$

2.6264 руб.

3.0570 руб.

Р (100)

3.3365 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Мнения

Белорусская адвокатура и «смутные времена»

08.09.2020
Белорусская адвокатура и «смутные времена»
Фото: pixabay.com

В последние месяцы адвокаты в Беларуси все чаще сталкиваются с нарушением процессуальных норм со стороны органов предварительного следствия. Своим взглядом на ситуацию поделилась известный белорусский адвокат, магистр права Наталья Мацкевич во время онлайн-дискуссии, организованной проектом «Голос адвоката» (Россия). Приводим основные тезисы выступления.

Сейчас профессиональное сообщество сконцентрировано на нарушениях профессиональных прав и на ситуации «правового дефолта», как метко выразился один из коллег-юристов. Этот «дефолт» наступил в связи с небывалой общественной активностью до и после президентских выборов 9 августа и проявился еще в периоды сбора подписей потенциальными кандидатами, регистрации наблюдателей.

Поскольку власти дают общественной активности очень жесткое противодействие, сотни людей подвергаются административным задержаниям и уголовному преследованию, количество адвокатов, которые вовлечены в дела правозащитного толка, резко увеличилось. Если раньше это было занятием небольшой группы, и они на себя принимали удар, то сейчас сотни адвокатов работают по возбуждению дел в связи с применением пыток, задержаниями на протестных акциях и по политически мотивированным делам.

В стране сейчас массово нарушаются права человека, нарушаются законы и, что самое главное, правовые процедуры фактически не работают. Адвокаты сталкиваются с проблемами, которые раньше нельзя было себе даже представить.

Например, уже несколько месяцев невозможно посещать в изоляторах административно задержанных. Когда мы приходим в суд на процесс, часты такие ситуации, что мы вообще ранее не видели подзащитного и не встречались с ним. В связи с угрозой коронавируса суды проходят в режиме видеоконференций, защитник сидит в зале, а подзащитный – в месте содержания. Одно из СИЗО закрывается для посещения «по техническим причинам», и нельзя посетить подзащитного даже по уголовному делу.

К сожалению, никакие жалобы и обращения не могут помочь, пока ситуация не становится публичной. Не по всем делам это дает какой-то эффект. Но важно не оставлять без внимания ни одно нарушение, все из них обжаловать, хотя мы и видим, что этот путь неэффективен.

Возникает вопрос: что происходит с принципами права в государстве в целом? Например, совершенно непонятно, на каких основаниях недавно не пустили в страну гражданина Беларуси, главу католической церкви митролиполита Тадеуша Кондрусевича или почему Конституционный суд дает комментарии, которые прямо относятся к вопросу, рассматриваемому в конкретном уголовном деле.

Сложно говорить пока о каких-то рецептах, потому что ситуация неординарная. И если мы раньше сталкивались с чем-то подобным, то это были единичные случаи. Сейчас же в адвокатском сообществе и в нашем самосознании происходят изменения.

Ранее мы были атомизированы, поскольку не имели общей объединяющей проблемы. На данный момент могу сказать, что активную позицию заняли более 300 адвокатов, и сплоченность растет.

Мы только сейчас начинаем преодолевать имеющийся уровень самоцензуры, который в белорусской адвокатуре культивировался и воспитывался много лет, потому что у нас есть в практике случаи, когда адвокатов лишали статуса даже за достаточно безобидные высказывания в СМИ.

Адвокаты начинают активнее высказываться, но это колоссально сложно, потому что подписку о неразглашении данных предварительного расследования может взять любой следователь по любому делу и уточнить объем данных, который не подлежит разглашению. Дошло до того, что иногда нельзя разглашать даже фамилию следователя.

К сожалению, закрытость силовых ведомств усилилась. Но нужно продолжать пробиваться, используя все доступные механизмы.

Автор публикации: Подготовил Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Мнения: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы