Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №37(2731) от 21.05.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2086
EUR:
3.4886
RUB:
3.531
Золото:
249.68
Серебро:
3.28
Платина:
109.04
Палладий:
103.47
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Английское право поможет белорусскому бизнесу

Фото: freepik.com

Осенью вступает в силу большинство новых норм Гражданского кодекса, которые в т.ч. касаются заключения договоров. На что бизнесу следует обратить особое внимание? Рассказывает юрист-практик.

Новые возможности при заключении договоров

Тема грядущих изменений в Гражданский кодекс подробно рассматривалась на правовом событии для бизнеса Legal point. Особое внимание там было уделено возможностям, которые открываются для участников делового оборота в связи с изменением законодательства по вопросам заключения договоров.

Что здесь важного? В ГК введена ст. 401-2 «Заверения в обстоятельствах», которая наряду с другими новациями вступит в силу осенью 2024 г. Упомянутая статья де-факто предусматривает ответственность за достоверность важной информации (заверений), которую субъект хозяйствования предоставляет при заключении договора.

Справочно: масштабные поправки в ГК внесены Законом от 13.11.2023 № 312-З «Об изменении кодексов», большинство из них вступают в силу с 19.11.2024. Согласно ст. 401-2 ГК сторона, которая при заключении договора предоставила другой стороне недостоверные заверения в обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, обязана по требованию другой стороны возместить ей реальный ущерб, причиненный недостоверностью таких заверений, и выплатить неустойку, если таковая преду­смотрена договором. Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения в обстоятельствах, имеющих для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении реального ущерба и взыскании неустойки вправе также отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.


nshakel_Н. Шакель.jpg
        Надежда Шакель

Старший юрист ООО «Степановский, Папакуль и партнеры. Юридические услуги» Надежда Шакель в ходе мероприятия обратила внимание на то, что резиденты ПВТ (согласно Декрету от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики») уже несколько лет пользуются нормами английского права, в т.ч. прописывают заверения в обстоятельствах. Для остальной части белорусского бизнеса, которая не входит в ПВТ, эта тема во многих случаях станет новой.

В договорах стороны обычно описывают предмет, взаимные права и обязанности, ценовые условия, а о заверениях там, как правило, речь не идет, хотя это очень важный момент. В условиях, когда в договорах ничего о заверениях не сказано, субъектам хозяйствования порой требуется много времени и сил тратить для проверки контрагентов. «Сторонам договора приходилось проявлять должную осмотрительность и перепроверять контрагентов. Например, есть ли полномочия у лица, которое подписывает документы, имеются ли у контрагента необходимые ресурсы, чтобы исполнить договор, и т.д.», – пояснила Н. Шакель.

Польза заверений

После вступления в силу изменений в ГК у всех белорусских компаний появятся правовые основания потребовать от контрагента вписать в договор заверения, т.е. сведения, которые имеют важное значение для выполнения условий сделки.

«Благодаря этому, например, одна сторона может гарантировать другой, что у нее есть товар на складе для поставки продукции. Это частный, но важный нюанс. Иногда контрагент утверждает, что товар у него на складе, а в действительности это не так», – констатировала Н. Шакель.

Заверения, считает эксперт, важны и в тех случаях, когда, например, белорусская компания собирается заключить договор с нерезидентом. Очень важным условием исполнения договора является соответствие этого документа применимому к нему праву. Не факт, что проект договора, предложенный нерезидентом, соответствует законодательству той страны, в которой зарегистрирован зарубежный партнер отечественного предприятия.

«Поэтому включение в договор заверений позволяет белорусскому юрлицу получить от нерезидента гарантии того, что нормы соглашения соответствуют законодательству в т.ч. и зарубежной юрисдикции», – пояснила Н. Шакель.

Эксперт подчеркнула, что в случае предоставления недостоверных заверений в обстоятельствах сторона договора обязана возместить причиненный ущерб из-за таких действий, а также выплатить неустойку, если таковая договором предусмотрена.

«Ущерб в ряде случаев доказать сложно, а норма о выплате неустойки – хороший механизм, который можно предусмотреть в договоре, чтобы снизить вероятность предоставления недостоверных сведений в части заверений», – считает Н. Шакель.

Кстати, заверения, содержащиеся в договоре, могут охватывать и сведения о финансовом положении компании. Например, если у стороны сделки возникают сомнения в платежеспособности контрагента, в договор можно попросить включить соответствующие заверения.

Также допустимы заверения в том, что подписант договора наделен полномочиям на его заключение, что у стороны имеются необходимые для исполнения договора лицензии и разрешения, права на материальные или нематериальные активы и т.п.

Недобросовестные переговоры чреваты потерями

Также ГК дополнен ст. 404-1 «Переговоры о заключении договора», которая предусматривает ответственность сторон за недобросовестное поведение на преддоговорной стадии отношений.

Данная статья распространяется только на отношения между субъектами хозяйствования и имеет большое значение для бизнеса. Как известно, зачастую моменту заключения договора предшествуют длительные переговоры. Иногда они продолжаются месяцами, а по сложным сделкам могут занимать более года.

Соответственно, порой такие переговоры отнимают много временных ресурсов у сотрудников компании, а необходимость зарубежных командировок чревата еще и значительными финансовыми затратами.

Поэтому, чтобы оградить бизнес от практики ведения недобросовестных переговоров, эта новелла ГК вводит ответственность за такие действия.

«Вступление в переговоры при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной будет считаться недобросовестной практикой, за что можно будет привлечь к ответственности», – подчеркнула Н. Шакель. Как и в предыдущем случае, это может быть необходимость возместить убытки.

Эксперт уточнила, что недобросовестной практикой ведения переговоров также может считаться предоставление недостоверной информации, умолчание о важных обстоятельствах, а также внезапное прерывание переговорного процесса.

Статья 404-1 ГК закрепляет возможность заключить соглашение о порядке ведения переговоров, а уже в нем можно предусмотреть ответственность за недобросовестное ведение переговорного процесса в виде неустойки, которую проще взыскать, чем убытки. Кроме того, в таком соглашении допускается устанавливать порядок распределения расходов, связанных с ведением переговоров, и иные подобные права и обязанности.

В совокупности новые нормы должны повысить защищенность добросовестных участников делового оборота, резюмировала Н. Шакель.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by