$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ЗАЩИТА ДОЛЖНИКА©

30.06.2015

 

и надежда кредитора

Предпосылки банкротства легче предупредить, чем лечить. Симптомы этой болезни везде разные — в Германии достаточно не оплатить в течение месяца сумму, превышающую объем ликвидных активов, в Великобритании — 750 фунтов по одному или нескольким долгам, в США — 5 тыс. USD долга. В Беларуси пошли своим путем. У нас банкротством считается наличие неплатежеспособности, имеющей или приобретающей устойчивый характер, признанной решением экономического суда. Но можно ли на этой стадии помочь предприятию и его кредиторам? Белорусскую Фемиду волнует не только экономическая целесообразность, но и правовые и социальные последствия возбуждения дел о банкротстве.

Применение принципа неоплатности долга в нашей стране недопустимо, заявил председатель судебной коллегии по экономическим делам Василий Демидович журналистам перед началом Пленума Верховного Суда. По его мнению, неоплата долга в силу тех или иных обстоятельств — еще не повод возбуждать дело о банкротстве, особенно во время кризисов. Попытки зарубежных компаний возбудить подобные дела в отношении крупных белорусских заводов В.Демидович считает злоупотреблением, которое может привести к потере предприятий, если дела о банкротстве будут возбуждаться по формальному принципу неоплаты долга. Например, нужно ли возбуждать дело о банкротстве из-за долга в 400 тыс. USD против БелАЗа, активы которого составляют миллиарды долларов? По мнению заместителя председателя ВС, так можно зайти слишком далеко, и тогда банкротство — один из механизмов передела собственности. Поэтому в Беларуси сохраняется принцип невозможности погасить требования кредиторов, а не неоплатности долга. Речь может идти лишь о корректировке критериев, которые служат основанием для возбуждения дел о банкротстве.

При этом В.Демидович полагает, что нет причин избегать сотрудничества с проходящими санацию предприятиями. Ведь они получают лишь отсрочку долгов в пределах определенного срока, после которого их все равно придется оплачивать, а новые обязательства нужно погашать в соответствии с договорами. Санация дает передышку, возможность восстановить свое финансовое состояние и вернуть платежеспособность.

Во II полугодии т.г. экономическая коллегия Верховного Суда намерена рассмотреть правоприменительную практику привлечения к субсидиарной ответственности. В последнее время в стране значительно увеличилось количество подобных дел в отношении учредителей и директоров предприятий-банкротов. Однако такую ответственность не следует считать перекладыванием долгов. «Если собственники довели предприятие до банкротства, то они должны отвечать за свои действия материально», — заявил В.Демидович. Это повышает ответственность собственников, чтобы они платили вовремя и не искали в процедуре банкротства способ освободиться от долгов.

Напомним, Закон от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» предусматривает создание Единого реестра сведений об экономической несостоятельности (банкротстве), возможность продления судом срока санации до 5 лет, изменение порядка представления кандидатур для назначения временного (антикризисного) управляющего, дополнительные требования по организации и судебному контролю, расширение возможностей судебной защиты по делам о банкротстве, особенности банкротства индивидуальных предпринимателей. Но изменение экономической ситуации требует новых подходов. Поэтому уже создана рабочая группа для разработки изменений в этой сфере.

Проанализировав 2-летнюю практику действия Закона № 415-З, Верховный Суд выявил проблемные точки и подготовил рекомендации судам по единообразному применению законодательных норм о банкротстве. Их стоит принимать во внимание менеджерам и собственникам, органам власти и антикризисным управляющим. Допустим, если Пленум разъясняет, что при принятии заявления о банкротстве суд должен получить документ о нецелесообразности досудебного оздоровления, то органы власти и собственники должны, прежде всего, оценить, можно ли спасти предприятие, особенно, если оно является социально-значимым, считает В.Демидович.

По состоянию на 1.06.2015 г. в производстве экономических судов находилось 1964 дела об экономической несостоятельности (банкротстве), что на 11% больше, чем годом ранее. Среди них 47 дел касались организаций, имеющих значение для экономики и социальной сферы страны, в т.ч. государственных, имеющих долю государства, градообразующих и приравненных к ним, бюджето- и системообразующих. По 17 из них введена процедура санации, в т.ч. в трех (ОАО «Горынский агрокомбинат», «Ковры Бреста», «Могилевпищепром»)— сроком более 5 лет.

В постановлении Пленума Верховный Суд ориентировал суды на принятие мер в пределах своей компетенции по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) субъектов хозяйствования. При этом особое внимание уделяется профилактике путем вынесения судами частного определения в порядке, установленном ст. 20 Закона № 415-З. Их в 2013 г. было вынесено 34, а в 2014-м — 22 таких определения. Между тем за 2012–2014 годы судами прекращены производства по делам об экономической несостоятельности (банкротстве) в связи с восстановлением платежеспособности должников по 7 делам. Примером успеха В.Демидович назвал результаты санации Калинковичских мебельной фабрики и завода бытовой химии, а также других предприятий, где удалось сохранить трудовые коллективы, обеспечить своевременную выплату зарплаты, защитить социальные и трудовые права граждан. Надо полагать, суд надеется, что затраты, в т.ч. бюджетные, на такую защиту окупятся.

Татьяна АБРАМОВИЧ