$

2.5224 руб.

2.9721 руб.

Р (100)

3.4162 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Мнения

Вода и масло. Мнение дилетанта

30.06.2021

Вчера мы всем семейством гуляли в Парке Победы в центре Минска. Зашли в кафе съесть по порции пломбира. Проходя между столиками, я невольно задержал взгляд на экране чужого смартфона, на котором светился текст, написанный китайскими иероглифами. С уважением мельком взглянул на человека, поскольку читать ханьцзы – дело ох какое непростое. Я не могу назвать и десяти белорусов, которые в совершенстве владеют китайской грамотой. Болтают на путунхуа многие, а вот свободно читать и писать не могут. Признаю это искренне и с сожалением, как выпускник восточного факультета московского иняза, еще того, советского разлива. Сел за столик и только потом рассмотрел владельца смартфона: увы, не белорус… Это был крупный китайский юноша, с удовольствием поглощавший шашлык.

 

Китайцы в Минске

Как много их стало на наших улицах за последнее десятилетие. Особенно в центре города. Громогласные азиаты ходят по магазинам, где привычной стала реклама на китайском языке, арендуют квартиры в моем подъезде, катаются на горных лыжах в Силичах, учатся в столичных вузах, строят дома и гостиницы в районе Лебяжьего на севере Минска. А по телевизору каждый день рассказывают об успешном белорусско-китайском экономическом сотрудничестве.

По итогам 2020 г. Китай стал третим торговым партнером Беларуси – после России и Украины, с двусторонним товарооборотом в 4,6 млрд USD. С традиционным для последнего десятилетия отрицательным сальдо. Правда, объективно радует тот факт, что экспорт белорусской продукции увеличился на 9,4% (776,9 млн USD), а импорт китайской сократился на 1,7% (3840,5 млн USD).

В условиях торгово-экономических и логистических санкций, сковавших нашу страну, премьер Роман Головченко откровенно признает: «Конечно, мы будем вынуждены уходить от западных товаров и технологий. Мы знаем, чем заменить, знаем поставщиков, готовы переориентироваться. Разрыв технологий сейчас минимальный. Мы готовы переключиться в т.ч. на азиатские технологии, которые последние несколько десятилетий семимильными шагами движутся вперед. По предварительным подсчетам, один Китай может заменить 90% европейских и американских технологий».

Нужно вспомнить и объемы материально-технической помощи китайцев Беларуси, выразившейся в строительстве десятков жилых многоэтажных домов для нуждающихся в социальном жилье, современных стадиона и бассейна в столице.

 

И возникает объективный вопрос:

а зачем Китаю все это нужно?

 

Именно такой формулировкой проблемы в приватной беседе озадачил меня год назад сотрудник института экономики Национальной академии наук, мой сотоварищ по учебе в институте.

Китай – динамично развивающийся гигант, стремительно реализующий задачу стать планетарным экономическим гегемоном. Следует отметить, что в отличие от империй прошлого нынешние китайцы миролюбивы. Они хорошо усвоили уроки великого Сунь Цзы, жившего 2,5 тысячи лет назад и утверждавшего, что война – это непростительная трата ресурсов государства.

Итак, экономической империи на Востоке нужны:

  1. рынки сбыта своей продукции;
  2. сырье для промышленности;
  3. продовольствие;
  4. технологии;
  5. логистические возможности;
  6. удовлетворение широкого круга потребностей своего гигантского населения.

 

Как обстоят дела с этим в Беларуси?

Рынок сбыта китайской продукции. Благодаря китайским кредитам, приблизившимся к 5 млрд USD, Беларусь активно покупает инвестиционную группу товаров: средства связи и промышленное оборудование. И здесь китайскую сторону волнует только один вопрос – вопрос платежеспособности белорусских контрагентов. В отличие от Советского Союза и ельцинской России, китайцы не практикуют списание задолженностей своих партнеров. Так, власти Китая отказались в прошлом году списать Беларуси 230 млн USD долга по совместному космическому проекту.

 

Сырье. С этим все более-менее понятно. Мы стабильно поставляем в Китай калийные удобрения, нарастив выручку в I квартале по сравнению с предыдущим годом в 6 раз – до 85,9 млн USD. Плюс с 2015 г. компания «Славкалий» Михаила Гуцириева строит на кредитные деньги Банка развития Китая под гарантии белорусского правительства калийный ГОК, подписав 20-летний контракт на поставку в Поднебесную удобрений.

 

Продовольствие. И здесь все в порядке. Экспорт белорусской сельхозпродукции в Китай в I квартале 2021 г. вырос на 87,7%.

 

Технологии. Вопрос очень деликатный и спорный. Как считает заведующий сектором международных военно-политических и военно-экономических проблем Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» Василий Кашин, Китаю от белорусских заводов нужны были лишь технологии (как оставшиеся после СССР, так и переданные из постсоветской России). Он считает: белорусы уже предоставили восточным партнерам все, представлявшее для них интерес, что порой вызывало сильное раздражение у Москвы. Именно так Китай смог наладить самостоятельное производство мобильных комплексов межконтинентальных баллистических ракет и ряда других видов военной техники.

 

Логистические возможности. Самым успешным с финансовой точки зрения проектом индустриального парка «Великий камень» стала логистическая база компании China Merchants Group, которая предоставляет площадки для хранения грузов. Кто и что бы ни говорил, но Китай в первую очередь на границе ЕС интересует стабильная перевалочная база для своих товаров на пути на платежеспособный и емкий рынок Западной Европы. Европейцам всегда были нужны китайские товары. Ничего не изменилось за последние две тысячи лет.

Но все это высокие материи.

 

А чем простых китайцев привлекает Беларусь?

Китайцы – люди воспитанные, по крайней мере те, с которыми я лично общался. Два года назад в ходе научной конференции в Белгосуниверситете мой ровесник китайский профессор доверительно сказал, что его в Беларуси интересуют две вещи: природа и система социального обеспечения населения, в частности, пенсионная система. С последним понятно, поскольку в Китае существует одна из самых молодых пенсионных систем в мире. Долгое время пенсия в Китае была недоступной для простых жителей. Но сейчас положение изменилось. В среднем мужчины выходят на пенсию в 60, а женщины – в 55 лет. Средняя пенсия в Китае по старости составляет примерно 2400 юаней, что эквивалентно 950 белорусским рублям.

Итак, остается природа. Природа у нас в Беларуси красивая, с этим не поспоришь. Внутренний туризм нужно развивать и больше рассказывать китайцам о нашей стране, пусть приезжают и смотрят на наши леса и болота. Как это сделать? К примеру, обязать каждого китайского студента, учащегося в нашей стране, а их в настоящее время свыше 4,5 тыс. человек, написать в социальных сетях небольшое эссе на тему «Что мне нравится в Беларуси?». Ну а белорусский, учащихся в Поднебесной (их там около тысячи), – «Что мне, белорусу, понравилось в Китае?».

Не заполонят ли Беларусь китайцы? Не появится ли в Минске чайнатаун? У некоторых белорусов имеются такие страхи. Но, скорее всего, этого не случится. По крайней мере, такого опыта в истории нашей страны еще не было.

Но есть современный российский. К примеру, в Петербурге существует студенческо-торговая «китайская слобода», развивавшаяся вокруг двух локаций – комплекса общежитий СПбГУ на Васильевском острове и двух рынков в районе Сенной площади. Ядро диаспоры изначально составляли две органично сплетенных прослойки – студенты и мелкие предприниматели. Позже к ним добавились более малочисленные, но не менее важные группы – крупные китайские бизнесмены, китайский менеджмент и специалисты, а также класс китайских наемных рабочих. Состоявшиеся китайцы старшего поколения активно развивают свой бизнес, инвестируя в петербургскую недвижимость, оставаясь там на постоянное жительство. Некоторые, такие как Чэнь Чжиган – один из крупнейших китайских инвесторов в городе на Неве, даже получают российское гражданство и становятся членами местной партии власти.

Однако если поколение первых китайских переселенцев 1990-х гг. прочно связывают свою жизнь с Петербургом, открывая бизнес на длительную перспективу, интегрируя в местный социум своих детей, то многие мигранты следующих волн стали относиться к России как к стране быстрого заработка. Такая смена приоритетов, считает доцент кафедры теории общественного развития стран Азии и Африки восточного факультета СПбГУ Полина Рысакова, связана как с текущими экономическими проблемами внутри РФ, так и с ростом благосостояния в самом Китае. Заработав денег в России, китайцы уезжают с ними на родину.

Аналогичная ситуация, судя по всему, складывается и в Беларуси.

Политика Китая – понятна и предсказуема. Китайцы прагматичны, трудолюбивы и эгоцентричны. Мы с ними никогда не перемешаемся. Они не будут решать экономические проблемы белорусов. Мы с ними – вода и масло.

Так что же делать? У меня нет детального бизнес-плана. Но есть понимание того, что нельзя находиться в одной с китайцами конкурентной нише – заниматься производством промышленной продукции по принципу дешево и сердито. Это бесполезно в современном мире глобального разделения труда.

Малой экономике, какой является наша, следует реализовать один-единственный проект, который сможет объединить нынешнее расколотое, к сожалению, общество: воспитать и подготовить самое образованное в мире поколение молодых людей. Бросить все ресурсы не на мегапроекты в области промышленного производства и спортивных мероприятий, а на образовательные программы. Такая политика не вызовет отторжения ни у одной из групп населения и может стать в итоге национальной идеей Республики Беларусь.

Автор публикации: Олег Давыдюк


***
Менеджмент: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное