$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЗАРПЛАТА «В КОНВЕРТЕ»-2

18.05.2012

Очередной этап борьбы с нелегальной выплатой зарплат — проект указа «О некоторых мерах по предотвращению выплаты (выдачи в натуральной форме) доходов без отражения в бухгалтерском учете, учете доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей» (далее — проект) — включает, с одной стороны, санкции к недобросовестным нанимателям, а с другой — поощрение лиц, содействующих их разоблачению.

В прошлом номере «ЭГ» мы изложили свой взгляд на данный документ. Теперь своим мнением о том, будет ли действенным предлагаемый в проекте механизм, делится кандидат юридических наук, доцент Алексей ЛУКАШОВ.

Проект направлен на пресечение выплат (выдач в натуральной форме) доходов физическим лицам без уплаты подоходного налога, обязательных страховых взносов, взносов на профессиональное пенсионное страхование и иных платежей в ФСЗН (далее — платежи), обеспечение выполнения плательщиками налоговой обязанности, создание равных условий предпринимательской деятельности, способствование развитию добросовестной конкуренции. Но главное — это создание условий, побуждающих и стимулирующих граждан к выполнению своей конституционной обязанности платить налоги и иные платежи.

Для этого уже имеющиеся правовые нормы подкрепляются новыми, в т.ч. в сфере контроля, административной ответственности, а в неявной форме — и уголовной.

Чем доказать

Процедура доказывания обмана государства путем неотражения в бухучете выплаченных доходов в основном позаимствована из постановления МНС от 16.12.2002 № 105 «О порядке исчисления с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей сумм налогов, сборов, других обязательных платежей в бюджет и наложения штрафов» (далее — постановление № 105). Проект предусматривает, что контролирующий орган направляет в ДФР КГК информацию о факте такого обмана. ДФР проводит проверку и, если эта информация подтвердится, составляет письменное заключение и направляет его в налоговый орган или орган ФСЗН. Те, в свою очередь, проводят свою проверку, по результатам которой принимают решения, предусмотренные проектом.

В этой процедуре имеется несколько существенных изъянов. Во-первых, письменное заключение ДФР, согласно проекту, содержит только данные о размере утаенного дохода, налоговом агенте и физическом лице — получателе дохода «в конверте». При этом ничего не говорится об источниках и способах получения этой информации.

Сегодня установленная МНС по согласованию с ДФР форма такого заключения (приложение к постановлению № 105) предусматривает, что информация получена «в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также из имеющихся объяснений и сведений».

Раскрывать источники этой информации в письменном заключении органы финансовых расследований не обязаны. Поэтому в делах, рассматриваемых в хозяйственных судах, можно встретить решения, где единственным доказательством выплаты дохода «в конверте» выступают объяснения лица, которому, по его словам, производились такие выплаты (прямые доказательства), или объяснения лиц, которым оно рассказывало о таких выплатах (производные доказательства). Между тем суд кладет их в основу решения, ссылаясь также на акт налоговой проверки и письменное заключение ДФР, основанные на том самом объяснении. Доказательность судебного решения формально внушительна, но в действительности факт получения дохода «в конверте» не доказан: он не подтвержден ни бухгалтерскими документами, ни объяснениями других работников и руководителя налогового агента (см., например, решение Хозяйственного суда Гродненской области от 14.07.2009 № 204-7/2009, основанное на указанных производных доказательствах).

Если проект будет принят, то постановление № 105 придется отменить. А ДФР вообще не понадобится указывать, на каком основании он пришел к выводу о выявлении факта выплаты доходов без отражения в учете. Но это создаст почву для коррупции и злоупотреблений со стороны сотрудников ДФР, причем еще более благодатную, нежели та, которая создана постановлением № 105.

Другой изъян — дублирование контроля. Сначала проверку будет проводить ДФР, затем по этому же факту — налоговые органы и органы ФСЗН. Это явно противоречит содержанию Указа Президента от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь», а также поставленной в Директиве № 4 задаче сокращения числа проверок.

Ответственность

Пунктом 2 проекта предусматривается за выплату (выдачу в натуральной форме) доходов физическим лицам без отражения в учете наложение штрафа на должностное лицо юрлица или ИП в размере от 50 до 100 БВ, а при повторении в течение года после наложения административного взыскания за такие же действия — в размере от 100 до 200 БВ.

Опустим вопрос о правомочности главы государства устанавливать административную ответственность за те или иные деяния (нормы статей 2.1, 3.5, 4.1, 4.8 КоАП говорят об обратном). Но в рассматриваемом случае авторы проекта выделили специальный состав административного правонарушения, являющегося по существу уклонением от уплаты платежей (их неуплатой). Это порождает коллизию с нормами ч. 7 и 8 ст. 13.6 и ст. 11.54 КоАП, предусматривающими административную ответственность за умышленную неуплату или неполную уплату плательщиком, иным обязанным лицом суммы налога, сбора (пошлины), а также за неуплату или неполную уплату обязательных страховых взносов и (или) взносов на профессиональное пенсионное страхование в ФСЗН.

По общему правилу, известному с незапамятных времен, хоть и не сформулированному в отечественном законодательстве об административной ответственности, такая коллизия разрешается в пользу специальной нормы, т.е. изложенной в п. 2 проекта. При отсутствии прямого указания в нем и в КоАП о том, как разрешать эту коллизию, понадобятся разъяснения высших судебных органов, чтобы не допустить ошибок при квалификации таких действий.

Нужно ли такое новшество, если за выплату зарплаты «в конвертах» можно сегодня на законных основаниях привлекать к ответственности по ч. 7 или 8 ст. 13.6 и ст. 11.54 КоАП? По-видимому, авторы проекта желали ужесточить санкции за данное нарушение. Но это будет достигнуто лишь отчасти, ибо в ч. 8 ст. 13.6 и ст. 11.54 КоАП штрафы устанавливаются не в базовых величинах, а в процентах от неуплаченной суммы платежей.

Кроме того, в проекте не учтено, что уклонение от уплаты сумм налогов, сборов влечет не только административную, но и уголовную ответственность по ст. 243 УК. В ней признается преступлением уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в размере, превышающем 1000 БВ (если сумма неуплаты меньше, то речь идет только об административном правонарушении, предусмотренном ч. 7 или 8 ст. 13.6 КоАП).

Установив, что уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в случае выплаты зарплаты «в конверте» является административным правонарушением вне зависимости от размера неплатежей и повторности, авторы проекта по существу упраздняют уголовную ответственность за такие действия в случае, если неуплата превысит 1000 БВ.

Возможно, авторы не ставили перед собой задачу декриминализации рассматриваемого нарушения. Но если они хотели «как лучше», то получилось «как всегда», что вряд ли можно признать удачным и соответствующим целям, преследуемым проектом.

Неплательщик в выигрыше?

Согласно проекту санкции за выплату зарплаты «в конверте» грозят только должностному лицу юрлица и ИП. Сам же работник, получающий вознаграждение в такой форме, будучи фактическим неплательщиком, согласно проекту не подлежит административной ответственности, хотя скорее всего знает, что участвует в неблаговидном деле. Иначе говоря, работник является соучастником (пособником, а то и организатором) административного правонарушения своего нанимателя. Но если в силу ч. 7 ст. 2.4 КоАП за пособничество работника нельзя привлечь к административной ответственности, то за организацию вполне можно — в соответствии с ч. 8 ст. 2.4 КоАП.

Соучастие неплательщика в выплате зарплаты «в конверте», повлекшей неуплату налогов, сборов в сумме, превышающей 1000 БВ, в настоящее время квалифицируется по ч. 4 или 6 ст. 16 и ст. 243 УК (организация (руководство) или пособничество в уклонении от уплаты сумм налогов, сборов).

Если проект будет принят, то указанные действия всех соучастников (и налогового агента, и неплательщика) не будут влечь уголовной ответственности, что вряд ли улучшит ситуацию с соблюдением налогового законодательства в Беларуси и едва ли совместимо с принципами справедливости и равенства граждан перед законом.

Другая новелла проекта — поощрительная норма, согласно которой работник освобождается от уплаты подоходного налога и обязательных страховых платежей в ФСЗН с выплаченных ему без отражения в учете доходов. Такое «прощение» государство дает, если у контролирующего органа имеется достоверная информация о факте выплаты доходов без отражения в учете (т.е. соответствующие действительности сведения получены не от работника), а также если гражданин дал письменное согласие на дачу по указанному факту свидетельских объяснений.

Эта норма призвана помочь изобличению недобросовестных налоговых агентов. Правда, из проекта не ясно, освобождается ли гражданин от уплаты налогов, если не сдержит свое обещание. Заметим, что сомнительно называть объяснения неплательщика «свидетельскими», ибо он — соучастник правонарушения.

Чтобы не оставить в накладе бюджет и ФСЗН из-за такого поощрения, авторы проекта перекладывают обязанность уплатить неуплаченные подоходный налог и обязательные страховые взносы на налоговых агентов, не отразивших в учете полученный доход плательщика. Полагаем, что эти новеллы, если они будут узаконены в Указе, подлежат включению в Налоговый кодекс.

Итак, предлагаемый проект далек от совершенства. Он порождает коллизии с действующими нормами, не указывая, как их разрешать, содержит положения, противоречащие заявленным целям, ставит вопросы, на которые нет ответа ни в нем самом, ни в действующем законодательстве. Поэтому проект нуждается в существенной доработке.

©