$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Жесткий выбор Нацбанка: сиюминутные доходы или долгосрочная стабильность

13.05.2016

Нацбанк принял на себя трудную и неблагодарную миссию – сохранять жесткую денежно-кредитную политику и постепенно снижать процентные ставки. При этом регулятору приходится балансировать между необходимостью не допустить дестабилизации финансовых рынков и увеличения инфляции, с одной стороны, и потребностями реального сектора экономики в деньгах – с другой. Поэтому владельцам банковских вкладов придется смириться со снижением своих доходов по мере уменьшения привычной риск-премии. Зато у предприятий и населения появляются шансы на увеличение доступности кредитов. О достижениях Нацбанка за последние 1,5 года и планах на будущее рассказал на пресс-конференции 6 мая председатель правления Нацбанка Павел Каллаур.

В столь сложных условиях любые решения Нацбанка вызывают критику «справа» и «слева». Например, апрельские решения по снижению процентных ставок кто-то счел излишне оптимистичными, а кто-то напротив – недостаточно решительными. П.Каллаур напомнил, что для достижения основной цели – ограничения инфляции – Нацбанк с января 2015 г. применяет режим монетарного таргетирования, контролируя предложения денег в экономике. Процентные ставки здесь играют вспомогательную роль, оказывая ограниченное влияние на макроэкономическую ситуацию.

Пока финансовую сферу по итогам января–апреля т.г. удается удерживать в динамическом равновесии, считают в Нацбанке. Предложение валюты на внутреннем рынке превысило спрос. Чистая покупка субъектами хозяйствования составила 45,6 млн. USD, причем за апрель они продали 116 млн. USD, а чистая продажа населением достигла 347 млн. USD. Сальдо интервенций Нацбанка по итогам 4 месяцев осталось положительным: 237 млн. USD, а ЗВР увеличились на 53 млн. USD, до 4,2 млрд. USD.

Объем срочных вкладов в национальной валюте вырос на 425 млрд. Br в марте, а в апреле – на 237 млрд. Впрочем, в условиях падения реальных доходов населения (за I квартал т.г. – на 6,2%) надеяться на существенный рост сбережений не приходится. Успехом можно будет считать, если удастся избежать оттока средств из банковской системы, учитывая снижение процентных ставок, перспективы обложения процентов по депозитам подоходным налогом и настороженное отношение к любым действиям монетарных властей. Между тем вклады населения составляют около 60% широкой денежной массы, а потому удержание этих ресурсов – одна из основных забот банков и регулятора: на кону финансовая стабильность страны.

Одновременно необходимо решать противоположную задачу – снижения стоимости кредитов. Здесь одним из основных препятствий является рост проблемных активов, который влечет за собой недополучение доходов по необслуживаемым кредитам, необходимость создания банками специальных резервов. Другой сдерживающий фактор – высокая доля льготных кредитов, ранее выданных госпредприятиям. Фак­тически они субсидируются за счет рыночного кредитования всех остальных. Чтобы устранить эти диспропорции, правительство и Нацбанк пытаются ограничить объемы льготного директивного кредитования. Пред­полагается, что этому помогут новые правила финансирования государственных программ и оказания господдержки.

Существенно затрудняют решение этой задачи масштаб накопленных в прошлом разрывов в сроках размещенных и привлеченных банками ресурсов и высокая волатильность ресурсной базы из-за условно-срочного характера депозитов. Однако в Нацбанке надеются, что изменение структуры депозитного рынка позволит улучшить ситуацию.

Помочь деньгами и маневром

К сожалению, угрозой для финансовой стабильности банковской системы остается состояние реального сектора экономики. Почти 1/3 предприятий по итогам января–февраля т.г. были убыточными. Высокими темпами растет задолженность, в т.ч. по заемным средствам. Коэффициент закредитованности за 3 года почти удвоился и достиг на 1 марта т.г. 386,1%. В результате банки столкнулись с ускоренным ростом накопленных кредитных рисков. Так, доля проблемных активов за I квартал увеличилась на 4,7%, до 11,5%. Это негативно влияет на итоги работы банков, влечет снижение прибыли и ухудшение иных показателей. Рост проблемных долгов – проблема серьезная, но управляемая, полагает П.Каллаур. Во-первых, правительство реализует блок мер по финансовому оздоровлению экономики, в т.ч. по реструктуризации организаций, санации, банкротству. Во-вторых, Нацбанк совместно с международными финансовыми институтами и аудиторскими компаниями проводит работу по выявлению скрытых рисков, адекватной классификации активов, созданию «подушки безопасности» в виде специальных резервов фондов. В-третьих, банки самостоятельно проводят мероприятия по повышению качества кредитов.

Снять напряжение Нацбанк и правительство пытаются путем очистки балансов банков от «токсичных» активов. Часть из них передается Банку развития. Другую власти намерены переложить на специальное агент­ство, которое, правда, еще только предстоит создавать.

Прошедшие девальвации существенно повлияли на финансовое состояние банков. Поэтому Нацбанк вместе с их соб­ственниками изучает возможность докапитализации тех бан­ков, которые в этом нуждаются. Принимаются меры по запуску небанковских форм финансирования экономики, прежде всего, в части устранения административных и правовых барьеров. «В условиях высокой закредитованности предприятий необходимо создать условия и более полно задействовать механизмы привлечения средств в акционерный капитал, – пояснил глава Нацбанка. – Это требует работы как с внутренним национальным капиталом, так и с иностранными инвесторами». При этом пригодятся любые инвестиции – как прямые, так и портфельные.

По мнению П.Каллаура, для банков, промышленных и других предприятий важно привлечь не только деньги, но и современные технологии. Многие отечественные субъекты хозяйствования страдают не только от нехватки оборотных средств, но и от отставания в выстраивании бизнес-процессов, управления институтами. Без решения этих проблем не приходится рассчитывать на приличные темпы роста экономики, тем более, выше среднемировых.

В споре рождается доверие

В целом доверие инвесторов к банковскому сектору неотделимо от доверия к национальной валюте. А оно невозможно без контроля инфляции и сбалансированности платежного баланса. Все это требует терпения и последовательности в действиях, полагает П.Каллаур. А потому Нацбанк не «ведется» на призывы некоторых деятелей решить все проблемы с помощью масштабной эмиссии. Как мировой, так и собственный опыт прошлых лет показывает, что подобные эксперименты приводят к обратному результату.

Правда, коэффициент монетизации белорусской экономики (по ШДМ) на конец I квартала т.г. составляет всего 35,3%, а по агрегату М2 – 10,5%, но 3 года назад он был еще меньше. Заметим, что сравнивать этот показатель с ЕС и США, где он достигает 120–140%, или Китаем и Японией (250–300%) было бы некорректно. Там значительная часть денежной массы связывается на фондовом рынке и инфляция намного ниже. Гораздо больше Нацбанк пока беспокоит уровень долларизации экономики, преодолеть которую можно только при стабильном рубле. Как заверил начальник ГУ монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дмитрий Мурин, на протяжении года у нас реальный эффективный курс находится ниже точки равновесия. Это свидетельствует о недооцененности рубля. Следовательно, внутренних предпосылок для новой девальвации нет, считает регулятор.

Другой дискуссионный воп­рос – снижение стоимости кредитов и повышение ликвидности банковской системы за счет снижения требований к резервированию. Норматив обязательных резервов за последний год уже снизился на 0,5% до 7,5%. Этого, по мнению П.Каллаура, достаточно, чтобы управлять структурной ликвидностью и контролировать денежную базу.

«Если в силу обстоятельств мы столкнемся с тем, что путем снижения резервирования нужно пополнить ликвидность банковской системы, то мы это сделаем», – заверил руководитель Нацбанка. – Но пока такой необходимости нет». Однако пытаться таким образом стимулировать кредитование, как призывают Минпром и ряд руководителей, – это путь в никуда, категорически заявил П.Каллаур. Влияние на процентные ставки, конечно, будет, но совсем не столь существенное, как некоторые предполагают. Зато здесь срабатывает мультипликатор: регулятор вбрасывает в банки деньги, те быстро передают их в экономику, и на коррсчетах опять пусто.

Можно добавить, что, по­скольку технологический цикл у заемщиков достаточно длительный, отдачу от новых вложений они получат нескоро. В итоге все вернется в исходное состояние, кроме инфляции, удержать которую в запланированных рамках будет гораздо труднее.

 Материал подготовила Оксана КУЗНЕЦОВА


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях