Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Красная цена голубых маршрутов

К условленному сроку СП с "Газпромом" на базе "Белтрансгаза" не зарегистрировано. Стороны обменялись сильными репликами, но главный торг за трубу еще впереди...
К условленному сроку СП с "Газпромом" на базе "Белтрансгаза" не зарегистрировано. Стороны обменялись сильными репликами, но главный торг за трубу еще впереди. Как пройдет приватизация отечественного газотранспортного сектора? Сколько он стоит на самом деле? Ответы на эти вопросы тесно переплетены с интересами России и Европы, а потому их следует рассматривать в едином контексте с внешней и внутренней политикой ведущих игроков на газовом поле.

В 90-е годы страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) всячески пыталась уйти подальше от бывшего "старшего брата", в том числе в сфере энергоснабжения. Заключались контракты на поставки газа из Европы. Но норвежский газ был дороже и впридачу на деле оказался... реэкспортным российским. И "блудные братья" вернулись к привычному источнику голубого топлива.

Все крупные экспортные трубопроводы "Газпрома" идут через Украину и Беларусь (особенно с учетом проекта "Ямал -- Европа"). Появление маршрутов через Балтийское и Черное моря грозит им резким снижением транзита. Но от переговоров о разработке столь масштабных проектов до их реализации пройдет 5--6 лет. До разработки Штокмановского месторождения еще далеко, а класть трубы на глубине 63 метра накладно. А газ нужен Европе сейчас. Поэтому шантаж северным или южным фланговым маневром пока не более чем проверка нервов. К тому же, любителям морских прогулок всегда можно напомнить о печальной судьбе "Голубого потока". Пока "Газпром" вместе с итальянской ЕNI ударно завершали строительство, Турции дополнительные объемы газа стали не нужны и трубопровод стоимостью 3,3 млрд.USD стал памятником маркетинговой ошибке россиян.

Тем не менее Минску нужны гарантии, что без газа нас не оставят. Лучшей гарантией являются крупные инвестиции в газовый сектор. Но для их получения придется "делиться" акциями.

В свою очередь, Россия везде добивается создания СП, чтобы через них контролировать газоснабжение и экспортные потоки. Второе особенно важно, ибо без этого экономическая и политическая зависимость бывших союзных республик от Москвы быстро сойдет на нет. Российские корпорации являются здесь проводниками большой неоколониальной политики. Притязания "Газпрома" именно из этой оперы. И от упорства белорусского правительства зависит, удастся ли нашей стране получить хотя бы крошки мирового газового пирога.

Пять лет назад "Газпром" добился создания СП "Молдовагаз" с уставным капиталом в 290 млн. USD. "Газпром" получил 51% акций, Молдова, задолжавшая 220 млн.USD, -- 35, Приднестровье -- 14%. Заодно россияне взяли под свой контроль всю газотранзитную систему, необходимую для экспорта газа на Балканы. Аналогичная политика удалась России в Закавказье. Поэтому стремление правительства Беларуси избавиться от долгов до продажи акций "Белтрансгаза" вполне оправданно. Ведь, хотя согласно п.2 ст. 99 ГК РБ (как и в России) не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе путем зачета требований к АО, российских олигархов это не смутит. Тем более что власти Беларуси сами не раз конвертировали в акции, передаваемые государству, долги отечественных АО перед бюджетом.

Чтобы понять перспективы продажи акций "Белтрансгаза" стоит изучить опыт реформирования газовых секторов стран ЦВЕ.

В основе этих реформ лежала реструктуризация газового сектора. Это помогло привлечь инвестиции (например, в Венгрии -- 17 млрд. USD), сократить долги, решить проблему неплатежей, избавиться от коррупции. Основным же стимулом являлось желание вступить в ЕС, получить значительные суммы от приватизации и повысить эффективность работы энергосектора.

Реструктуризация газовой сферы включала адаптацию национального законодательства к нормам и стандартам ЕС; полное разделение функций добычи, транспортировки и распределения газа (создание юридически и финансово независимых компаний); диверсификацию поставок газа; либерализацию газового рынка; создание независимого государственного регулирующего органа в энергетической сфере и совершенствование ценовой политики; предоставление субсидий малоимущим слоям населения; предприватизационную подготовку (реструктуризация долгов и обновление основных фондов).

Большинство стран ЦВЕ провели частичную приватизацию своих транзитных газотранспортных систем (ГТС) и распределительных компаний. Национальные законодательства этих стран, как правило, предписывали оставить за государством контрольный или блокирующий пакет акций. В этом направлении движется и Украина, принявшая программу интеграции в ЕС до 2007г.

Например, в прошлом году консорциум в составе "Газпрома", Gаz dе Frаnсе и Ruhrgаs заплатил за 49% акций словацкой компании SРР, через которую на запад идет 70% российского газа, 2,7 млрд. USD. Оценочная стоимость компании составляла 4,6--6,9 млрд. USD (без подземных газовых хранилищ). Приватизационным консультантом Словакии выступала швейцарская фирма СSFВ, получившая гонорар в 16,4 млн. USD. Интересно, что за россиян 900 млн. заплатили их партнеры: "Газпром" получил на 2 года опцион "на размышление", а фактически -- беспроцентный кредит под залог своего пакета акций.

Газовые компании стран ЦВЕ могут быть аналогами для оценки "Белтрансгаза". Но с некоторыми нюансами. Перспектива вступления в Евросоюз и соблюдение правил ЕС при реформировании этого и всех остальных секторов экономики существенно минимизировали там инвестиционные риски. Но Беларусь в ЕС пока не собирается. Поэтому западные и российские специалисты при оценке белорусских предприятий учитывают дополнительные риски, существенно уменьшающие, с их точки зрения, стоимость объектов. Так что цифра в 800 млн., называемая менеджерами "Газпрома", тоже по-своему реальна. Диапазон оценочных значений может быть очень широким. Все будет зависеть от умения сторон торговаться и их возможностей.

Фактором торга является, в частности, наличие альтернативных инвесторов. В Москве всегда опасались прихода западных компаний в украинскую и белорусскую ГТС. В Энергетической стратегии РФ до 2020г. одним из приоритетов установлено "закрепление на внутренних энергетических рынках зарубежных государств, совладение сбытовой сетью энергоресурсов и объектами энергетической инфраструктуры в этих странах". Получение контрольного пакета "Белтрансгаза" как раз в русле этой стратегии. Но какой приоритет у белорусов? Заткнуть на год-два дырки в бюджете или остаться хозяином стратегического транспортного узла, а стало быть -- важным субъектом европейской политики?

Не догма, что ГТС Беларуси обязательно должна принадлежать россиянам. Вариант международного консорциума, подобного словацкому варианту, надолго мог бы стать гарантом независимости Беларуси. 19 июня 2002г. в Санкт-Петербурге президенты Л.Кучма и В.Путин договорились с канцлером ФРГ Г.Шрёдером о создании такого консорциума в украинской ГТС. Этот урок стоит выучить, пока ни на одном маршруте "Газпром" не стал монопольным владельцем.

При прогнозируемом росте объемов поставок газа в Европу создание новых газопроводов все равно неизбежно, ибо существующих мощностей не хватит. Но важно и оптимальное использование существующей инфраструктуры, в частности, белорусской, чтобы минимизировать затраты и отсрочить расходы на строительство новых газопроводов.

В Европе на рынке газа сильны требования либерализации, главной целью которых является увеличение конкуренции и снижение цен. Представленная Европейской комиссией 2000-11-29г. "Зеленая книга: на пути к европейской стратегии надежности поставок энергоносителей" определяет долгосрочную энергетическую стратегию Европы, которая направлена на диверсификацию, повышение надежности, экологической безопасности и экономической эффективности энергопоставок в ЕС. Эта стратегия предполагает контроль над растущим спросом на энергоносители и управление зависимостью от их поставок.

Позиции Беларуси усилило бы участие в программе INОGАТЕ, которая играет роль катализатора в привлечении частных инвесторов и международных финансовых институтов для участия в проектах, связанных с нефтегазотранспортными системами. В программе участвуют государства-члены и кандидаты в ЕС, донорские организации, например ЕБРР, секретариат Евроэнергохартии.

Но для оптимизации своего статуса в инфраструктуре европейского рынка газа нужно показать, что ГТС является финансово привлекательным предложением. Ведь иностранные газовые компании станут инвесторами лишь в том случае, если увидят для себя стратегические выгоды и будут участвовать в принятии решений. Пока Евросоюз не признает Беларусь страной с рыночной экономикой; его не устраивает наш инвестиционный климат и низкие темпы реформ. Отказ от участия андеррайтеров, аудиторов и оценщиков с мировым именем только отпугивает европейцев. Потому они не планируют вкладывать средства в развитие белорусской ГТС. Кроме того, законодательство Евросоюза ограничивает финансирование стран-нечленов со стороны кредитных институтов ЕС.

Объективно наша страна не может диктовать условия. При 100-процентной зависимости от одного источника энергоносителей конвертировать свое геостратегическое преимущество в живые деньги очень сложно. Но стоит хорошо подумать, прежде чем безропотно отдавать контроль над транзитом. Назад его не вернуть.