$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Запрещенные и наказуемые

21.04.2009

«ЭГ» уже рассказывала о семинаре, проведенном недавно МИД, Всемирной торговой организацией и Белорусской торгово-промышленной палатой и посвященном механизмам доступа на внешние рынки, а также инструментам торговой защиты и деятельности специмпортеров в условиях ВТО. Пожалуй, наибольший интерес участников вызвали правила применения в ВТО субсидий и компенсационных мер. Это и понятно. С одной стороны, ситуация на внешних рынках и рост протекционизма заставляют искать защиты в принципах свободного движения товаров. С другой стороны, субсидии давно стали важнейшим элементом белорусской экономической модели.

В тонкостях регулирования субсидий и компенсационных мер участникам семинара помог разобраться советник, главный специалист по правовым вопросам департамента торговых правил секретариата ВТО Джессе Крайер.

Если условия нерыночные

Под субсидией в ВТО подразумевается вмешательство государства, несовместимое с рыночными правилами и нормами добросовестной конкуренции, которое искажает ход международной торговли. Субсидия рассматривается как предоставление государством необоснованного преимущества на мировом рынке для одних предприятий перед другими. При этом не важно, каким образом такого рода льгота будет предоставляться и воплощаться в прибыль. Грант из бюджета; кредит из госбанка под близкий к нулю процент и на сверхдлительный срок; полное или частичное освобождение от налогов и таможенных пошлин; ценовая дотация; госзакупка или наоборот продажа государством товаров по завышенным ценам; иные схемы государственного вмешательства в деятельность компаний и их сделки с целью обеспечения кому-то преимущества — все это субсидии. Если же в сделке не присутствует государство, обеспечивая субъекту хозяйствования или отрасли одностороннюю выгоду, то, с точки зрения ВТО, субсидии нет. Однако сделка с участием только частных компаний тоже не всегда признается рыночной. Эксперты ВТО могут прийти к выводу, что субсидирование производится через приватную компанию, вынужденную выполнять, к примеру, какое-то дискриминационное требование государства.

Это не значит, что ВТО не признает любые действия правительства или местных органов власти по предоставлению преимуществ предприятиям или отраслям. Некоторые меры, скажем, импортные пошлины, бюджетные займы и кредиты госбанков, не считаются финансовой помощью, если условия выделения средств соответствуют рыночным. Исходя из этого же критерия приобретение государством акций субъекта хозяйствования может также признаваться субсидией или наоборот. Если правительство предоставит компании одинаковые льготы по продвижению ее товара не только на внешнем, но и на внутреннем рынке, то этот шаг обычно не вызывает у ВТО возражений: согласно ее правилам экспортное субсидирование связано только с поставкой товаров за границу. Отметим, что все ограничения субсидирования касаются международной торговли товарами, но не услугами.

Не антидемпингом единым

Однозначно запрещены в рамках ВТО экспортные и импортозамещающие субсидии — как раз те, которые весьма популярны у нас и служат поводом для периодических проблем со сбытом отечественных товаров в соседние страны.

Чтобы привлечь к себе внимание других членов ВТО и ее экспертов, субсидии должны быть специфическими, т. е. обладать какими-то выделяющимися из общего ряда нерыночными особенностями, которые не присущи мерам других государств, направленным на поддержку собственных товаропроизводителей. В принципе такого рода субсидии не запрещены, но потенциально наказуемы.

Если кто-то из членов ВТО сочтет, что в другой стране приняты нерыночные меры, ущемляющие интересы его товаропроизводителей, то он вправе начать компенсационное расследование. В ходе его надо доказать: во-первых, наличие у ответчика субсидии, т. е. участие в этих мерах государства, предоставление им финансовой помощи, специфичность мер поддержки и получение субъектом хозяйствования или отраслью конкурентного преимущества; во-вторых — количественный ущерб, нанесенный отечественному производителю спорной субсидией; в-третьих — причинно-следственную связь между этой субсидией и своими экономическими потерями.

Такой механизм сродни антидемпинговым разбирательствам, результатом которых может стать введение или увеличение компенсационной пошлины при ввозе товара на внутренний рынок. Однако такая пошлина решает проблему только субсидированного импорта на свою таможенную территорию. А если экономические потери страна несет на внешнем рынке, то приходится обращаться в Комиссию по урегулированию споров, возбуждать там дело по факту применения субсидий другим членом ВТО, требуя использования компенсационных мер и устранения нерыночной практики субсидирования.

Доказать негативный эффект и ущерб от субсидий очень непросто. Поэтому в рамках ВТО спорят лишь об очень больших субсидиях. Скажем, сейчас США и Евросоюз ведут тяжбу об экспорте самолетов «Боинг» и «Аэробус» на третьи рынки. Бразилия пытается убедить Комиссию в том, что субсидирование американским правительством производства хлопка занижает ее цену на этот товар на мировом рынке, прежде всего в Китае.

Долгое время страны с нерыночной экономикой были избавлены от такого рода разбирательств, поскольку их практика поддержки отечественных производителей зачастую вообще несопоставима с рыночной. Против таких стран применялись только антидемпинговые меры, с которыми, к сожалению, нередко сталкивалась и Беларусь. Однако в 2006 г. США начали 10 компенсационных расследований против Китая. Это спровоцировало ряд судебных споров о соответствии американского законодательства правилам ВТО. Канада, Австралия, Индия и другие страны последовали американскому примеру. В этой связи Д.Крайер сообщил участникам семинара, что Беларусь тоже должна опасаться не только антидемпинговых расследований, но и компенсационных мер.

Что общего у «Фиата» с МТЗ

Правила ВТО оказывают все более сильное воздействие на условия хозяйствования в нашей стране. Не только западные соседи, но и Украина уже вступили во Всемирную торговую организацию. Стремится туда и Россия — основной наш торговый партнер. Отставание от них в переходе на международные правила торговли чревато для Беларуси серьезными потерями.

Однако пока мы не готовы работать по нормам и принципам ВТО. Запрещенные ею экспортные субсидии и импортозамещение являются важнейшими элементами экономической политики белорусского государства.

На семинаре разбирались примеры из западной хозяйственной деятельности полувековой давности, которые звучат очень современно для Беларуси. Так, в 1956 г. правительство Италии решило субсидировать своих фермеров, льготируя покупку ими тракторов «Фиат». Такая увязка субсидии с приобретением только местных товаров вызвала разбирательство в рамках ГАТТ (Генерального соглашения по тарифам и торговле) — предшественника ВТО. Сегодня подобная ситуация повторяется в Беларуси и России, которые пока членами ВТО не являются. Немало явных и скрытых субсидий лежит в основе антикризисных мер правительства РФ на 2009 г. Есть они и у нас. Но субсидии отечественным производителям, в частности, сельхозтехники, вызывают нарекания, а порой и контрмеры между нашими странами и со стороны третьих стран.

Без труда узнаваема и практика предоставления налоговых кредитов и освобождения от уплаты ввозных пошлин в отношении оборудования для новых производств при условии экспорта инвестором не менее 60% своей продукции, которая также разбиралась на семинаре. Так работают белорусские СЭЗ. 25 новых членов ВТО получили переходный период, чтобы устранить эту практику. В некоторых странах, например в США, в СЭЗ экспортных субсидий нет. Вместо этого беспошлинно осуществляется импорт на территорию СЭЗ, а оттуда разрешается свободно продавать произведенную продукцию как за границу, так и на внутреннем рынке. Тогда не возникает увязки льгот с экспортом.

Правила ВТО позволяют заглянуть в будущее белорусской экономики, на подготовку к которому времени остается все меньше.

Николай ТОЛСТИК