$

2.0620 руб.

2.3119 руб.

Р (100)

3.2085 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Мнение специалиста

Акционерное соглашение как часть корпоративного права

15.01.2019
Акционерное соглашение как часть корпоративного права
Валерий Фадеев. Фото: Bel.biz

Акционерное соглашение – достаточно эффективный инструмент, направленный на реализацию прав акционеров, в т.ч. на минимизацию риска возникновения и преодоления корпоративных споров, особенно в крупных АО. Но используется оно не очень активно. Что мешает развитию этого института? И насколько оправданы возлагаемые на него надежды? На эти вопросы отвечает заслуженный юрист Беларуси Валерий ФАДЕЕВ.

Несомненно, хорошо организованное корпоративное управление способно значительно повысить эффективность деятельности субъектов хозяйствования. У нас принято постановление Правления Нацбанка от 30.10.2012 № 557 «Об утверждении Инструкции об организации корпоративного управления банком, открытым акционерным обществом «Банк развития Республики Беларусь», небанковской кредитно-финансовой организацией». В этом документе оговаривается, что организация корпоративного управления банком, соответствующая требованиям настоящей Инструкции, регламентируется уставом и локальными нормативными правовыми актами банка.

Однако с этим утверждением можно поспорить. Дело в том, что понятие «корпоративное управление» неразрывно связано с понятием «корпоративное право». В Беларуси отсутствует нормативное определение второго термина, хотя на практике его существование признается. И понимается оно в широком и узком смыслах.

В широком –  это совокупность юридических норм, регулирующих правовой статус, порядок деятельности и создания хозяйственных обществ и товариществ. В узком – система правил, установленных собственником или администрацией коммерческой организации и регулирующих правоотношения внутри нее. Думаю, понятно, что к источникам корпоративного права относятся как законы и подзаконные акты (это больше всего касается понимания в широком смысле), так и локальные акты организаций, в т.ч. их уставы.

Не стоит «замыкать» корпоративное управление только локальными актами, которые, естественно, должны базироваться на законах и подзаконных актах государства. И в той же Инструкции Нацбанка должна быть ссылка на Банковский кодекс, Закон от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных  обществах», и т.д.

Другое дело, что корпоративное право не относят к отдельным отраслям права, а считают его подотраслью гражданского права с присущими последнему методами регулирования отношений. В связи с этим основополагающим считается диспозитивность регулирования, т.е. дозволение, дающее право выбора вариантов поведения. Однако одних диспозитивных норм недостаточно, поэтому присутствуют и императивные нормы, которые, по мнению ряда юристов, имеют большее значение, нежели при регулировании общегражданских отношений.

В ОТЕЧЕСТВЕННОМ законодательстве существует Свод правил корпоративного поведения, утв. приказом Минфина от 18.08.2007 № 293, который при его использовании мог бы помочь нашим хозобществам разрешить многие проблемы. Положения этого документа базируются на признанных в международной практике принципах корпоративного управления, разработанных ОЭСР. В нем отмечается: основные проблемы корпоративного поведения связаны не столько с качеством законодательства, сколько с отсутствием длительной практики корпоративных отношений. И положений законодательства недостаточно для того, чтобы обеспечить надлежащее корпоративное поведение.

В этом документе отмечены основные принципы корпоративного поведения, которые являются универсальными и могут быть использованы при разработке локальных нормативных актов, правил корпоративной этики и т.д.: обеспечение доверия между участниками корпоративных отношений; соблюдение деловой этики корпоративного поведения; обеспечение равного отношения к акционерам и их прав, и т.д. Отметим, что многие из указанных принципов базируются скорее на морально-этических нормах, нежели на нормах законодательства, что не снижает их значения в деятельности хозобществ.

К сожалению, этот документ применяется редко. Во-первых, он носит характер рекомендаций (хотя, конечно, это правильно, учитывая сказанное выше о диспозитивности). Во-вторых, в Беларуси пока фактически не работает рынок ценных бумаг. По-прежнему недостаточно развитой является практика корпоративных отношений. Добавим, что большинство ОАО имеют либо стопроцентное, либо превалирующее участие государства… Существует и значительный правовой нигилизм, многие участники АО практически не принимают никакого участия в управлении их деятельностью.

ОСОБЫЙ интерес для нас представляет институт акционерного соглашения, заимствованный из английского права. Впервые в Беларуси он был закреплен в Законе о хозяйственных обществах Законом от 17.07.2017 № 52-З.

Несмотря на превалирование диспозитивного метода регулирования, эта норма была введена все же Законом, правда, она предоставляет участникам право, но не обязывает их заключать такие соглашения.

Согласно ст. 901 Закона о хозяйственных обществах, «акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции».

По мнению некоторых специалистов, акционерные соглашения по цели их заключения «можно весьма условно подразделить на соглашения, заключаемые между миноритариями в целях получения возможности оказывать влияние на работу компании, и соглашения между крупными акционерами, соинвесторами, направленные на обеспечение взаимного контроля и достижение взаимного результата. Здесь соглашусь с адвокатом А.Шимоновичем: акционерные соглашения – это еще один способ избежать корпоративного спора.

Специалисты согласны, что акционерные соглашения следует относить к категории гражданско-правовых договоров, но имеют ли они обязательственно-правовой характер либо это особый вид отношений, у юристов единого мнения нет.

Закон установил, что сторонами акционерного соглашения являются акционеры АО, которые обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться от их отчуждения до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением АО, его деятельностью, реорганизацией и ликвидацией.

То есть Закон не содержит исчерпывающего перечня прав и обязанностей, которые могут включаться в такое соглашение. В связи с этим у сторон есть право выбора, и они в дополнение к перечисленным обязанностям могут записать и другие. Вроде бы логично, что все эти дополнительные обязанности не должны противоречить законам и уставу общества. Так, нельзя будет включать пункты об отмене обязательного проведения годового собрания или аудита. Если подобные положения войдут в акционерное соглашение, то оно может быть признано в этой части недействительным.

СУЩЕСТВУЕТ также мнение, что положения акционерного соглашения могут расходиться с нормами законодательства. Однако в таком случае подвергается сомнению действующий правопорядок. Правда, если в отношении устава Закон содержит требование о его соответствии законодательству, то в отношении акционерного соглашения есть лишь оговорка, что предметом его не могут быть обязательства стороны акционерного соглашения голосовать согласно указаниям органов управления АО, в отношении которого заключено данное соглашение.  Вероятно, это может стать серьезной проблемой и для судов.

Законом установлено: акционерное соглашение является обязательным только для его сторон. Это логично, поскольку договоренность между 30% или 10% участников общества не должна требовать действовать в соответствии с ней оставшихся участников, возможно, вопреки закону и уставу. С другой стороны, АО обязано учитывать ее в своей деятельности. При этом акционеры должны информировать АО о заключении такого соглашения, а общество может раскрывать информацию о нем способами, предусмотренными в Законе.

На практике возникает и ряд других вопросов.

Так, Закон ограничивает количество участников соглашения, указав, что сторонами акционерного соглашения не могут быть все акционеры одновременно. Но тогда, может быть, стоит внести изменения в учредительные документы? Однако тут возникает логическая ловушка: 99 из 100 акционеров могут быть участниками соглашения, а 100 – уже нет?

Может ли само АО быть стороной такого соглашения? Это, вероятно, допустимо, по крайней мере, в России этот вопрос решается. Однако как тогда должны соотноситься устав общества и акционерное соглашение, если оно не соответствует  некоторым нормам устава и ограничивает права других акционеров?

 Некоторые авторы утверждают, что положения корпоративного договора могут дополнять устав по тем вопросам, которые предусмотрены диспозитивными нормами законодательства. Их оппоненты, в свою очередь, предлагают включать эти нормы непосредственно в уставы общества, которые представляются в регистрирующий орган. Тем более что для принятия решений общего собрания установлены  минимальные пределы количества голосов (например, более 50% участвовавших в собрании, либо квалифицированное большинство, либо единогласно). К тому же изменения в устав относятся к исключительной компетенции общего собрания.

Акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из него, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств, в т.ч. штрафные санкции. Однако как можно привлечь к ответственности субъекта, который  не исполнил противоречащее закону обязательство? Ведь с точки зрения права он действовал правомерно.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, без решения вышеназванных проблем путем совершенствования законодательства институт акционерного соглашения, несмотря на всю его прогрессивность, работать не сможет.


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы