$

2.1120 руб.

2.4170 руб.

Р (100)

3.2096 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Цены

Барьер на пути ценовых сговоров: МАРТ получил новые полномочия

03.08.2018

Новая редакция закона «О противодействии монополистической деятельности и развития конкуренции» призвана существенно изменить отношения в отечественной экономике. О том, какие новшества ждут бизнес с 3 августа, когда обновленный закон вступит в силу, разъяснили специалисты МАРТ на пресс-конференции.

ПРЕЖДЕ всего, расширяется сфера применения закона. Его нормы теперь касаются не только коммерческих компаний, но и некоммерческих организаций, а также физических лиц. Таким образом, в поле зрения антимонопольных органов окажутся все, кто может как-либо координировать деятельность предприятий и препятствовать доступу поставщиков на рынок.

С учетом правоприменительной практики порог при­знания организаций занимающими доминирующее положение снижен с 54 до 50% доли рынка для не более чем трех субъектов, рассказала начальник отдела методологии анти­монопольного регулирования и конкуренции МАРТ Ольга Королькова. В министерстве полагают, что это позволит эффективнее пресекать злоупотребления положением на рынке.

Как и ранее, не будет при­знаваться занимающим доминирующее положение субъект, если его доля на товарном рынке составляет менее 15%, а для 5 хозяйствующих субъектов установлен 70-процентный порог. Вводится перечень действий, которые отнесены к экономической концентрации и которые таковой не считаются.

Кроме того, МАРТ будет конт­ролировать сделки не только с акциями, но и с иным имуществом. Причем пороговые значения балансовой стоимости активов, при которой требуется предварительно получать согласие антимонопольного органа на экономическую концентрацию, увеличены со 100 тыс. базовых величин до 200 тыс., а выручки – с 200 тыс. до 400 тыс. базовых величин. Согласие антимонопольного органа не потребуется, если в компаниях, осуществляющих экономическую концентрацию, одним и тем же лицам принадлежат больше 50% акций (долей) или собственником имущества «концентрируемых» унитарных предприятий является одно и то же лицо. Однако в таких случаях по-прежнему придется в месячный срок уведомить МАРТ об экономической концентрации.

В НОВОЙ редакции Закона закреплены два метода установления фактов монопольно высоких и монопольно низких цен. Первый – метод сопоставимых рынков, при котором сравнивается цена доминирующего субъекта с ценами на аналогичные товары, а второй – затратный, когда сравнивается цена товара доминанта с оп­равданными расходами на его производство и реализацию. Кроме того, появятся барьеры против диктата покупателей.

Законом вводятся понятия монопсонического положения и монопсонически низких цен закупки товара. Первое характеризуется наличием на рынке одного либо нескольких покупателей, которые за счет своего положения могут диктовать условия, в т.ч. цену приобретения товара у продавцов. На монопсониста, т.е. монопольного покупателя, рас­пространяются те же требования и запреты, что и на субъекта, занимающего доминирующее положение, в т.ч. в отношении цен. Например, МАРТ было установлено монопсоническое положение молоко- и мясоперерабатывающих заводов, которые были включены в Реестр субъектов, занимающих доминирующее положение. Отметим, что Инструкцию о порядке определения монопольно высоких, монопольно низких цен (тарифов) и монопсонически низких цен (тарифов) МАРТ утвердил еще 29 июня постановлением № 53.

Гармонизированы подходы по запрету согласованных действий, картельных, вертикальных и иных антиконкурентных соглашений в соответствии с Договором о ЕАЭС и иными ин­теграционными документами.

Среди основных нарушений антимонопольного законодательства, выявленных в I полугодии, – недобросовестная кон­куренция, неконкурентные действия госорганов, злоупотребления доминирующим положением. В частности, установлены случаи использования чужого товарного знака, имитации фир­менного стиля, логотипа, регистрации их на свое имя, за­прет первоначальному разработчику использовать их на товарном рынке.

С УЧЕТОМ  накопленного опыта в Законе детализированы формы недобросовестной кон­куренции. В частности, запрещается копирование или имитация фирменного стиля (фир­менной одежды, оформления тор­гового зала, витрины), ин­дивидуализирующего субъекта и его товар, которые приводят к смешению в глазах потребителя конкурентов и реализуемых ими товаров, приводят к заблуждению относительно места изготовления товара. Детализация форм недобросовестной конкуренции позволит антимонопольному органу ак­тивнее ее пресекать, а компаниям – более эффективно защищать свои права, считают в МАРТ.

Законом введены запреты на действия, которые могут привести к ограничению конкуренции при закупках товаров. При этом в ст. 7 Закона конкретизированы признаки такого ограничения.

Антимонопольные органы могут не только привлекать виновников к административной ответственности в случае выявления нарушений, но также принимать превентивные и разъяснительные меры: предостережения и предупреждения. Последнее выдается для устранения ограничений конкуренции – при злоупотреблении доминирующим положением, при совершении госорганом антиконкурентных действий или изданий антиконкурентных актов. Предупреждение выдается на стадии рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Свое­временное исполнение предупреждения освобождает от административных штрафов.

В рамках предупреждения действий по злоупотреблению доминирующим положением антимонопольный орган может выдавать предписания об ут­верждении субъектом-доминантом правил торговой прак­тики. Такие правила будет устанавливать Совмин.

Антимонопольные требования будут распространяться на конкурентные процедуры при закупках за счет как бюджетных, так и собственных средств, в т.ч. в строительстве. Исключение сделано лишь для закупок из одного источника.

Благодаря новому Закону у антимонопольных органов появляются ресурсы и механизмы для выявления согласованных действий хозяйствующих субъектов, считает начальник юридического управления МАРТ Татьяна Парейко. По ее словам, Закон наделяет эти органы достаточно широкими пол­номочиями для реагирования на действия хозяйствующих субъектов, государственных ор­ганов и должностных лиц, которые также могут быть участниками согласованных действий и координации запрещенной деятельности.

На практике проблема воз­никает на стадии сбора и формирования доказательной базы, от­метила Т. Парейко. Ведь участ­ники соглашений не «оставляют» письменных доказательств своего сговора. Так что борцам с монополизмом придется еще многому научиться. Но новый Закон, как считает представитель МАРТ, будет способствовать более успешной реализации полномочий министерства. Конечная цель здесь – справедливая цена для потребителя.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА