$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Замкнутый круг медицинской практики

08.04.2016

Отмена лицензирования для государственных медучреждений и ее сохранение для частных медицинских компаний Указом Президента от 26.11.2015 № 475 вызвала бурную дискуссию в деловом сообществе. Одно из самых болезненных и спорных требований Указа – наличие у медработников с высшим или средним медицинским образованием в частных фирмах первой или высшей квалификационных категорий. Это не позволяет принимать на работу специалистов более низких квалификационных категорий и выпускников учебных заведений.

Хотя ст. 13 Конституции гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности, в реальности к частным компаниям предъявляются совсем иные требования. Минздрав объясняет это тем, что государственные медучреждения находятся под постоянным контролем, которого нет у частников. А потому их следует лицензировать.

С подобным утверждением трудно согласиться – ведь частные медучреждения проверяют постоянно. Кроме того, для них предусмотрены весьма жесткие требования и условия получения лицензий. Причем последних можно лишиться, если будут выявлены грубые нарушения законодательства о лицензировании, лицензионных требований и условий. А это зачастую равносильно ликвидации организации. В частности, такими грубыми нарушениями являются несоблюдение лицензионных требований и условий, установленных в подп. 322.2 и 322.3 п. 322 Положения о лицензировании от­дельных видов деятельности, утв. Указом от 1.09.2010 № 450, отсутствие медицинской документации, наличие и ведение которой требуется для выполнения работ и (или) оказания услуг.

Минздрав отвечает за состояние здравоохранения в стране и является лицензирующим органом в этой сфере. Одновременно ему подчинены государственные учреждения здравоохранения, за результаты деятельности которых он отвечает. Объективен ли он в отношении частных компаний, конкурирующих с госучреждениями, которые, среди прочего, оказывают и платные услуги? Воз­можно, изменения в Указ № 450 в значительной степени этим и вызваны?

Согласно подп. 1.1 п. 1 Положения о порядке присвоения квалификационных категорий медицинским и фармацевтическим работникам органов, уч­реждений и предприятий здравоохранения системы Министерства здравоохранения Рес­публики Беларусь,  утв. приказом Минздрава от 19.08.1998 № 232 (далее – Положение № 232), присвоение квалификационных категорий проводится в целях оценки профессионального уровня работников и является формой материального и морального стимулирования их труда, обеспечивающей связь уровня квалификации и оплаты труда. Относится этот порядок только к работникам учреждений системы министерства, а присвоение категорий осуществляется по инициативе работника и руководителя учреждения здравоохранения. Тут возникает правовая коллизия.

Инструкция о порядке при­своения (снижения, лишения) квалификационных категорий медицинским, фармацевтическим работникам и иным работникам здравоохранения, утв. постановлением Минздрава от 22.12.2008 № 232, также предполагает добровольность аттестации. Получается, что оба этих нормативных акта говорят о том, что наличие той или иной квалификационной категории работника не может служить достаточным основанием для найма на работу или увольнения. Эти вопросы регулируются законодательством о труде и коллективными (трудовыми) договорами.

Присвоение специалистам квалификационных категорий производится в порядке, определяемом коллективным договором, соглашением или нанимателем в соответствии с квалификационными характеристиками должностей специалистов, предусмотренных п. 14 Единого квалификационного справочника должностей служащих (ЕКСД), утв. постановлением Минтруда и соцзащиты от 2.01.2012 № 1. Таким образом, законодательство о труде оп­ределяет общий порядок, цели и требования для присвоения квалификационных категорий в соответствии с квалификационными характеристиками, а также приоритетность локальных нормативных актов.

Интересно, что индивидуальный предприниматель со средним специальным медицинским образованием может заниматься медицинской деятельностью при наличии любой квалификационной категории. Если же он захочет создать для этого юридическое лицо, ему потребуется высшая или пер­вая категория. А специалисты, получившие медицинское об­разование за свой счет, в т.ч. за рубежом, вообще не смогут работать в частной медицинской организации в РБ. Даже если они учились в России, с которой имеется Договор о взаимном признании документов об образовании.

Для получения первой категории требуется стаж работы по специальности 5 лет и время работы по 2-й квалификационной категории в одной должности (перед присвоением) не менее 3 лет; для высшей категории – стаж не менее 8 лет и время работы по 1-й квалификационной категории не менее 3 лет. Но наработать стаж для получения категорий можно только в государственном медучреждении. Видимо, качество медицинского обслуживания при создании таких норм никого не заботило.

Предварительный подсчет по­казал, что частным медорганизациям придется уволить 25% врачей, 38% зубных техников, 52% медицинских сестер. Всего – около 3–3,5 тыс. человек. В то же время, по данным Минтруда, на начало января 2016 г. в стране имелись вакансии лишь 825 ставок врачей и чуть более 600 – медсестер, вакансий же зубных техников не было вовсе.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, нормы о лицензирования медицинской деятельности не согласуются с законодательством о труде и здравоохранении. Казалось бы, столь серьезные противоречия между НПА должны устраняться. Однако ни одно из ведомств, причастных к разработке проекта Указа № 475, не желает проявить инициативу и предложить внести коррективы в этот документ – ведь такой шаг равносилен признанию своих недоработок. Обеспокоены ситуацией только бизнес-союзы. Они стучатся во все инстанции, но повлиять на ситуацию не в силах.

В соответствии со ст. 158 Закона «О конституционном судопроизводстве» основанием для возбуждения производства яв­ляются поступившие в Кон­ституционный Суд (КС) обращения государственных органов, иных организаций, а также граждан, в т.ч. ИП, содержащие информацию о наличии в НПА пробелов, коллизий и правовой неопределенности. Поэтому биз­нес-сообщество направило заявление в КС об исключении названных коллизий. Однако в ответе, подписанном начальником Сек­ретариата КС, сообщается, что суд в этом случае таких коллизий не нашел. Круг замкнулся?

Автор публикации: Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь