

 

Невозможно – и точка

Тема господдержки экономики в условиях пандемии звучала и на заседании правления Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского. На нем выступила директор департамента по предпринимательству Минэкономики Ирина Бабаченок. Она призналась, что в ведомстве слышат как положительные, так и отрицательные отзывы о принятом пакете мер поддержки:

У каждого из нас может быть собственное мнение по этому поводу. Но есть то, что есть. И в настоящий момент мы заинтересованы в том, чтобы имеющиеся инструменты и механизмы были реализованы по возможному максимуму.

По словам главы департамента, власти при их разработке исходили из того, что «прямые меры поддержки у нас невозможны».

Ирина Бабаченок призвала пред­принимателей в случае спорных ситуаций обращаться в министерство, однако сообщила, что пока таких писем всего несколько. Гораздо больше неформальных сообщений.

Бизнес чаще жалуется на проведение проверок со стороны санитарно-эпидемиологического контроля и МАРТ в части контроля ценообразования.

Если же говорить непосредственно о реализации на местах мер поддерж­ки, в Минэкономики сообщают о недовольстве части предпринимателей нежеланием властей Минска снижать ставки единого налога и идти на встречу в части аренды.

Есть претензии у заявителей в арендных вопросах и к ГУ «Главное хозяйственное управление» Управления делами Президента. По этим сообщениям Минэкономики запросило официальную информацию, уточнила его представитель.

Директор БСПН Жанна Тарасевич напомнила, что многие предложения делового сообщества в части возможных мер поддержки в окон­чательные документы не вошли, что-то вошло частично.

В частности, бизнес-союз предлагал объявить мораторий на любые проверки, ввести механизм рассрочки по уплате других налогов, а для наиболее пострадавших отраслей – временное освобождение от уплаты подоходного налога.

Эксперт, ссылаясь на информацию от членов союза, отметила, что Указ № 178 в том виде, в котором он подготовлен, практически не сработал.

Многие организации не оформляли простой, а отправляли работников в отпуск за свой счет. У малых предприятий в сфере услуг снизилась выручка, оплата труда у некоторых из них стала не дотягивать до минимальной, но они не могли претендовать на поддержку по Указу № 178, потому что работали полный день, – пояснила Жанна Тарасевич. 

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by  

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Актуально: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы