$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЖЕСТКАЯ ПОЛИТИКА©

10.01.2014

количественного смягчения

Национальный банк в 2014 году обещает не смягчать денежно-кредитную политику на фоне достигнутых договоренностей в части привлечения необходимых объемов внешних заимствований для пополнения государственных золотовалютных резервов. Наоборот, подходы к ее проведению будут ужесточены. Впрочем, смягчение подоспеет с другой стороны.

План мероприятий по реализации Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2014 год, принятый 3 января на заседании Правления Нацбанка, должен обеспечить безусловное достижение в 2014 г. главной цели монетарной политики по ограничению инфляционных процессов и укреплению макроэкономической сбалансированности. В частности, меры по повышению эффективности банковского кредитования призваны позволить в I квартале текущего года ограничить прирост требований к экономике до 0,7% в среднем за месяц (что соответствует годовому прогнозу) и обеспечить необходимое развитие экономики без негативного влияния на макроэкономическую сбалансированность. Напомним, в январе– октябре 2013 г. темпы роста кредитования составляли в среднем 2,5% в месяц, а в IV квартале они сократились до 1%. При этом если в I квартале прошлого года ВВП вырос по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. на 4%, то во II квартале он сократился на 0,5%, в III — вырос всего на 0,8%, а за 11 месяцев — на 0,9%. Одной из причин таких итогов можно считать ограничение кредитования. Впрочем, его оказалось недостаточно, чтобы удержать в заданных рамках инфляцию.

Подходы к рефинансированию банков со стороны Нацбанка также будут ужесточаться, стимулируя банки обеспечивать проведение активных операций строго в соответствии с имеющимися ресурсными возможностями. Ставка рефинансирования в январе 2014 г. сохранится на прежнем уровне, а в дальнейшем, как обещает регулятор, ее изменения будут осуществляться в зависимости от динамики инфляции и ситуации на финансовом рынке и носить плавный характер. При этом базовым принципом процентной политики в 2014 г. останется поддержание доходности по рублевым инструментам, превышающей доходность хранения средств в иностранной валюте и обеспечивающей надежную защиту сбережений от инфляции. В Нацбанке полагают, что это поспособствует укреплению доверия к национальной валюте и дедолларизации экономики. Иными словами, банковской системе придется по-прежнему предлагать населению высокие проценты по рублевых депозитам, чтобы не допустить оттока средств вкладчиков, обострения ситуации на валютном рынке и давления на золотовалютные резервы.

ПРОВОЗГЛАШЕННОЕ Нацбанком сохранение жесткой денежно-кредитной политики плохо вяжется с планами правительства по росту экономики и потребностями реального сектора в заемных ресурсах. С одной стороны, Нацбанк отвечает именно за монетарные факторы, а не за рост ВВП, объемов экспорта, промышленного производства и строительства жилья и ферм. Но игнорировать призывы «повернуться лицом к экономике» банкиры тоже не могут. Между тем ситуация с потребностью в кредитовании обостряется. Так, в ноябрьском обозрении Нацбанка «Мониторинг предприятий реального сектора экономики Республики Беларусь» усилившееся влияния условий кредитования стало одним из основных факторов снижения индекса бизнес-климата. Так, в ноябре 2013 г. ухудшение условий кредитования в части стоимости кредитов отметили 42,8% предприятий против 43,6% месяцем ранее. На ухудшение условий предоставления кредитов (законодательно закрепленные требования к платежеспособности предприятий и необходимость обеспечения кредитов залогами, гарантиями и поручительством) указали 30,3% респондентов (в октябре — 29,6%), а по мнению 17,7% участников мониторинга (в октябре — 15,4%) условия кредитования ухудшились в части размеров (максимально возможная сумма предоставляемого кредита). При этом влияние условий кредитования на хозяйственную деятельность предприятий — участников мониторинга усилилось: в целом по обследуемым предприятиям баланс ответов вырос на 0,7 п.п. и составил 25,3%, в т.ч. в торговле их число увеличилось на 1,3 п.п., до 17,1%, на транспорте — на 0,7 п.п., до 26,6%, в промышленности — на 0,5 п.п., до 31,6%, в строительстве — на 0,2 п.п., до 24,2%. На сильное влияние условий кредитования указали 40,8% респондентов, слабым его назвали 15,5%, а умеренным — 43,7% организаций. При этом в ноябре 2013 г. — январе 2014 г. ожидается рост потребности в кредитовании: баланс ответов вырос на 2,4 п.п., до 30,1%, в т.ч. в строительстве баланс ответов по данному вопросу вырос на 5,5 п.п., до 32,1%, на транспорте — на 2,6 п.п. и 36,1%, в промышленности — на 1,3 п.п. и 32,4%, в торговле — на 1,1 п.п. и 25,8%. Роста потребности в кредитовании в следующие три месяца ожидают 39,1% респондентов, ее снижения — 5,1% предприятий, 3,9% опрошенных считают, что потребность в кредитовании исчезнет, а ее неизменности ожидают 51,9% участников анкетирования.

Ухудшение ситуации с обеспеченностью промышленных и строительных организаций финансовыми ресурсами фиксируют в своих конъюнктурных опросах и специалисты НИЭИ Минэкономики. По их данным, в декабре среди промышленных предприятий усилилась значимость стоимости банковских кредитов (42% опрошенных), а 15% отметили, что испытывают трудности в получении кредита. Среди строительных компаний в IV квартале 2013 г. балансовая оценка обеспеченности кредитными ресурсами снизилась до –14 пунктов — самого низкого значения за последние 4 года. При этом дороговизна кредитов занимает в опросах руководителей стройкомплекса 3-е по значению место среди сдерживающих рост факторов после неплатежеспособности заказчиков и недостатка заказов, которые, в свою очередь, во многом обусловлены той же недоступностью заемных ресурсов. Это ощущается особенно болезненно на фоне роста просроченной дебиторской и кредиторской задолженности в сочетании со снижением обеспеченности оборотными средствами и падением чистой прибыли. Но эти же факторы вместе со снижением выручки и числа заказов, а также слабые перспективы их роста заставляют банки быть особенно осторожными в выборе заемщиков. Не в их пользу говорит и наблюдающиеся в последнее время замедление роста цен на промышленную продукцию и рост складских запасов — это снижает возможности залогового обеспечения при кредитовании.

ВСЕ перечисленные обстоятельства (плюс требования зарубежных кредиторов, особенно АКФ ЕврАзЭС) вынуждают Нацбанк придерживаться жесткой кредитной политики, чтобы не допустить чрезмерного увеличения проблемных долгов и сохранить стабильность в финансовой системе страны. Однако пока монетарные власти «закручивают гайки», правительство «крутит болт» в другую сторону. Наглядным примером тому являются масштабные планы компенсации процентов по кредитам, заложенные в Законе от 31.12.2013 № 95-З «О республиканском бюджете на 2014 год» (см. «ЭГ» № 94 за 20.12.2013 г.). Не менее интересны меры, введенные Указом от 28.12.2013 № 576 «Об уточнении отдельных показателей республиканского бюджета на 2013 год и внесении изменений в Указ Президента Республики Беларусь от 14 марта 2013 г. № 126». В нем предусматривается внесение в уставные фонды ряда предприятий и банков денежных вкладов за счет средств государственного целевого бюджетного фонда национального развития, отраслевых инновационных фондов, в частности, РУП «Белорусская атомная электростанция» — 546,5 млрд. Br, ОАО «Полиграфкомбинат им. Я.Коласа» — 1,4 млрд. Br, ОАО «Банк развития Республики Беларусь» — 2,8 трлн. Br (из них 1 трлн. — за счет средств, полученных от размещения государственных долгосрочных облигаций), ОАО «Белорусский банк развития и реконструкции «Белинвестбанк» — 600 млрд. Br (за счет выпуска гособлигаций), ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк» — 500 млрд., ОАО «Белагропромбанк» — 200 млрд., РУПТП «Оршанский льнокомбинат» — 18,5 млрд. Кроме того, Банк развития реализует Белагропромбанку по номиналу государственные долгосрочные облигации и одновременно приобретет у него ряд активов, сформированных при кредитовании инвестпроектов до 1,15 трлн. Br. При этом если заемщики не уплатят проценты по этим кредитам, потери банку будут компенсированы из бюджета.

Между тем Указом № 576 предельный размер дефицита республиканского бюджета и его финансирования на прошлый год пришлось увеличить на дефицита республиканского бюджета (части вторая и третья статьи 1 Закона Республики Беларусь от 26 октября 2012 года «О республиканском бюджете на 2013 год» (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 03.11.2012, 2/1984) (далее — Закон) и приложение 1 к нему) на 3,5 трлн. Br, лимит внутреннего госдолга страны — на 12 трлн., а лимита внутреннего долга, гарантированного Республикой Беларусь — на 11 трлн. Одновременно доходы республиканского бюджета (часть первая статьи 1, абзац второй статьи 4 Закона и приложение 2 к нему) на 16,8 трлн., расходы по функциональной классификации — на 13,3 трлн., расходы на финансирование государственной инвестиционной программы — на 855,3 млрд., на научную, научно-техническую и инновационную деятельность — на 254 млрд., на развитие сельхозпроизводства, рыбоводства и переработки сельхозпродукции — на 684 млрд., на охрану природы — на 129,8 млрд. Доходы республиканских инновационных фондов сокращены на 706,3 млрд.Br, а расходы — на 670,9 млрд.

Перекачивание денег из скудеющего белорусского бюджета в уставные фонды отдельных предприятий и банков в сочетании с мерами по облегчению доступа предприятий к кредитам (конечно, не всех, а лишь считающихся приоритетными) странным образом напоминают знаменитое “количественное смягчение”, проводимое Федеральной резервной системой США. Напомним, в рамках этого нетрадиционного инструмента монетарной политики ФРС выкупает у американских банков долговые обязательства ипотечных агентств и казначейские облигации США, вливая в финансовую систему определенный объем средств. Таким образом, ФРС изменяет объем денег в экономике, одновременно регулируя доходность выкупаемых бумаг, снижая процентные ставки, тем самым делая кредиты для компаний дешевле. По сути, это увеличение ликвидности экономики (“печатание денег”), призванное стимулировать ее последующий активный рост. Ведь, чем больше у банка ресурсов, тем охотнее он кредитует, а чем доступнее для компании кредит, тем больше она вкладывает в свое развитие, создает рабочие места и т.п. Отчасти такая политика в США себя оправдывает. Но белорусская экономическая модель мало похожа на американскую — не только по размерам, но и по принципам своего существования. Так что пока Нацбанк демонстрирует жесткость, а правительство принимает меры по ее смягчению, результат получается столь же двойственным. Ведь чем больше денег закачивается в экономику, тем труднее удержать в допустимых рамках курс национальной валюты и инфляцию, которая у нас, на порядок выше, чем США или ЕС. В придачу, «жесткость» Нацбанка и бюджетные вливания правительства — это лишь временные меры, которые отдаляют нас от реального решения бюджетных и институциональных проблем. Вырваться из замкнутого круга позволило бы радикальное увеличение ресурсов — за счет приватизации, притока инвестиций, роста внешнего долга, отказа России от изъятия таможенных пошлин за нефтепродукты. Но об этом пока можно лишь мечтать. А пока, нам, как и американцам, сложно остановить “количественное смягчение”: все кажется, что если подбросить еще чуть-чуть денег, экономика вновь оживет и помчится вперед к заданным темпам роста.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях