$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ЗАПОВЕДНАЯ ПУЩА©

17.05.2013

Предложение депутата Людмилы Добрыниной о приглашении в Беларусь деловых людей, желающих найти место для спокойного и надежного хранения денег после конфискации банковских вкладов, нашло поддержку у Президента Александра Лукашенко. Действительно, почему бы не предоставить всем желающим возможность хранить свои деньги в отечественных банках и эффективно вкладывать капиталы в нашу экономику?

Речь идет о весьма лакомом куске: по данным McKinsey, общий объем финансовых активов в оффшорах составляет около 32 трлн. USD, что примерно равно ВВП Евросоюза и США вместе взятых. Сотой доли этих средств было бы достаточно, чтобы оплатить все проекты белорусских властей, погасить внешний долг и обеспечить сохранение нынешней социально-экономической модели — без приватизации и прочих реформ, чуждых нашему менталитету.

Теоретически можно представить наделение отдельных банков или территорий в республике иммунитетом от действия норм Налогового кодекса, Закона от 19.07.2000 № 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности», указов от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств», от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» и других нормативных правовых актов. Но на практике подобные привилегии будут выглядеть весьма забавно: в стране, где годами выстраивалась система всеобъемлющего контроля государства за любыми аспектами хозяйственной деятельности, вдруг параллельно начнет создаваться анклав для сокрытия денег, зачастую добытых с помощью махинаций, противозаконных операций и уклонения от уплаты налогов. Именно такие деньги два госбанка начнут принимать, не спрашивая об их источниках, не интересуясь личностью их владельцев, выполняя любые требования последних по проведению финансовых операций. Проще говоря, займутся легализацией доходов, полученных преступным путем, — лишь бы эти деньги «эффективно вкладывались» в белорусскую экономику.

ОСТАНОВКА за малым: уверить мир, что в Беларуси, в отличие от коварного Запада, можно держать деньги, будучи уверенными в их сохранности. Надо лишь сделать пару государственных банков соответствующими мировым стандартам и позволить пользоваться их услугами, в т.ч. и «нашим людям, не желающим показывать заработанные капиталы». Вот только поверят ли иностранные толстосумы (не говоря уже о местных), что здесь «никогда в жизни не залезут в чужой карман и не заберут чужие деньги, как это сделали демократы в Евросоюзе»? Наверно, их в этом убедят ст.ст. 53 и 54 НК, допускающие приостановление операций по счетам в банке и арест имущества плательщиков, многочисленные статьи наших УК и КоАП, предусматривающие за малейшие нарушения экономические санкции, включая конфискацию имущества, а также богатый опыт их применения на практике. Так что заверений в наилучших намерениях вряд ли хватит — доверие к оффшорам не вырастает в одночасье. Не случайно большинство из них — бывшие британские колонии или нынешние юрисдикции (Нормандские, Каймановы, Британские Виргинские острова, Гонконг, Вануату, Гибралтар, Кипр, Бермуды, Ангилья, Мэн, Джерси, Гернси). Веками британские короли и правительства получали кредиты от лондонского Сити, расплачиваясь привилегиями для отдельных территорий. Аналогично создавались оффшоры в голландских и французских колониях и ряде стран. Принципы построения оффшоров в осколках колониальных империй существенно отличаются от тех, на которых строятся свободные экономические зоны, парки и т.п., в т.ч. в Беларуси. Дело здесь не только в минимальном фискальном бремени (скажем, подоходный налог и налог на прибыль в Беларуси и так в 2–3 раза ниже, чем в ЕС и США). Главное — анонимность хранения и перемещения капитала. Для этого требуется целая система, включающая правовое регулирование (чаще всего — английское право), независимый суд, упрощенные процедуры регистрации, мягкие стандарты раскрытия информации, наличие соглашений об избежании двойного налогообложения с большим числом стран, развитая инфраструктура коммуникаций, финансовых и смежных услуг.

Поэтому попытки создать «внутренние оффшоры» (вроде приснопамятной особой зоны в Ингушетии) обычно бывают краткими и не слишком успешными. Они рассчитаны в основном на внешних пользователей, но мгновенно превращаются в инструменты уклонения от уплаты налогов, разрушая экономику страны, в которой существуют. К тому же в Беларуси или в России мало кто поверит, что государство откажется от права требовать и получать информацию о финансовых потоках. Неудивительно, что заявление премьер-министра РФ Дмитрия Медведева о создании взамен Кипра оффшора где-нибудь на Дальнем Востоке было воспринято в деловом сообществе с неприкрытой иронией. Впрочем, есть и другая идея — создать оффшор прямо в центре Москвы на базе Международного инвестиционного банка (МИБ). Сегодня уже мало кто помнит об этом наследии социалистической системы, созданном в 1970 г. для финансирования стран — участниц Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Между тем эта структура, участниками которой числятся Россия, Болгария, Вьетнам, Куба, Монголия, Румыния, Словакия и Чехия, по-прежнему не подконтрольна центробанкам этих стран, освобождена от всех налогов, пользуется дипломатическим статусом и иммунитетом от административного и судебного вмешательства. Осталось разобраться, какие операции МИБ может осуществлять, и попытаться привлечь деньги. Но шансов на реализацию этой идеи тоже немного — нельзя создать оффшор в отдельно взятом банке, игнорируя состояние бизнес-климата в целой стране.

ДО НЕДАВНИХ пор почти всех устраивало существование налоговых гаваней. Но времена изменились. Развитые страны, страдающие от долгового кризиса и рецессии, хотят репатриировать выведенные из активного оборота капиталы, чтобы направить их на развитие своих экономик. Сказалось и то, что оффшорная система не выдерживает груза ресурсов, выводимых из развивающихся стран, в т.ч. постсоветских, и направляемых на спекулятивные операции (по оценкам Всемирного банка, в оффшоры ежегодно поступает 1–1,6 трлн. USD из развивающихся и переходных экономик). Поэтому «священная корова» рыночных отношений — свободное перемещение капитала — загоняется в стойло строгого регулирования.

Главная претензия европейских властей к оффшорным юрисдикциям — анонимность зарегистрированных там компаний, которая позволяет уклоняться от налогов. Поэтому в Великобритании, Франции и Германии деятельность фирм, которые лишь зарегистрированы за рубежом, но ведут деятельность внутри страны, облагается повышенными налогами. Их примеру следует и Россия, где ставки налогов также увеличиваются, если бенефициары компании — получателя дохода скрываются. Отсутствие подобных норм в белорусском налоговом законодательстве сегодня выглядит по меньшей мере странно. Вслед за новой редакцией рекомендаций ФАТФ, где уклонение от налогов приравнивается к легализации преступных доходов, власти ЕС и США усилили нажим на оффшоры и любые юрисдикции, скрывающие источники происхождения капитала. Не успевают консультанты дать очередной совет, где прятать деньги, как их настигает очередное разочарование. В преддверии полного вступления в силу закона FATCA многие страны заключают с США соглашения о раскрытии информации о бенефициарах вкладов и операций. С 1 февраля т.г. в Швейцарии вступил в силу закон о предоставлении банками информации о счетах иностранных налогоплательщиков. Недавно власти Австрии и Люксембурга согласились пересмотреть правила сохранения банковской тайны. Сингапур (оффшором, кстати, не считающийся) и Германия подписали соглашение о предоставлении в кратчайшие сроки любой информации о немецком владельце счета.

Используя кризис на Кипре, а также масштабную утечку информации о владельцах оффшорных счетов, власти ЕС ведут массированное наступление на прочие налоговые гавани. Так что возможности укрываться от уплаты налогов на планете остается все меньше, а любой желающий ее предоставить столкнется с серьезным давлением. Возможен и такой вариант: с 2008 г. налоговики ФРГ и США неоднократно попросту покупали базы данных клиентов швейцарских, лихтенштейнских и других банков, чтобы выявить своих граждан, уклоняющихся от уплаты налогов.

Интересно, что Китай и страны Юго-Восточной Азии пока держатся в стороне от этой войны: для них утечка средств в оффшоры еще не стала особо актуальной. А потому местные финансовые центры чувствуют себя вполне благополучно.

ГОТОВА ли Беларусь, до сих пор находящаяся на отличном счету у международных организаций, борющихся с отмыванием денег, стать «бойцом» так интенсивно разрушаемой баррикады? Идея превращения отечественных госбанков в «прачечные» по хранению и отмывке грязных денег не так уж фантастична. Нам не привыкать эпатировать всех оригинальными решениями, так что репутационные потери не столь уж страшны. Но почти все соглашения об устранении двойного налогообложения, заключенные нашей страной, содержат статью о предоставлении налоговой информации. К тому же одно дело в порядке эксперимента выкручивать конечности своей экономике, а другое — вступать в открытую конфронтацию с крупнейшими странами мира, особенно в столь болезненном для них сегодня вопросе, ради весьма призрачной надежды на приток капиталов сомнительного происхождения. Последние события показывают, что вопреки древнему афоризму деньги порой тоже пахнут…

Леонид ФРИДКИН
 
 
 
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Каймановы острова попросили Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии включить их в пилотный проект автоматического обмена налоговой информацией G5.

G5 включает в себя Германию, Испанию, Италию, Великобританию и Францию, которые подписали совместное письмо в адрес еврокомиссара по налоговой политике Альгирдаса Шеметы о желании ввести автоматический обмен налоговой информацией для целей борьбы с налоговыми гаванями и оффшорами. Этот проект G5 основан на использовании механизмов и возможностей использования межправительственных соглашений с США для целей выполнения FATCA в едином формате.

Казначейство Великобритании ведет переговоры со своими заморскими территориями по автоматическому обмену налоговой информацией. Такой обмен не требует направления запроса или соблюдения каких-либо формальностей для получения конфиденциальной информации, включая банковскую тайну, от государства нахождения такой информации.

С июля сокрытие доходов от уплаты налогов будет считаться преступлением и в Сингапуре. А потому иностранцы, годами переводившие в эту страну незадекларированные средства, столкнутся с большими проблемами. Общему примеру последует и Люксембург, который с 2015 г. начнет обмениваться с другими странами ЕС информацией о владельцах счетов в местных банках.

По оценке McKinsey, из-за мер, направленных на ослабление банковской тайны, в 2008–2012 гг. активы под управлением подразделений private banking и оффшорных структур в Западной Европе сократились на 2%, а в Азии увеличились на 15%, до 8 трлн. USD. Например, по данным Bloomberg, с 2001 г. в Сингапуре объем подобных активов вырос в 5 раз, до 1,1 трлн. USD. Однако нажим на оффшоры растет, особенно со вступлением в силу в США закона FATCA, предусматривающего налогообложение зарубежных счетов и требующего от зарубежных финансовых институтов сообщать налоговым властям США информацию о счетах их американских клиентов и выплате процентов по ним.