$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДРУЖБОЙ©

30.08.2013

Скандальный «развод» белорусских и российских производителей калийных удобрений получил не менее эффектное продолжение — арест в Минске генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера после встречи с премьер-министром Беларуси Михаилом Мясниковичем. Об обстоятельствах ареста и весьма серьезных обвинениях, предъявленных В.Баумгертнеру и оставшимся в Москве бывшим сотрудникам БКК, в прошедшие дни написано так много, что пересказывать нет смысла. А вот последствия этих событий выглядят весьма туманно.

Сегодня стороны обмениваются взаимными упреками «кто первый начал»: белорусская, принявшая Указ от 22.12.2012 № 566, лишивший БКК статуса эксклюзивного экспортера и дающий право поставлять хлоркалий иным организациям, определенным Президентом РБ, или российская, давно торговавшая удобрениями по своим каналам. Так, белорусы указывают, что с начала года ОАО «Беларуськалий» самостоятельно продало на экспорт лишь 1,7% своей продукции, тогда как россияне через «Уралкалий-Трейдинг» — 69%. В придачу вдруг оказалось, что менеджмент «Уралкалия» регулярно пытался объегорить своего партнера. В частности, имели место несвоевременный возврат денег «Беларуськалию» за поставленные удобрения, требования возместить часть транспортных расходов «Уралкалия» при поставке собственной продукции, перетягивание на себя наиболее привлекательных клиентов, сманивание кадров, непредставление бухгалтерских документов и достоверной информации. Судя по заявлениям пресс-службы Следственного комитета, эти обвинения, подкрепленные фактами, и будут, скорее всего, предъявлены В. Баумгертнеру, если его дело дойдет до суда.

ОСОБОЕ место занимает обвинение в рейдерской попытке захвата «Беларуськалия». Действительно, владелец «Уралкалия» Сулейман Керимов проявлял интерес к белорусскому ОАО, но заявленная цена в 30 млрд. USD ему показалась непомерной, а торг Президент Александр Лукашенко счел неуместным. Теперь, «взорвав» мировой калийный рынок, «Уралкалий» обвалил акции работающих на нем компаний (включая собственные), что может поспособствовать снижению стоимости и «Беларуськалия». Но заметим, что его акции, в отличие от зарубежных участников этого рынка, ни на каких биржах свободно не обращаются. Следовательно, рыночной капитализации у нашего предприятия попросту нет, а оценочная стоимость и цена продажи далеко не всегда совпадают. У нас государство подобные активы уступает лишь при чрезвычайных обстоятельствах — достаточно вспомнить, как продавался «Белтрансгаз» или как приватизация нефтепереработки превратилась из ожидания в миф. К тому же белорусские власти обладают замечательными «ноу-хау», позволяющими даже после продажи предприятий сохранять над ними контроль или возвращать по мере надобности. Поэтому нереально выглядит подозрение в попытке принуждения белорусских властей к сговорчивости в продаже акций «Беларуськалия». Это невозможно без откровенного давления Кремля, а не лично С.Керимова, который вряд ли в этом сегодня заинтересован.

Впрочем, некорректное поведение далеко не всегда является преступным, а граница между честной и недобросовестной конкуренцией достаточно зыбка. Воспользоваться в своих интересах общей информацией, увести покупателей и сманить работников — некрасиво. Такие действия бывшего партнера неизбежно повлекут убытки для «Беларуськалия» и сократят приток валютной выручки в республику, причем ущерб здесь вряд ли ограничится 100 млн. USD. Но тогда надо подавать иск к «Уралкалию», а не к отдельным ее сотрудникам и владельцам. Обрушение мирового рынка калийных удобрений — явно недружественный шаг, но ни одна из западных компаний по этому поводу в суд не подает: они готовы к разным сценариям конкурентной борьбы. Поэтому обвинение в злоупотреблении служебным положением гендиректора «Уралкалия» (он же председатель наблюдательного совета БКК) выглядит довольно странно. Об этом недвусмысленно заявил глава совета директоров «Уралкалия» Александр Волошин, напомнивший, что В.Баумгертнер в БКК не обладал полномочиями для действий, которые ему инкриминируются. Кстати, тут достаточно заглянуть в ст.ст. 50–52 Закона РБ «О хозяйственных обществах».

НО зададимся вопросом: если российские менеджеры творили, что хотели в наполовину принадлежащей Беларуси компании, то куда смотрели ее белорусские сотрудники, занимавшие там соответствующие посты? Если наши менеджеры слепо доверяют зарубежным партнерам или не в силах отстоять интересы страны в одной из ключевых для республики сфер, то к каким результатам приведет совместная деятельность с любой другой иностранной компанией, которая тоже вряд ли придет исключительно с благотворительной миссией? Как мы надеемся привлекать иностранные инвестиции и сотрудничать с транснациональными корпорациями? Если нам не подходят западные стандарты корпоративного управления, остается иметь дело с такими партнерами, которые сами их не слишком придерживаются.

Ответы на эти вопросы выходят далеко за рамки спора двух хозяйствующих субъектов. Нынешний конфликт свидетельствует о беспомощности государства-«бизнесмена» как в партнерстве, так и в конкурентной борьбе с крупным частным капиталом, о несовместимости административно-командной и рыночной систем. Поэтому наивно полагать, что проблема разрешится взываниями к братским чувствам и союзническому долгу.

Дипломаты обеих стран призывают не усматривать в происходящем политическую подоплеку. Этого бы никто и не делал, если бы власти с обеих же сторон сами не обращались к ней, упрекая друг друга в непартнерском поведении, противоречащем союзническим отношениям. Еще больше накаляют обстановку «внезапное» обнаружение Роспотребнадзором» несоответствия нормам почти трети образцов белорусской молочной продукции и столь же неожиданная остановка на ремонт трубопровода «Дружба», что влечет сокращение поставок в Беларусь нефти на 400 тыс. т. Вряд ли кто-то поверит, что это случайное совпадение. Очевидно, что помимо стандартной консульской поддержки арестованному соотечественнику, россияне готовы на определенное давление по другим каналам. В России достаточно опыта по «посадке» своих бизнесменов, в т.ч. по весьма сомнительным поводам, но вряд ли там понравится их преследование в Беларуси. Правда, выдачи последнего транша кредита ЕврАзЭС, как обещал замминистра финансов России Сергей Сторчак, это не коснется. Но мы уже успели заявить о желании получить еще один такой кредит. И если до сих пор россияне закрывали глаза на неисполнение ряда условий заимствования, то теперь поблажек может быть меньше: неизвестно, когда Кремлю надоест платить «контрибуцию за интеграцию».

За эскалацией конфликта с любопытством наблюдает украинский бизнес, получивший после порции российского «кнута» на таможне, возможность воочию увидеть, какова истинная начинка евразийского «пряника».

Ныне расторгнутое соглашение производителей калия по сути являлось картельным сговором, повлекшим поддержание монопольно высоких цен. Но в Индии и Китае не пытались покарать менеджеров и владельцев обеих компаний по всей строгости местного антимонопольного законодательства. Теперь тамошние фермеры готовы, наверно, благословлять за 20-20-30-процентное снижение цен руководство «Уралкалия». Разумеется, оно исходило из соображений не интернационального гуманизма, а стремления в конечном итоге достичь максимальной прибыли путем передела рынка, в т.ч., возможно, и принуждения белорусских властей к сговорчивости в продаже акций «Беларуськалия». Вряд ли это красиво, но ограничителем стремления бизнеса к прибыли служит не столько мораль, сколько закон, который должен быть объективным, а не расширительно толкуемым. Если же считать уголовно наказуемым любую конкурентную стратегию, в которой мы проигрываем, то создается интересный прецедент. Не привлечь ли заодно к ответственности топ-менеджеров и владельцев всех наших зарубежных конкурентов? Например, дирекцию «КамАЗа», вытесняющего минские грузовики с российского рынка (что, учитывая стагнирующий проект слияния с «МАЗом», тоже пахнет рейдерской атакой), функционеров «Союзмолока», домогающихся ограничения поставок нашей молочной продукции в РФ, украинских и российских пивоваров и сахарозаводчиков, китайских и турецких обувщиков и швейников, главу Роспотребнадзора г-на Онищенко, чьи претензии уже никто в мире давно не воспринимает как сугубо санитарные, и т.д. Но тогда любому из зарубежных бизнесменов, затеявших совместную деятельность с белорусскими госпредприятиями в надежде на выгоду (т.е. в корыстных целях по предварительному умыслу), перед каждым визитом в Минск впору сушить сухари...

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях