$

2.0476 руб.

2.2667 руб.

Р (100)

3.2008 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Консультации

Адвокатский запрос: какова практика применения

14.06.2019

Екатерина Желтонога, адвокатЕкатерина Желтонога, адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «ВЕРДИКТ»:

– Очень часто мы представляем в суде интересы клиентов, у которых по разным причинам нет документов или информации, подтверждающих их позицию. В связи с этим адвокаты нашего адвокатского бюро в большинстве случаев используют адвокатские запросы для формирования доказательной базы по делу.

К примеру, был в нашей практике случай, когда страховая организация предъявила иск к нашему клиенту о взыскании страховых выплат. При этом причиной этих страховых выплат был несчастный случай на производстве, произошедший в 1994 г.

Естественно, у нашего клиента не сохранилось никаких документов по данному делу. Адвокатский запрос позволил ознакомиться с материалами расследования несчастного случая, что, в свою очередь, помогло уменьшить размер взысканных страховых взносов.

 

Дмитрий Лаевский, адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»Дмитрий Лаевский, адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»:

– Используем адвокатский запрос в ходе работы, как по гражданским и хозяйственным, так и по уголовным делам.

При этом нередко создается впечатление, что организации, в которые мы направляем такие запросы, воспринимают их как некую прихоть адвоката. Они забывают, что адвокат запрашивает сведения в рамках исполнения своих профессиональных обязанностей.

Из-за подобного отношения процесс получения информации, необходимой для оказания правовой помощи, превращается в противостояние, чего не должно быть.

Поэтому давно назрела необходимость надлежащей регламентации. Необходимо прямо прописать в законе, что адвокат посредством адвокатского запроса вправе запрашивать неограниченный круг сведений (за исключением государственных секретов), а организации, получившие запрос, не вправе отказывать в предоставлении ответа. И обязаны предоставить его в определенный срок.

Одновременно с этим необходимо установить ответственность за оставление адвокатского запроса без ответа по существу, ведь это является противодействием оказанию правовой помощи.

 

Ольга Тиковенко, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»Ольга Тиковенко, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»:

– На практике, особенно при оказании юридической помощи по уголовным делам, зачастую возникает необходимость получить информацию быстро. Этому мешает отсутствие в законодательстве срока на рассмотрение адвокатского запроса.

Полагаем возможным исходить из того, что при отсутствии закрепления в законодательстве специального срока рассмотрения адвокатского запроса и дачи ответа на адвокатский запрос запрашиваемые сведения должны быть предоставлены в течение 15 дней со дня получения запроса государственными органами и иными организациями, т.е. в срок, установленный законодательством об обращениях граждан.

 

Евгений Пыльченко, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»Евгений Пыльченко, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»

– Опыт использования запросов в адвокатской деятельности часто ограничивается их направлением, поскольку госорганы и организации отказываются предоставлять информацию по запросам. Обоснования отказов обычно следующие: отсутствие у адвоката полномочий (госорганы при этом зачастую цитируют какие-то вырванные из контекста правовые нормы, касающиеся взаимоотношений адвоката с клиентами – то есть нерелевантные ситуации нормы) либо установленные законом ограничения для предоставления конкретной информации (чаще всего любую информацию, касающуюся граждан, называют персональными данными и отказываются предоставлять).

Опыт обжалования таких отказов в суд показал, что суды в принципе не желают давать оценку таким действиям – в т.ч. со ссылкой на то, что адвокат не является субъектом, наделенным правом обжаловать в суд неправомерные действия госоргана, и в возбуждении дел по жалобам было отказано, с чем, конечно же, согласиться не представляется возможным.

 

Вiталь Каляда, адвакатВiталь Каляда, адвакат, к.ю.н.:

Так, запыты выкарыстоўваем на прак­тыцы, хоць і не досыць часта. Асабіста мне заўсёды на запыты адказвалі. За што, дарэчы, ўсім адказаў­шым вялікі дзякуй.

Але ведаю, што шмат хто з калегаў скар­дзіцца на ігнараванне іх запытаў. Плюс не зразумела, чаму некаторыя  установы бяруць з адвакатаў за запыты плату.

Ладна, калі гэта тычыцца гаспадарчага працэсу, але якая логіка ў гэтым у межах крымінальнага працэсу з прынцыпу роўнасьці бакоў? Чаму следчы не плоціць, а абаронца павінен? Таму, думаю, дэталёвае ўрэгуляванне i змена падыходаў наконт адвакацкіх запытаў будзе не залішняй.

Але, на маю думку, праблема палягае не толькі ў запытах, а ў большым пашырэнні правоў адвакатаў па збору доказаў у цэлым.

Напрыклад, адвакат фармальна мае права апытваць грамадзяніна ў тым ліку ў крымінальным працэсе. Але паспрабуйце так яго апытаць, а пасля яго дапытае следчы, i на допыце сведка скажа, што адвакат ціснуў на чалавека. Думаю, калі заявіць такое супраць адваката i супраць следчага, наступствы для адваката і следчага будуць розныя.

На маю думку, гэтае пытанне таксама павінна быць больш дэталёва ўрэгулявана. Напрыклад, каб адвакат мог апытваць на камеру ці ў прысутнасьці панятых, можа, ў спецыяльных кабінетах пуб­лічных.

А, напрыклад, палажэнні КПК, што следчы можа адкідаць пытанні адваката? Як так? Мы дэкляруем прынцып спаборніцтва, а ў КПК такая архаіка.

Плюс адвакат абвінавачваемага не можа ўдзель­нічаць у допыце сведак з боку абвінавачваньня. I не трэба казаць, што можна дапытаць іх у судзе, бо вельмі цяжка пасля змяніць у судзе тое, што напісана на папярэднім следстве ў якасьці сведчаньняў. Таямніца следства таямніцай следства, але ў ЗША i iншых англасаксаў гэта ж неяк працуе, i нічога з таямніцай следства там не зрабілася.

Пра экспертызы таксама ёсць пытанні. На маю думку, экспертыза ў прынцыпе павінна знікнуць як з`ява, у КПК і iншых працэсуальных кодэксах павінна застацца толькі «меркаванне ад­мыслоўцы» (кампетэнтнага чалавека).

I няхай кожны бок прадставіць меркаванні розных адмыслоўцаў. А суд ужо сам разбярэцца, якое меркаванне i чаму больш вартае даверу.

Калі эксперт носіць пагоны i следчы носіць пагоны, гэта, фактычна, адзін бок – дзяржавы. Гэта закладае інстытуцыянальныя супярэчанні i канфлікт інтарэсаў.

 

Роман Юльский, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»Роман Юльский и Анастасия Малик, адвокаты Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»:

– Можем привести положительный опыт на­правления адвокатского запроса.

Так, по гражданскому делу, связанному со спором о признании доли в праве собственности на квартиру в порядке наследования, приобретенную в результате участия в приватизации наследодателя в 1998 г., направлялся адвокатский запрос в ГУ «Минский городской архив».

Анастасия Малик, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»Необходимость направления такого запроса была вызвана тем, что клиент не участвовал в приватизации, а являлся наследником участника приватизации, и у него не имелось «на руках» копии договора приватизации, который требовался для составления искового заявления.

По результатам рассмотрения адвокатского запроса ГУ «Минский городской архив» оперативно была предоставлена копия запрашиваемого договора приватизации, что позволило составить иск об определении размера доли в праве собственности на квартиру.

 

Юлия Стальмахова, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и парЮлия Стальмахова, адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»тнеры»

– В ответах на адвокатские запросы с отказом в предоставлении запрошенных адвокатом документов государственные органы и иные организации зачастую ссылаются на положения Закона от 10.11.2008 № 455-З «Об информации, информатизации и защите информации».

По мнению государственных органов и иных организаций, они освобождаются от обязанности выдавать документы, запрошенные адвокатом в связи с оказанием юридической помощи, в том случае, если документы содержат сведения о частной жизни физического лица.

При обжаловании таких ответов вышестоящие органы порой принимали во внимание тот факт, что Закон от 30.12.2011 № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» имеет большую юридическую силу по отношению к Закону «Об информации, информатизации и защите информации» в силу ч. 11 ст. 23 Закона «О нормативных правовых актах».

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы