$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗАВИДОВАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕМУ©

03.04.2015

Появление информации о росте совокупной прибыли банков в январе на 35,5% по сравнению с декабрем вызвало бурную реакцию в деловом сообществе — во многом благодаря соответствующей подаче в СМИ. Мы же предупреждали наших читателей, что это явление слишком преходяще, чтобы видеть в нем главную «улику», свидетельствующую, что банки — если не виновники, то по крайней мере бенефициары кризиса (см. «ЭГ» № 20 от 17 марта). Теперь завистники могут «радоваться»: прибыль банковской системы в феврале по сравнению с январем упала в 3,4 раза — с 832,3 млрд. Br до 247,7 млрд.

Попытки вдохновить банковскую систему серией вливаний ликвидности не дали желаемого рывка кредитования и не помешали дальнейшему ухудшению состояния портфелей банков. В валютном эквиваленте валовые показатели улучшились только технически — за счет локальной ревальвации рубля, да и то эффект проявился лишь частично. Рост проблемных долгов, снижение выдачи рублевых кредитов, дороговизна пассивов и отсутствие альтернатив для заработка сильно подтачивают показатели банков, вслед за стагнацией промышленности и других отраслей.

Эти процессы уже начали отражаться на показателях банковской системы. Ее совокупные доходы снизились на 70,2% или на 584,6 млрд. Br, а доля прибыли в доходах — с 3,2% в январе до 2,3% в феврале. За 2 месяца т.г. активы в рублях выросли на 10,8% (для сравнения, за весь 2014 г. — на 21,9%), до 550,98 трлн. Br, или в долларовом эквиваленте — до 35,83 млрд. USD (рост за февраль на 0,5%).

Нормативный капитал на 1 марта достиг 65,1 трлн. Br, увеличившись в феврале всего на 0,9% (показатель более чем скромный по сравнению с январскими 3,6%), а в валютном эквиваленте — 4,37 млрд. USD, что на 860 млн. меньше, чем на начало года.

Достаточность нормативного капитала выросла за февраль с 16,91% до 17,41%, что на 1,96 п.п. больше, чем год назад. Рентабельность активов за февраль составила в феврале 0,2%, что на 0,02 п.п. меньше, чем год назад, а рентабельность нормативного капитала — 1,69% (на 0,05 п.п. больше, чем в феврале 2014 г.). В среднегодовом выражении рентабельность активов составила 1,65%, а нормативного капитала — 13,1% (на 0,06 и 0,29 п.п. меньше, чем в январе).

Благодаря торможению кредитования и укреплению рубля активы, подверженные кредитному риску, в феврале снизились после январского рывка: рисковые — на 3,12%, до 363 трлн. Br, а проблемные – на 0,22%, до 18,93 трлн. (с начала года — рост на 9,7% и на 31,03% соответственно), причем вторые достигли исторического рекорда, значительно превысив уровень мая 2014 г.

Доля проблемных активов в рисковых повысилась за январь–февраль на 0,85 п.п., до 5,22%, а доля подверженных кредитному риску активов в совокупных сократилась на 0,65 п.п., до 68%.

Коэффициент краткосрочной ликвидности (соотношение активов со сроками погашения до 12 месяцев и обязательств со сроками исполнения до 12 месяцев) в феврале немного восстановился (после снижения в январе) и составил 1,81 (на 0,06 меньше, чем год назад), а текущая ликвидность (соотношение суммы активов с оставшимся сроком погашения до 1 месяца, в т.ч. до востребования, и пассивов с оставшимся сроком возврата до 1 месяца, в т.ч. до востребования и с просроченными сроками), напротив, снизилась на 5,58 п.п., до 140,7% (рост за год на 6,73 п.п.).

Мгновенная ликвидность (соотношение суммы активов до востребования с пассивами до востребования и с просроченными сроками) продолжила расти: после 13,6 п.п. в январе она набрала в феврале еще 25,1 п.п., до 290,4% (год назад — 280,3%. Напомним, в феврале в полную силу проводились аукционы по поддержке ухудшенной валютным «обострением» и балансами предприятий ликвидности.

Соотношение ликвидных и суммарных активов за февраль уменьшилось сразу на 1,71 п.п., до 27,5% (на 0,9 п.п. больше, чем годом ранее).

После перекоса в сторону валюты в январе, в феврале структура активов и пассивов банковской системы несколько улучшилась. Рублевая часть активов и пассивов увеличилась на 0,8 п.п., до 42,7% и 42,6% соответственно, а валютная на столько же сократилась — до 57,3 и 57,4%. Однако с начала года рублевая часть активов и пассивов снизилась на 4,8 п.п., так что укрепление рубля весьма скромно отыграло январскую девальвацию. Собственно, такое соотношение лучше всего характеризует масштаб проблем дедолларизации отечественной экономики.

Итак, в феврале кризисные явления, потрясшие реальный сектор, добрались и до банковской системы — только в несколько иной форме. Девальвационный «пузырь», накачавший прибыль банков в январе, сдулся, оставив на поверхности стагнацию кредитования и рост плохих долгов. При этом не состоялся опережающий рост валютных активов по сравнению с рублевыми. Из-за снижения курса доллара США на 3,3% объем активов в эквиваленте за месяц чисто технически «добрал» 180 млн. USD (после снижении на 4818 млн. в январе). Одновременно сократилась рублевая составляющая почти всех номинальных показателей — до 3%.

Совокупная прибыль банков в феврале т.г. упала более чем втрое — до 12-месячного минимума, оказавшись почти на 20% меньше, чем год назад (когда она тоже была наименьшей), и в 2,5 раза меньше среднегодового значения 2014 г. Причина тому — обвал почти до нуля аномально увеличившихся в январе прочих банковских доходов. По инерции повысились текущие показатели рентабельности, хотя в среднегодовом выражении они закономерно упали, а их месячные значения традиционно с начала года минимальны, поскольку прибыль нарастающим итогом с начала года мала по сравнению с объемом активов.

Константин АЛЕХИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях